Бездомным помогут подняться «со дна»

Депутаты Госдумы вместе с Церковью подготовят поправки в Налоговый кодекс для благотворителей

Бездомным помогут подняться «со дна»

Фото: ПГ / Юрий Инякин

Люди, потерявшие жильё, документы, поддержку близких и средства к существованию, могут вернуться к нормальной жизни, если поддержка к ним придёт в самом начале кризисной ситуации. Когда человек «сживается» со своим новым статусом, он практически потерян для общества. Как социальные службы - бюджетные и негосударственные, предприниматели и власти могут помочь отчаявшимся не опуститься на «дно», вместе с депутатами Госдумы разбирались корреспонденты «Парламентской газеты».

Вернуть бродягу к нормальной жизни

В полумраке большой каркасной палатки виднеются иконы, стол с огромной дымящейся кастрюлей и ряды стульев, на которых сидят несколько десятков человек. Вот молодой парень с глазами-щёлками из-за синяков, рядом с ним миловидная и несколько растерянная женщина средних лет в чистой курточке, дальше — мужчина без возраста в обносках. Это основной корпус «Ангара спасения» — центра для бездомных, организованного православной службой помощи «Милосердие» во дворе храма преподобного Сергия Радонежского в столице. Сюда пришли депутаты из Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений во главе с его председателем Сергеем Гавриловым, чтобы не по бумагам, а своими глазами увидеть и понять, из-за чего люди оказываются на улице, а также выяснить, в какой поддержке от государства нуждаются службы милосердия.

По статистике волонтёров, среди бродяг около 80 процентов — мужчины. Судьбы у бездомных разные, но можно выделить несколько типичных историй. Первая начинается с того, что человек приехал на заработки в большой город. А потом — или не нашёл работу, или быстро её потерял, или не рассчитал сил и денег, а обратиться за помощью ему просто не к кому. Второй распространённый путь на улицу — проблемы в семье: дети выгоняют стариков, жёны — мужей. Третья основная причина — мошенники, отнимающие жильё и обчищающие своих жертв до нитки.

50тысячбездомных проживают в Москве. 60 процентов из них — люди, которые приехали в столицу на заработки, подсчитали в службе помощи «Милосердие»
«Среди бездомных много бывших детдомовцев, вернувшихся из мест лишения свободы, больных алкоголизмом и наркоманией», — добавляют сотрудники «Ангара спасения». 

В их центре бездомные могут получить всё, чтобы почувствовать себя людьми: согреться и съесть горячий обед, получить первичную медицинскую помощь, помыться и постричься, постирать одежду и взять тёплые вещи. «Основная задача нашего центра — помочь людям вернуться в общество», — поясняет руководитель отдела по связям с общественностью Православной службы «Милосердие» Алёна Азоева.

При «Ангаре спасения» есть кабинет социального работника, который поможет восстановить документы или связи с родственниками, найти временный приют или работу, наконец, купить билет домой.

Впрочем, по наблюдениям сотрудников центра, многие бездомные, преимущественно те, кто прожил на улице долгое время, не испытывают потребности изменить свою жизнь. Всё, что им нужно: немного еды и тёплое место в холода.

Потеряв дом и поддержку близких, люди проходят четыре стадии десоциализации, разъясняют в «Ангаре спасения». Первая — агрессия, когда человек не принимает своё кризисное положение и всеми силами пытается выйти из него. Такие люди чаще обращаются к социальным службам за помощью. Вторая фаза — регрессивная: человек начинает привыкать к новому статусу, копит негатив и оставляет активные попытки вернуться к нормальной жизни. Затем он испытывает смирение и полностью растворяется в бездомной жизни, хотя внутренне и не хочет в это верить. Последняя стадия — принятие. Бродяга начинает видеть плюсы своей жизни, чувствует себя свободным и презирает общественные нормы и труд. Такие люди предпочитают не связываться со службами помощи, разве что только ради тарелки супа.

Вывод простой: чтобы на улицах стало меньше бездомных, у людей должно быть больше возможностей вернуться к нормальной жизни до того, как они смирятся со своим положением.

Депутаты из Комитета Госдумы по развитию гражданского общества постарались выяснить, в какой поддержке от государства нуждаются службы милосердия.Фото: ПГ / Юрий Инякин

Сколько стоит жизнь ребёнка

Ещё один объект службы «Милосердия» — кризисный центр «Дом для мамы». В двухэтажном светлом домике могут получить помощь беременные и молодые мамы, которые лишились работы, потеряли средства к существованию, их выгнали из дома за отказ сделать аборт и так далее.

Кроме крыши над головой и необходимых вещей, женщины в «Доме для мамы» получают медицинскую, психологическую и юридическую помощь. Им помогают оформить нужные документы и положенные льготы, наладить отношения с родными, найти жильё и работу, устроить ребёнка в детский сад.

