Выборы 17-19 сентября 2021 года

вчераВ ЦИК рассказали об итогах первого дня голосования на выборах в Госдуму

вчераВ первый день выборов проголосовали 16,85 процента избирателей

вчераСК проверит случаи кибератак на системы онлайн-голосования из-за рубежа

Бомжам хотят дать прописку в ночлежках

От трех до пяти миллионов россиян — бездомные

18.02.2018 18:36

Автор: Александр Горелик

Бомжам хотят дать прописку в  ночлежках

Депутат Госдумы Виталий Милонов с постояльца дома ночного содержания в Московском районе Санкт-Петербурга

Сегодня с лицами без определенного места жительства  работают разные службы - социальные, медицинские, правоохранительные. Помощь тем, кто остался без крышей над головой, должна быть комплексной, убеждены парламентарии.

Министр по делам бомжей

Три блина на тарелке — с икрой, с мясом и с ветчиной и сыром — такое угощение досталось в минувшую субботу постояльцам дома ночного пребывания Московского района Петербурга. 18 бездомных, временно живущих на окраине большого города в двухэтажном здании, несмотря на праздник, счастливыми не выглядели: жить здесь в чистоте и тепле он смогут не более полугода, а что дальше — не ясно. Тоску отгоняли разговорами. С  традиций Масленицы, о которых рассказала социальный работник, плавно перешли на культуру вообще и даже коснулись качества постановок оперетт Имре Кальмана — это же Питер. Так и дожидались своего гостя — депутата Госдумы Виталия Милонова: это он решил накормить бездомных блинами.

О том, что парламентарий намерен нанести визит в ночлежку, было известно заранее — так что главный вопрос был готов давно: «Ну накормите вы блинами, а дальше что?» Но спросить не успели: Милонов ответил раньше.

Нужно решать проблему комплексно. Сейчас работа с бездомными распределена по нескольким ведомствам: социальные службы, здравоохранение, полиция. И те, кто занимается «социалкой», не занимаются медицинской помощью, правовыми проблемами.

«У нас есть идея создать специальную федеральную службу, которая будет заниматься лицами бомж, — объявил он. — Нет ведь ни одного ответственного человека в стране, который бы этим занимался! А у вас должна быть возможность найти работу, обрести дом, начать новую жизнь».

Собеседники подняли головы: «Да не берут нас на работу без регистрации».

«Да, это трудно, — охотно согласился Милонов. — Хотя вы с руками, могли бы работать. У нас есть заводы, заброшенные совхозы — их можно восстановить, используя ваш труд. А начать надо с того, чтобы дома пребывания стали не временными, а постоянными. Вы восстановите документы, будете работать — и у вас появится надежда вернуть себе нормальную жизнь. Как депутат я вам заявляю: государство больше не хочет, чтобы люди жили на улице!»

От и до

В Петербурге два десятка домов ночного пребывания — всего 220 мест. Ещё сотню мест предоставляют общественные организации. При этом, сколько бездомных ночует на вокзалах, чердаках и в подвалах, не знает никто. Волонтёры, раздающие им еду, утверждают, что около 60 тысяч. В масштабах страны цифры ещё более пугающие: от трёх до пяти миллионов — именно столько указала группа депутатов Госдумы во главе с Еленой Драпеко, представляя свой законопроект о регистрации бомжей.

Главная мысль этого документа — дать бездомным прописку, хотя бы условную: по месту нахождения ночлежки, где они пока живут, или по адресу муниципальной администрации, на территории которой они в основном обитают.

«Несмотря на установленный законом принцип, что регистрация или отсутствие таковой не может служить основанием для ограничения прав и свобод, с сожалением приходится признать, что он является декларативным, а лица, не имеющие регистрации, постоянно ущемляются в правах и законных интересах в повседневной жизни», — объяснили инициаторы законопроекта, уточнив, что в первую очередь речь идёт о социальном обеспечении, трудоустройстве и личной безопасности.

«Нужно решать проблему комплексно, — уверен Виталий Милонов, — Сейчас работа с бездомными распределена по нескольким ведомствам: социальные службы, здравоохранение, полиция. И те, кто занимается «социалкой», не занимаются медицинской помощью, правовыми проблемами».

