Краснокнижные растения предлагают изучать в школе

Сенаторы попросят сделать на уроках акцент на региональной редкой флоре

12.05.2023 00:00

Автор: Людмила Глазкова

Краснокнижные растения предлагают изучать в школе
  © Игорь Самохвалов/ПГ

Предотвратить вымирание одного миллиона видов живых организмов и сохранить к 2030 году природу на 30 процентах суши и моря планеты договорились в прошлом году на 15-й конференции ООН по биоразнообразию 196 стран, в том числе и Россия. В преддверии Международного дня охраны здоровья растений, который отмечается 12 мая, мы выяснили, как берегут российские леса и их биоразнообразие, зачем ужесточили наказание за уничтожение краснокнижных растений и как научить россиян узнавать редкую флору.

Лесистость растет, а лесозащита нет

Эксперты ООН бьют тревогу, утверждая, что «сеть жизни» изнашивается и до 40 процентов поверхности суши деградировали и непригодны для обитания местных видов живых организмов. Изменение климата из-за выбросов парниковых газов, агрессивная антропогенная деятельность и загрязнение окружающей среды грозят исчезновением более чем одному миллиону видов, причем уже в ближайшее столетие планета может потерять 40 процентов видов насекомых и 20,3 тысячи видов растений.

Поскольку более половины мирового ВВП зависит от природы, а 4/5 рациона человека составляют растения, Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН предупредила, что такая ситуация создает риски дефицита продуктов и глобального голода.

Сокращение биоразнообразия, уменьшение количества видов растений, усиление деградации земель — эти угрозы названы главными и в Стратегии экологической безопасности России на период до 2025 года.

Визитная карточка нашей страны — лес, который составляет пятую часть мировых лесов, занимая 1,2 миллиарда гектаров, или 45 процентов площади России. Это не только легкие планеты, но и родная среда обитания множества видов флоры и фауны. Защитить лес — значит защитить наше будущее.

«Лесистость страны растет, — рассказал главный научный сотрудник Института лесоведения РАН, член-корреспондент РАН Андрей Сирин. — Десятки миллионов гектаров невостребованных пользователями сельхозземель зарастают березняком, сероольшаником, сосняком. Раньше их часто уничтожали, хотя они могли бы сыграть неоценимую роль для гидрологии, климата, рекреации, формирования благоприятной среды жизни населения и производства сельхозпродукции. Это же потенциальная база для плантационного лесоразведения и замены других лесов, которая способна внести особый вклад в связывание углекислого газа в атмосфере и смягчение изменений климата».

Лесная растительность двигается на север, вверх в горы, отметил ученый. По данным Института лесоведения, зарастают лесами и некоторые болота — это тоже результат потепления климата, особенно в высоких широтах. Из-за усиления его несбалансированности, изменения режима осадков повышается вероятность природных пожаров, появления инвазивных видов растений и их вредителей — тех, которые полностью уничтожают прежде обитавшие виды.

Вместе с этим усиливается и опустынивание, особенно на юге. Поэтому остро стоит вопрос о мелиоративных лесных насаждениях, заявила научный сотрудник Южного научного центра РАН Татьяна Соколова: «Недостаток влаги и широкое освоение территории под агропромышленный комплекс приводят к деградации естественной растительности. А лесозащитные полосы сохраняют агроландшафты, ставят барьер пыльным бурям, увеличивают устойчивость экосистемы».

Восстанавливаем больше, чем теряем

В России уникальная система территориальной охраны природы формировалась не одно столетие. Сейчас она включает особо охраняемые природные территории национального, регионального и местного уровня. Их, по данным Росстата, 11 931 общей площадью 242,1 миллиона гектаров, или 14,14 процента территории страны. Из них 300 — федерального, 10 625 — регионального и 1006 — местного значения. Внутри таких территорий запрещена хозяйственная деятельность. Это снижает как риски для флоры и фауны, так и опасность загрязнения воздуха и воды.

«Большие площади дикой природы у нас находятся в основном в зонах тайги, лесотундры и тундры, в высокогорьях, — напомнил первый зампред Комитета Госдумы по экологии, глава Всероссийского общества охраны природы Вячеслав Фетисов. — Во многом это уникальные природные территории и ландшафты, очень ценные с точки зрения биоразнообразия и весьма ранимые, потому что северная природа крайне медленно восстанавливается после любых нарушений. И если мы их утратим, то навсегда. Поэтому очень важно их сберечь. Для этого нужно, первое, развивать систему особо охраняемых природных территорий и, второе, повышать эффективность хозяйства на староосвоенных землях».

Есть у нас также водно-болотные угодья международного значения, режим которых определен обязательствами России согласно Рамсарской конвенции. Это 35 территорий, разбросанных по всей стране.

Всего же разными форматами защиты экосистем и биосферы охвачено 25 процентов территории России, отметил спецпредставитель президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта Сергей Иванов на встрече с главой государства 1 февраля. Это заказники, памятники природы, дендрологические и национальные парки, ботанические сады и заповедники.

© Игорь Самохвалов/ПГ

Богатая российская флора

Не брошена на произвол судьбы растительность и за пределами заповедников — в резервных, защитных и частично в эксплуатационных лесах, заверил замдиректора ВНИИ лесоводства и механизации лесного хозяйства академик Сергей Родин. «Здесь тоже идет достаточно эффективное непрерывное динамическое сохранение древесных растений и видов растений, связанных с лесными экосистемами».

