Лексус и Вован признались, что они занимаются разведкой

Тема: Всероссийский молодежный форум Государственной Думы

Самые известные российские пранкеры рассказали «Парламентской газете», зачем нужны телефонные розыгрыши

Лексус и Вован признались, что они занимаются разведкой

Вован (Владимир Кузнецов) и Лексус (Алексей Столяров) .Фото: REUTERS/Sergei Karpukhin

Лексус (Алексей Столяров) и Вован (Владимир Кузнецов) буквально за пару лет стали неотъемлемой частью альтернативной публичной дипломатии России. Их респонденты — президенты, премьеры, министры, губернаторы, депутаты и звёзды шоу-бизнеса. Впрочем, только телефонными розыгрышами их деятельность не ограничивается: в июне ребята были избраны членами Экспертного совета по развитию информационного общества и СМИ в структуре Молодёжного парламента при Госдуме. В качестве представителей совета Лексус и Вован стали участниками и Всероссийского молодёжного форума Государственной Думы. Известные российские пранкеры рассказали «Парламентской газете», зачем нужны телефонные розыгрыши.

- Почему вы решили заняться телефонными розыгрышами, то есть пранками?

Лексус (Л): Сам термин «пранк» в России появился в начале 2000-х годов. Ребята со всей страны звонили различным «городским сумасшедшим» и звёздам шоу-бизнеса, а затем потешались над неадекватной реакцией своих респондентов. В начале 2010-х это течение практически прекратило своё существование, а пранкерами пресса стала называть всех, чья деятельность хоть каким-то образом связана с телефоном. Позднее пранкерами стали обозначать и тех, кто занимается видеорозыгрышами — просто слово стало модным, а содержание размылось.

Вован (В.): Мы же увлеклись пранком в конце 2000-х. Изначально это было лишь развлечение, и мы не думали, во что оно выльется. Нас заинтересовала «обратная сторона» жизни звёзд шоу-бизнеса. Истинное поведение так называемых «селебритис» диссонировало с образом «белых и пушистых» артистов, рассказывающих о морали и нравственности по телевизору — своё нутро они показывали как раз в таких неформальных телефонных разговорах. Но шоу-бизнес нам очень быстро надоел. В 2011 году каждый из нас начал заниматься политическим пранком. Познакомились мы в 2014 году и чуть позже решили делать совместные громкие политические пранк-расследования. Мы стараемся открыть людям правду о тех, кто принимает политические решения и в чьих руках находятся судьбы целых стран, а также вывести «на чистую воду» аферистов из различных сфер жизни.

- Как вы находите героев для своих пранков?

Л.: Мы ориентируемся на громкие инфоповоды в СМИ, сейчас — в первую очередь на международную повестку. Нам это интересно из-за постоянной «истерии» вокруг России с обвинениями нашей страны чуть ли не во всех смертных грехах. Хочется узнать, что на самом деле движет иностранными политиками, есть ли у них хоть какие-то доказательства, например, допинговых скандалов или того же вмешательства нашей страны в выборы в США.

- Как вы готовитесь к пранкам — репетируете? И конечно, откуда берёте контакты первых лиц?

В.: Подготовка занимает разное время, в зависимости от сложности темы, от того, кого мы собираемся разыграть. Тут работа схожа с журналистской. Если наша «жертва» — звезда шоу-бизнеса или депутат — выходы на такого человека найти довольно просто. Контакты есть в обычных журналистских базах, нам помогают коллеги из СМИ. Остаётся продумать «легенду», вопросы абоненту, рассчитать, какую информацию мы хотим получить. Всё это можно сделать в течение дня. Другой уровень — иностранные чиновники и президенты. Здесь на всё может уйти несколько недель.

Л.: Некоторые медиа и публичные лица (в основном оппозиционеры или украинские политики) рассказывают, что у нас есть штат советников и нашу деятельность обеспечивают целые отделы на Лубянке. Вован и Лексус якобы лишь «вершина айсберга» и звания у них не ниже полковников ФСБ. На самом деле наш «отдел» ограничивается лишь нами двумя, всю информацию мы ищем самостоятельно. Кто-то считает, что телефоны не то что президентов, но даже мэров и губернаторов без помощи спецслужб найти невозможно. «Вам даёт номера ФСБ! Как можно знать мобильный конгрессмена?» — слышим мы порой.

Многие не понимают, что прямые номера телефонов политиков нам часто и не нужны. На Западе не принято так просто, не предупреждая заранее, звонить на прямой номер политика, пусть ты даже президент другой страны (кроме случаев, если вы давно знакомы лично). Все подобные разговоры проходят предварительное согласование. Вы должны связаться с помощниками нужного человека, написать запрос, где будут указаны темы беседы, предложить удобное время, оставить обратные контакты и т. д. Запрос рассмотрят и дадут ответ. Эти согласования могут длиться и пару часов, и недели. В финале ваш звонок внесут в расписание политика, он сам подготовится, и вам сообщат номер, по которому нужно звонить в назначенное время. То есть идёт рутинная дипломатическая работа: деловая переписка, согласования и тому подобное.

- Тяжело ли вам обманывать людей?

В.: Иногда только таким образом можно получить необходимую информацию. Разведчики тоже обманывают. Мы же занимаемся гражданской разведкой. Наша позиция такова: не навредить, не перейти грань, чтобы не испортить отношения России с другими странами. Вся наша деятельность в области политического пранка направлена на то, чтобы как-то помочь России на международной арене.

- Кого бы вы не разыграли никогда?

Л.: Не стали бы звонить больным людям. А из политиков — например, Ким Чен Ыну. С ним, конечно же, было бы очень интересно поговорить, но мы боимся, что после этого по приказу северокорейского лидера сотрудников его аппарата, пропустивших наш звонок, приговорят к расстрелу.

- Расскажите о самом интересном, курьёзном пранке.

В.: Мы уже давно не выделяем какие-то отдельные пранки. Относимся к ним с профессиональным хладнокровием. Самые громкие и общественно-важные истории мы описали в нашей книги «Вован и Лексус: По ком звонит телефон».

Но можно вспомнить, к примеру, историю конца 2015 года, когда лидеры крымско-татарского Меджлиса Мустафа Джемилев и Ленур Ислямов, думая, что говорят с украинским министром Арсеном Аваковым, признались нам, что это они организовали подрыв ЛЭП в Херсонской области, из-за чего был обесточен Крым. Также они назвали имя человека, который привёз снаряды для подрыва ЛЭП. Эти материалы впоследствии были приобщены к уголовному делу о диверсии в Крыму. 

Л: Если брать юмористические пранки, то можно вспомнить американского конгрессмена Максин Уотерс — защитницу Лимпопо. От лица премьер-министра Украины Владимира Гройсмана мы выразили надежду, что Вашингтон и Киев наложат новые ограничения на Россию, потому что она вмешалась во внутреннюю политику Лимпопо, где русские хакеры якобы атаковали серверы во время выборов. Трудно было не засмеяться, когда она рассказывала: «Я сидела в конгрессе, и мой телевизор сам по себе вдруг переключился на Russia Today, и я десять минут смотрела пропаганду Путина!». Пожалуй, это был единственный случай такого гиперболизированного безумия. Посмотришь на эту даму — и страшно на самом деле.

- Кому следующему готовиться к розыгрышу?

В.: Хотелось бы дозвониться до лидеров США, Германии, Франции — Трампа, Меркель, Макрона. Но это очень и очень сложно…

Л.: Однако, чем чёрт не шутит!

Просмотров 8395

20.11.2017 00:00



Загрузка...

Популярно в соцсетях