Сотрудникам центра не важно, какая у женщины национальность и есть ли у неё прописка. Важно, чтобы она хотела преодолеть случившийся кризис и активно прилагала к этому усилия. Просто прийти в центр и бесплатно жить там, ничего не делая, не получится. Живущие в «Доме для мамы» сами себя обслуживают, занимаются надомным трудом, учатся, активно ищут работу. Такая модель оправдывает себя: большинство женщин проводят в «Доме для мамы» несколько месяцев, а затем, встав на ноги, «выпускаются» в новую жизнь. «Рекорд» пребывания в кризисном центре — девять месяцев, отмечают его сотрудники. Весьма символично, заметим.

«Дом для мамы». Фото: ПГ / Юрий Инякин

Депутаты проходят по узким коридорчикам, разглядывая игрушки, колыбельки, стерилизаторы и прочие бытовые вещи. В комнатах светло, пахнет «детством» — молоком и присыпками. Спускаемся в подвал, который похож на салон красоты: у стен стоят трюмо с ножницами и фенами, в углу — оборудование для маникюра. Это своеобразная мастерская, в которой женщины могут пройти курсы и получить профессию, чтобы зарабатывать на жизнь самостоятельно. Кроме специальностей из индустрии красоты, также можно выучиться на бухгалтера или пройти компьютерные курсы.

«Курсы ведут представители разных институтов, с которыми мы заключаем соглашения. И после обучения мамочки получают дипломы. У нас нет чёткого списка предлагаемых специальностей. Захочет она стать дизайнером — мы найдём и таких преподавателей», — рассказывает руководитель центра Мария Студеникина.

Руководитель центра «Дом для мамы» Мария Студеникина. Фото: ПГ / Юрий Инякин

 Однако главная миссия «Дома для мамы» - профилактика абортов и отказов от детей. Для этого сотрудники центра (всего таких учреждений 59 по всей стране) сотрудничают с женскими консультациями.

 «Мы анализировали, по каким причинам женщины хотели сделать аборт. В 50 процентах случаев — это материальные трудности и отсутствие близкого окружения», —отметила Мария Студеникина. По её словам, отговорить от аборта удаётся только 15-20 процентов будущих мам.

«Иногда женщине достаточно услышать просто: «Не переживай, ты не одна». А кому-то, конечно, нужна материальная поддержка. Одна мамочка говорит: «Я бы родила, но у меня нет зимних сапог, у меня нет денег, мне нечего есть». Мы покупаем ей, грубо говоря, сапоги и пачку гречки — и ребёнок спасён. Вот цена жизни!» — Мария Студеникина говорит быстро, ей так много хочется поведать законодателям о том, как простые и элементарные вещи меняют судьбы людей. Депутат Сергей Гаврилов кивает: в этих простых вещах и заключается рецепт исправления всей демографической ситуации. Он хвалит серьёзный подход центра помощи молодым мамам и подчёркивает, что этот опыт следует трансформировать в типовую модель, которая сможет применяться на государственном уровне.

Сергей Гаврилов в «Доме для мамы». Фото: ПГ / Юрий Инякин

Благотворительность стимулируют налоговыми льготами

В Синодальном отделе по благотворительности депутаты Госдумы встретились с его председателем, епископом Орехово-Зуевским Пантелеимоном (Шатовым). Разговор, предварявший знакомство с центрами помощи службы «Милосердие», шёл о путях взаимодействия государства с некоммерческими социальными службами, в том числе церковными.

Владыка был серьёзен и сразу заговорил о давно наболевшем вопросе: законопроекте о «распределительной опеке». Он был разработан ещё в 2012 году, через четыре года прошёл первое чтение и с тех пор «завис». Инициатива решает проблему «конфликта интересов» в психоневрологических интернатах. Сейчас единственным опекуном людей, оказавшихся там, является администрация учреждения.

Епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон (Шатов). Фото: ПГ / Юрий Инякин

«Она и заказчик, и исполнитель услуг, и проверяет сама себя. Конечно, при нашей человеческой слабой природе проявляются всякие злоупотребления», — пояснил проблему епископ Орехово-Зуевский Пантелеимон.

Он призвал депутатов ускорить принятие законопроекта: «Пока мы, волонтёры и представители Церкви, бесправные в интернатах. Мы можем только горшки выносить и ухаживать. А так мы могли бы следить, чтобы там всё происходило правильно».

Ещё одна важная задача — стимулирование бизнеса к меценатству и спонсорству. По словам Сергея Гаврилова, сейчас на уровне председателя Правительства готовится новая концепция о поддержке благотворительности.

Храма преподобного Сергия Радонежского в столице. Фото: ПГ / Юрий Инякин

«В нынешних экономических условиях бизнесу просто невозможно на должном уровне оказывать социальную поддержку. Вместе с Церковью мы подготовим предложения по этому вопросу, они будут касаться и поправок в Налоговый кодекс», — сообщил парламентарий.

Просмотров 2380

12.04.2019 19:11



Загрузка...

Популярно в соцсетях