Защита биоразнообразия — цель нацпроекта «Экология», на финансирование которого в 2023 году выделено 280 миллиардов рублей, напомнил академик. «Отечественная флора — одна из самых богатых в северном полушарии. У нас встречаются свыше 25 тысяч видов растений и 11 тысяч видов грибов. Грибы — отдельное царство. По оценкам ученых, число их видов в России может быть вдвое больше и составлять около трети мирового биоразнообразия», — считает Родин.

По его словам, одна из основных задач — сохранение редких и находящихся под угрозой исчезновения видов животных, растений и грибов. Тут не переоценить роль федеральной и региональных Красных книг. Так, в Красную книгу РФ внесено 676 редких видов дикорастущих растений и грибов и 443 редких вида диких животных.

В апреле российский парламент принял закон, вводящий серьезную уголовную ответственность — до 9 лет заключения — за умышленное уничтожение особо ценных объектов растительного мира, а также административные штрафы — до 5 тысяч рублей для физлиц и 1 миллиона рублей для юрлиц. «Инициировал изменения в законодательство Совет Федерации, — рассказала один из авторов документа, сенатор Екатерина Алтабаева. — Мы отозвались на запросы регионов, где очень остро встала проблема нарушений в отношении краснокнижных растений. Особенно в местах, где растет много эндемичных видов — на Дальнем Востоке, в Горном Алтае, Крыму. Например, в Крыму варварски вырубались рощи фисташки туполистной и можжевельника для изготовления поделок для туристов, из Приморья вывозили женьшень. В 2020 году там пресекли попытку контрабанды в Китай партии весом 8,5 килограмма на 14 миллионов рублей».

Ограничения и стимулы

Впрочем, нужны не только ограничения и наказания за опасную для природы хоздеятельность, считает Вячеслав Фетисов, но и стимулы к ведению экологически правильного хозяйствования: «Если этого нет в самых освоенных лесах средней полосы, то приходится добывать древесину в дикой тайге, на самых ценных природных территориях. Это вдвойне плохо. Мы не поддерживаем в нормальном состоянии те леса, где человек давно изменил природные механизмы саморегуляции, и теряем уникальные природные экосистемы, способные бесконечно долго существовать самостоятельно».

По мнению депутата, принцип должен быть такой: вести правильное хозяйство там, где нужно, и сохранять дикую природу там, где возможно. Как и с краснокнижными видами флоры: главное — сохранять природную среду, прежде всего за счет развития системы особо охраняемых природных территорий.

К 2030 году пожаров станет меньше

Человек должен помогать природе, напомнил прописную истину Андрей Сирин. «Так, вторичное обводнение пожароопасных торфяников в Московской и других областях снизило как риск пожаров, так и выбросы парниковых газов, — отметил он, — Стали восстанавливаться водно-болотные угодья и их биоразнообразие. Главная задача — выработать меры по адаптации к изменениям климата».

Растущая частота аномальных засух значительно удлиняет пожароопасный сезон, который, по сути, становится круглогодичным. Сегодня на юге Урала и Дальнего Востока он открылся на три недели раньше, палы в Еврейской АО уже превысили годовые показатели. Чаще всего, по данным Рослесхоза, горят Якутия, Бурятия, Хабаровский край.

Сейчас техникой для борьбы с огнем регионы оснащены на 93,4 процента, получив за последние четыре года 6 тысяч машин и почти 40 тысяч единиц оборудования, рассказали в пресс-службе Минприроды. Примечательно, что зоны контроля, где не тушат, а лишь контролируют лесные пожары, сократились на 200 млн гектаров и в итоге составили до 38 процентов от общей площади лесного фонда. А Приморский край, например, полностью от них отказался. Чтобы к 2030 году уменьшить количество пожаров вдвое, Рослесхоз предложил создать лесопожарную инфраструктуру со станциями и авиаотделениями.

Кстати, в 2021 году объем лесовосстановления и лесоразведения впервые превысил площадь погибших и поврежденных насаждений на 18 процентов — с 1,1 миллиона гектаров до 1,3 миллиона в прошлом году, сообщил Сергей Родин.

Читайте также:

• Мухомор, но не всякий, собираются включить в Красную книгу

Защита природы начинается с детства

На 2023-2024 годы Минприроды запланировало подготовку нового издания Красной книги. Актуализированный перечень растений, мохообразных, грибов и лишайников уже одобрен соответствующей комиссией и 4 апреля опубликован на федеральном портале проектов нормативных правовых актов для общественного обсуждения. Предложено включить в него 165 новых видов и исключить 102, численность которых восстановилась. Так, под охраной будут состоять 739 сосудистых растений, мхов, грибов, лишайников и водорослей.

«В моем родном Тарасовском районе Ростовской области в школах нет Красной книги, — посетовала Татьяна Соколова. — Дети и взрослые не знают, какие виды редкие, и, например, весной несут из леса охапки эфемероидов — подснежников, пролесок, а в городах их вообще продают в цветочных ларьках и уверяют, что не слышали о редкости этих видов. Так что Красную книгу нужно печатать большим тиражом».

Это предложение поддержала и сенатор Екатерина Алтабаева: «Книгу можно найти в поисковике интернета, но нужно издать и на бумажном носителе, особенно для образовательных учреждений. Например, у нас в Севастополе она имеется в школьных и городских библиотеках. Мы посоветуемся с коллегами из Комитета по аграрно-продовольственной политике по поводу обращения в Минприроды. Красная книга должна быть у всех учащихся».

Нужно сделать акцент на изучение содержания Красной книги как в части охраняемой региональной флоры, так и краснокнижных растений из федерального издания, которые имеют охранный статус и в субъекте, сказала Екатерина Алтабаева. И желательно заниматься этим не только во внеурочное время, но и на уроках «Окружающего мира» в начальной школе и биологии в основной и средней школах.

Правда за нами