«Это так, — подтвердила директор дома ночного пребывания Людмила Богданова. — У многих бездомных нет паспорта, а без него мы не можем их принять, пускаем только обогреться. Мы не можем помочь им получить новый паспорт — у нас нет такой функции».

«Должно быть одно ведомство, которое будет заниматься проблемой от и до, — развил свою мысль Милонов. — В каждом мегаполисе должно быть агентство по делам бомжей, которое бы отвечало за полный цикл возвращения этих людей к нормальной жизни».

Неотложки мало

Прописку в России отменили в  1993 году, это было связано с появившимися у людей свободой передвижения и правом выбора, где жить. Но у прекрасного начинания оказался побочный эффект: стало можно сниматься с регистрации по одному адресу, а по другому не ставиться. Чем тут же воспользовались мошенники, скупавшие за бесценок квартиры у алкоголиков, психически нездоровых людей и просто одиноких стариков и выпускников детдомов, ничего не понимавших в новых реалиях.

Сейчас среди бомжей больше тех, кого предали родные — у них в глазах особая тоска: жили приличными людьми, и вдруг оказались на дне. Много отсидевших уголовников, в том числе убийц. Алкоголиков, пропивших квартиру, кстати, стало меньше: теперь обычно спиваются уже после того, как попали на улицу.

До революции в России были дома трудолюбия.Там бездомные жили и работали. Это были такие коммуны, общины. Людей нужно куда-то пристраивать, причём не временно: ночлежка — это только неотложка, которая помогает, когда совсем плохо. Но это не лечение.

 Вот одна из типичных историй: в 1991 году 62-летний инженер-кораблестроитель Борис сбежал  из Грузии от войны, приехал к сестре в Архангельск. Затем вместе с ней перебрался в Рязань. А потом женщина умерла, и её дети забрали квартиру, выставив дядюшку за дверь. Пока были силы, он работал, снимал жильё. Но когда серьёзно повредил ногу — не стало ни работы, ни денег. «Я удивляюсь, что у государства нет совершенно никаких программ для бездомных, — говорит Борис. — Строили бы какие-то прибежища, как для птичек скворечники».

«До революции в России были дома трудолюбия, — напомнил Милонов. — Там бездомные жили и работали. Это были такие коммуны, общины. Людей нужно куда-то пристраивать, причём не временно: ночлежка — это только неотложка, которая помогает, когда совсем плохо. Но это не лечение».

 «Людям нужно находить работу, возвращаться в семью, — уверен глава Комитета Совета Федерации по социальной политике Валерий Рязанский. — Но боюсь, это несбыточные надежды. Многих бездомных устраивает их образ жизни. Да, может, они и мечтают начать новую жизнь, но для этого надо сделать усилие, а большинство к этому не готово. Даже передовые страны Европы и мира не справились с этой проблемой. Единственное, что может государство — позаботиться, чтобы эти люди не были опасными для общества, чтобы они время от времени получали поддержку и помощь, особенно в холода. В идеале задача государства — предложить каждому возможность вернуться в нормальную жизнь, но заставить их это сделать невозможно. Говорите, там многие хотят работать? Тогда пусть в ночлежку придут представители служб занятости, предложат людям работу, переквалификацию — и посмотрим на результат. Если из двадцати человек хоть один отреагирует, значит, время потрачено не напрасно».

Причины бездомности

34% — приезжие, оставшиеся в чужом городе без работы. Они оказались на улице, где у них часто крадут телефон, последние деньги, а заодно и документы.

29% — испытали предательство родных, выселивших их из квартиры.

15% — стали жертвами квартирных мошенников.

8% — бывшие осуждённые: кого-то во время отсидки выписали из квартиры родственники, у кого-то дом снесли из-за аварийности, а подать заявку на новое жильё в тюрьме невозможно.

6% — погорельцы.

5% — сознательный выбор.

5% — другие причины.

(По данным благотворительной организации «Ночлежка»)

 

Читайте нас в Telegram
Просмотров 4072