Горбачёв стал нобелевским лауреатом 30 лет назад

О том, что Президенту СССР Михаилу Горбачёву присудили Нобелевскую премия мира, стало известно 15 октября 1990 года.

В заявлении Норвежского Нобелевского комитета говорилось, что он решил присудить Нобелевскую премию мира за 1990 год Горбачёву «за его ведущую роль в мирном процессе, который сегодня характеризует важную составную часть жизни международного сообщества». Констатировалось, что во второй половине 1980-х в отношениях между Востоком и Западом произошли весомые перемены, а конфронтация сменилась переговорами.

«Мирный процесс, в который Горбачёв внёс такую весомую лепту, открывает новые возможности перед мировым сообществом для решения его актуальных проблем, невзирая на идеологические, религиозные, исторические и культурные различия», — отмечалось в заявлении.

Михаил Горбачёв, которого в марте 1985 года на внеочередном Пленуме ЦК избрали генеральным секретарём ЦК КПСС, начал процесс демократизации, названный «перестройкой». Был провозглашён курс на «новое мышление», «гласность» и «открытость», а в отношениях с Западом — на разрядку напряжённости. В 1990 году власть перешла к Съезду народных депутатов СССР, который был избран на альтернативной основе на свободных демократических выборах. 15 марта 1990 года съезд избрал Горбачёва президентом Советского Союза.

Ситуация в стране, которая всё больше накалялась, не позволила ему присутствовать на церемонии вручения премии. «Горячие точки» возникли на Кавказе и в Средней Азии, курс на независимость взяли Латвия, Литва и Эстония.

В торжественной церемонии, происходившей в Осло 10 декабря, участвовал тогдашний первый заместитель министра иностранных дел Анатолий Ковалёв — в порядке исключения такая процедура допускалась. Он зачитал благодарственное слово и от имени Горбачёва принял премию.

Свою Нобелевскую лекцию награждённый смог прочитать в столице Норвегии Осло только 5 июня 1991 года. Он заключил её словами:

«В присуждении мне Нобелевской премии я увидел понимание моих намерений, моих устремлений, целей начатого глубокого преобразования страны, идей нового мышления, признание вами моей приверженности мирным средствам реализации задач перестройки. За это я признателен членам Комитета и хочу их заверить: если я правильно оцениваю их мотивы, они не ошиблись».

Впоследствии Горбачёв признавался, что ему было лестно получить одну из самых престижных международных премий, которой до того были удостоены такие выдающиеся люди, как Альберт Швейцер, Вилли Брандт, Андрей Сахаров. В своей книге «Жизнь и реформы», вышедшей в 1995 году, политик писал:

«Я получил много поздравлений — от своих коллег, соотечественников и из-за рубежа. Но отношение в советском обществе к Нобелевским премиям, особенно за общественно-политическую деятельность, было, мягко говоря, специфическим. Как известно, присуждение премий по литературе Пастернаку и Солженицыну произошло при обстоятельствах, которые выдвигали на первый план их диссидентство. И расценивалось у нас как антисоветская провокация. Исключением, правда, было присуждение Нобелевской премии по литературе Шолохову. А в общем, серьёзно воспринимались, причем лишь в академических кругах, только премии за достижения в области точных и естественных наук. Всё это сказывалось на оценке присуждения Нобелевской премии мне: она была далека от цивилизованной, достойной».

Просмотров 965

15.10.2020 00:17