Бизнесу на милосердии поставят заслон

Законодатели хотят защитить названия добросовестных благотворительных фондов

Бизнесу на милосердии поставят заслон   ФОТО: Михаил Нилов

По данным фонда поддержки и развития филантропии «КАФ», 70 процентов россиян жертвуют на благотворительность. Правда, добротой россиян всё чаще пользуются мошенники, которые открывают НКО и называют их точно так же, как и   пользующиеся доверием  организации. Пообщавшись с активистом, представляющим, к примеру, фонд «Подари жизнь», люди, как правило, сразу вспоминают о хорошо  известном фонде и переводят деньги, отследить трату которых потом просто невозможно.  Почему нелегко привлечь лжеблаготворителей к ответственности? Как изменить эту ситуацию? Об этом говорили эксперты в пресс-центре «Парламентской газеты».

За пожертвование выдадут чек

Не так давно фонд «Подари жизнь» подал в суд на красноярскую организацию, которая представлялась его филиалом. В действительности представительств в регионах у фонда нет (эту информацию, кстати, можно найти на его официальном сайте, но кто же будет проверять?). Лжефилиал просил граждан взять кредит в полмиллиона рублей и пожертвовать эти средства на благие цели. При этом деньги россиянам обещали вернуть. Удивительно, но в суде представители фонда дело проиграли: законодательство не запрещает использовать наименование НКО. Именно поэтому сегодня в стране действует несколько десятков организаций с похожими названиями, рассказал член Общественного совета при Уполномоченном при президенте по правам ребёнка Антон Андросов. «Всё дело в том, что система сбора денег благотворительным фондом должна быть под чётким контролем, — считает  депутат Госдумы Виталий Милонов. — Любое пожертвование должно моментально актироваться: то есть, если вы жертвуете волонтёру, условно 100 рублей, он должен сразу спросить у вас, куда выслать чек. Как только появится жёсткий контроль и учёт, сомнительные организации прекратят деятельность».

Система сбора денег благотворительным фондом должна быть под чётким контролем.

Пока борьба с мошенниками, делающими бизнес на милосердии, не слишком удачна: правоохранительные органы не могут возбудить уголовное дело по обращению фондов, выявивших подобную практику сбора средств фактически от их имени, рассказал глава Комиссии Общественной палаты РФ по развитию и поддержке добровольчества, благотворительности и патриотическому воспитанию Сергей Щетинин. Всё дело в том, что потерпевшими в данном случае считаются граждане, которые переводили деньги, поэтому и заявления должны подавать они. Россияне же либо не знают о том, что отдали их обманщикам, либо просто не хотят обращаться в полицию, потому что сумма сделанного взноса, как правило, незначительна.

В этой ситуации парламентарии готовы подумать над внесением изменений в законодательство о благотворительной деятельности, сообщила член Комитета Госдумы по науке и образованию Лидия Антонова. «Государство должно поставить барьер для лжеорганизаций, занимающихся бизнесом на благотворительности. От их деятельности ведь страдают не только граждане, но и честные фонды, которые строят школы, возводят целые коттеджные посёлки для детей-инвалидов, за которыми стоят реальные дела», — говорит депутат. В частности, эксперты предлагают предусмотреть запрет на использование наименования уже зарегистрированного НКО, осуществляющего деятельность по сбору пожертвований.

Общественная палата заведёт реестр «чёрных» благотворительных организаций

Другой аспект благотворительности — сбор средств через Интернет. Этот процесс, по словам члена Комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи Василия Власова (ЛДПР), и вовсе невозможно проконтролировать. «Очень трудно отследить, на кого зарегистрирован электронный кошелёк. Кстати, указание номера банковской карты, а не номера счёта фонда при сборе пожертвований — явный признак мошенничества», — напоминает депутат.

А вот член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Андрей Соболев видит проблему в организации анонимных пожертвований. «Зачастую этот механизм вообще никак не отрегулирован. Я сам участвовал в создании нескольких фондов и все пожертвования, которые мы получали, были адресными и шли от конкретных юридических лиц. Они легко могли отследить движение своих средств», — рассказал сенатор.

Впрочем, сбрасывать всю ответственность с самих жертвователей было бы неверно — нужно понимать, что добропорядочные благотворительные фонды имеют офисы и адреса — как физические, так и электронные, где легко проверить, на что они собирают и как тратят деньги. Мошенники же зачастую даже не стараются зарегистрировать свои «организации», а просто собирают средства в местах массового скопления людей. Осенью, к примеру, в столице работало множество «волонтёров», собиравших на помощь Донбассу. «Я принёс им тёплую одежду, — поделился депутат Василий Власов. — