Могут ли музеи перейти в частные руки?

Надо ли привлекать бизнес для их сохранения или же только государство сможет оставить потомкам памятники в должном виде?

Могут ли музеи перейти в частные руки?

Петергоф. В этом году исполняется 100 лет с момента национализации дворцово-парковых ансамблей: Павловска, Петергофа, Царского Села, Гатчины и создания на их базе музейных комплексов   / Фото ИНТЕРПРЕСС.РУ

В России насчитывается свыше ста тысяч объектов культурного наследия. Сейчас активно обсуждается — надо ли привлекать бизнес для их сохранения или же только государство сможет оставить потомкам памятники в должном виде?

Состояние этих памятников очень разное. Есть те, что прекрасно сохранились, в их реставрацию вкладываются огромные деньги, туда ходят толпы экскурсантов. А есть те, которым до исчезновения — один шаг. Они лежат в руинах и ждут кого-то, кто их восстановит и явит миру их былую красоту и величие. Кто это будет — государство или частник, — сейчас активно обсуждается. В стране хватает как сторонников участия бизнеса в сохранении культурного наследия, так и противников, считающих, что только государство сможет оставить потомкам памятники в должном виде.

ОПАСЕНИЯ ЕСТЬ

Исторический опыт предоставляет аргументы обоим лагерям. В прошлом страны было немало случаев, когда частные лица не только отменно заботились о доставшихся им ценностях, но и создавали новые. А были иные случаи, когда только вмешательство государства спасало исторический объект от уничтожения.

Кстати, в этом году сразу несколько музейных жемчужин России — Павловск, Петергоф, Царское Село, Гатчина — отмечают столетние юбилеи. В 1918 году императорские резиденции вместе со своими прекрасными дворцами и парками превратились в музеи: 21 января нарком просвещения Луначарский подписал указ об их организации. А 28 марта — 100 лет назад — Совет народных комиссаров Петроградской трудовой коммуны издал декрет о национализации дворцово-парковых ансамблей Петергофа, Павловска, Царского Села (ныне Пушкин), Гатчины и Ораниенбаума (ныне Ломоносов) и создании на их базе музейных комплексов. И это спасло памятники. Уже в мае — июне 1918 года они были открыты для публики. После революции погибло множество уникальных дворцов, усадеб. Но государство сказало: стоп, так нельзя. И все последующие 70 лет именно оно заботилось об охране культурного наследия.

Теперь страна другая: в ней снова появился частный бизнес, и он проявляет интерес к памятникам. Тем более что законы позволяют их приватизировать, брать в аренду или получать в безвозмездное пользование. Тут же появились примеры того, как инвесторы перестраивали здания, чтобы разместить в них гостиницы или рестораны. А порой и вовсе сносили их, чтобы расчистить место под новое строительство.

В прошлом страны было немало случаев, когда частные лица не только отменно заботились о доставшихся им ценностях, но и создавали новые»

Беспокойство за судьбу архитектурных жемчужин и исторических мест сформулировалось в законопроекте, который внесли в Госдуму депутаты из Ингушетии: они предложили передавать объекты культурного наследия в частные руки только с согласия местных парламентов. По их мнению, это станет дополнительным препятствием на пути тех, кому не дорого культурное наследие.

«Может возникнуть вероятность, что объекты, имеющие уникальную ценность, могут попасть в руки недобросовестных организаций в рамках действующего законодательства, — объяснили свои мотивы ингушские народные избранники. — В последующем эти памятники могут стать объектами свободных рыночных отношений».

В общем, опасения есть. Но есть и тысячи гибнущих исторических мест, до которых у государства не доходят руки. Так есть ли выход?

В 1974 году Ропшинский дворец в поселке Ропша (Ленинградская область) был еще целым. Сегодня он пребывает в руинах / Фото ИНТЕРПРЕСС.РУ, Витольда Муратова/Commons Wikimedia

БИЗНЕС БЕЗ ПРИБЫЛИ

Генеральный директор Государственного музея-заповедника «Петергоф» Елена Кальницкая в процветание памятников, переданных в частные руки, не верит. Во всяком случае, в нынешних условиях. «Я убеждена, что прибыль из памятника не извлечь, — вздохнула она. — Поэтому претендовать на владение им можно только в одном случае: если человек готов тратить деньги, чтобы сохранить культурное наследие».

Попыток в том же Петергофе было множество. Кальницкая, как и многие директора до нее, пыталась возродить Ропшинский дворец, некогда принадлежавший императорской семье. Именно здесь погиб Петр III. Это здание с парком, несмотря на то что входит в состав Всемирного наследия ЮНЕСКО, пребывает в руинах. Директор подумывала о чем-то вроде государственно-частного партнерства, но эксперты, приехавшие в Ропшу, пришли к выводу: прибыль там получать неоткуда, а без нее бизнесу делать нечего. Ни ресторан, ни гостиница в Ропше не будут пользоваться спросом. В итоге предложили создать там… дом престарелых.

«В районе Петергофа множество памятников, их можно было бы отдать в частные руки, но частный бизнес должен что-то от них получить, это должно окупаться, продолжила она свою мысль. — Это трудно: мало того, что расходы колоссальные, надо еще знать законы, использовать только лицензированных реставраторов. Поэтому передача в частные руки чаще всего оборачивается бедой: люди хватаются, а потом остаются одни, им никто не помогает. Что-то может измениться, но для этого придется изменять законодательство. Людей с деньгами, богатых корпораций немало, и они готовы помогать музеям. Но одно дело помогать и совсем другое — брать в собственность или аренду».

ГРАДОЗАЩИТНИКИ ПОМОГУТ

«По большому счету, памятнику не важно, кто им владеет, государство или частное лицо, — уверена директор Государственного музея-заповедника «Павловск» Вера Дементьева. — Законы одинаковые для всех, и ограничения одинаковые. Но нужен жесткий контроль — не только и не столько чиновничий, сколько общественный. Я думаю, мы спасем многие усадьбы, если передадим их в частные руки. Это не универсальный метод, но может сработать».

Она много лет возглавляла петербургский Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры. Так что изучала ситуацию и как чиновница, и как музейный работник. «Надо научиться жить с мыслью, что не все частные собственники грабители и бандиты, — говорит Вера Дементьева. — Государство никогда само не справится со всем реставрационным объемом. В Москве уже сделали аренду памятников за 1 рубль, пока частникам передано 20-30 объектов, но это уже хоть что-то!»

Сегодня в России ежедневно погибает один памятник, напомнила она, и каждую такую потерю невозможно оценить. Поэтому времени на раскачку у России нет: «Нам надо не топтаться на месте, нам надо перенимать весь имеющийся в мире опыт, привлекать Общество охраны памятников, градозащитников».

Директор Павловска напомнила также о духе и букве закона об объектах культурного наследия, в котором записана обязанность всех и каждого это наследие сохранять: «Сейчас это дело лишь кучки чиновников и кучки градозащитников — а этим должны заниматься все! Каждый шаг — технологии, проектирование, реставрация — должен делаться под контролем общественности».

Собственно, идея прозрачна: если будет эффективный контроль за сохранением памятников, то какая разница, кому они принадлежат? «А понять, какой памятник можно отдать в частные руки, а какой нельзя, несложно, — улыбнулась Вера Дементьева. — Нужно выяснить, не что инвестор собирается с ним сделать, а как. И если видно, что запланированная гостиница в это здание никак не вписывается, отдавать не нужно».

В Павловске уже есть хороший опыт: крепость Бип. Этот небольшой замок Павла I частный инвестор взял в аренду на 49 лет, провел колоссальный объем работ, сделал там отель и ресторан. «Я, честно говоря, не верила, что ему это удастся, думала, он плюнет, не выдержит, — призналась директор. — А он сделал! И не только саму крепость, там были огромные ландшафтные работы».

По ее мнению, передача объектов культурного наследия в частные руки возможна по такой схеме: во-первых, аренда с обременением и четкими сроками выполнения реставрационных работ. Во-вторых, зачет в арендных платежах затрат на реставрацию — то есть, выполнив все работы, арендатор надолго освобождается от платы за пользование объектом. И наконец, возможность выкупа памятника с учетом понесенных затрат. «Но тут, конечно, возникает масса возможностей для манипуляции с этими затратами, — предостерегла она. — Что в них засчитывать, в каком размере. Поэтому такой подсчет должен производиться под контролем общественности».

Крепость Бип в Павловске частный инвестор взял в аренду на 49 лет и привел ее в порядок / Фото ИНТЕРПРЕСС.РУ

ДЕЛО ДЛЯ ПАТРИОТОВ

Сторонником передачи памятников в частные руки выступила и директор Государственного музея-заповедника «Царское Село» Ольга Таратынова: «Если бы было бесконечное финансирование, то можно было бы провести все реставрационные работы, но кошелек имеет конечные объемы, и со всем государству не справиться. Так что в частниках ничего страшного нет, но должен быть четкий перечень предметов охраны, и их будущий владелец обязан сохранять. Следить за этим нужно очень жестко. Потому что когда доходит до ремонтных работ, эти господа часто забывают красивые фразы о сохранении культурного наследия, которые они произнесли, и у них включается калькулятор. Реставрация — это очень дорого, и они экономят. Вот за этим надо очень жестко следить».

Она считает, что здания, построенные для государственных целей, например под министерство, отдавать в частные руки не стоит: у нового владельца будет велик соблазн сделать там гостиницу или жилье. А это потребует перестройки, так как меняется функция здания. Зато частные особняки, усадьбы отдавать частникам можно и нужно.

«Но они должны осознавать: это потребует от них больших вложений, и если объект находится где-то в провинции, то затраты никогда не окупятся, — предупредила потенциальных инвесторов директор Царского Села. — Тут людьми могут руководить только патриотические чувства или семейная история. Лишь энтузиасты могут этим заниматься. А государство могло бы им помочь, сделав программу возрождения усадеб, подразумевающую, в том числе, и создание инфраструктуры, например строительство дорог. К некоторым усадьбам ведь нельзя проехать!»

О государственно-частном партнерстве в Царском Селе думали: хотели с его помощью возродить бывшие императорские теплицы, поместить туда всю коммерческую деятельность — кафе, рестораны, сувенирные лавки, даже подземную парковку хотели устроить. Чтобы там были не руины, а живая площадка, плюс музей имел бы доход от аренды. Но инвесторов оттолкнула неясность с судьбой земли. Ведь они хотят вкладывать деньги в то, что в конечном итоге станет их собственностью, а с музейной землей это невозможно. «Так что при нынешнем законодательстве подобные проекты не получатся», -вздохнула Ольга Таратынова.

Государство никогда само не справится со всем реставрационным объемом. В Москве уже сделали аренду памятников за 1 рубль, пока частникам передано 20-30 объектов, но это уже хоть что-то»

ОПЫТ ЕВРОПЫ

А вот с чем согласны директора всех трех музеев, отмечающих в этом году свое столетие, так это с тем, что России надо перенимать западный опыт сохранения памятников. Больше всего им импонирует система трастовых фондов, принятая в Англии, Франции, Германии и других странах. Они возникли как раз потому, что содержать старинные поместья очень дорого, не всем владельцам, получившим их по наследству, это по карману. Ведь требования на Западе жесткие: там даже оконные рамы нельзя заменить на новые, и никого не волнует, что хозяевам дует.

«Но, давая такое обременение, государство платит собственнику, помогает в реставрации, — отметила Ольга Таратынова. — Мы же сейчас все проблемы взваливаем на частника, никто ему не помогает».

«В Англии трастовые фонды требуют, чтобы хозяин и сам извлекал доход из своего имущества, — добавила Елена Кальницкая. — Помню, был один очень показательный случай: у трех старушек сгорело поместье. Им обещали поддержку, если они придумают, как получать прибыль из их исторической недвижимости. В итоге одна сделала музей Элтона Джона — она его большая поклонница, вторая сделала выставку-продажу кукольных домиков, третья — музей Камасутры. Плюс, конечно, они сдают помещения под свадьбы, банкеты. Я бы, конечно, не отдала Ропшу под музей Камасутры. Но в Европе не боятся придавать памятникам функции торгово-развлекательно-концертных центров — там и едят, и слушают музыку, и делают покупки. Развлекательная составляющая — не всегда плохо. Нельзя же в каждом старом здании вокзала сделать музей Орсе».

«Трастовые фонды уже прекрасно себя зарекомендовали в Англии, Франции, Германии, — категорична Вера Дементьева. — Но их управление должно быть не чиновным. Я уверена, что там пригодились бы многие известные люди, переживающие о сохранении культурного наследия. Туда могли бы войти и градозащитники. У нас есть крепкое градозащитное движение, его голос слышен — этих людей можно задействовать в общественном контроле, в наблюдательных советах трастовых фондов… У нашего наследия уже нет времени на пробы и ошибки!»

Владимир МЕДИНСКИЙ
Владимир МЕДИНСКИЙ министр культуры РФ Сохранить брошенные и разрушающиеся усадьбы можно только при помощи частных инвестиций. об этом заявил министр культуры РФ Владимир Мединский на встрече с членами Ассоциации владельцев исторических усадеб. «Усадебный мир России является нашим национальным и культурным достоянием, таким же как замки в Шотландии или Германии. То, что есть люди, которые возрождают наследие, — это действительно уникальное явление, но, к сожалению, единичное в силу того, что государство это поощряет недостаточно активно», — отметил министр. И напомнил, что сейчас существует практика передачи памятников в аренду за минимальную цену и на длительный срок. По его словам, чтобы эта практика работала более эффективно, нужны налоговые послабления. «Необходимо освобождать восстановленные памятники от налогового бремени, потому что владелец памятника должен тратить деньги не на налоги, а на его содержание», — заявил он. При этом Владимир Мединский считает, что все усадьбы, кроме тех, где располагаются государственные музеи, должны быть переданы частным владельцам, потому что «это единственный способ их возрождения».

Санкт-Петербург

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 215

07.03.2018 21:05

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...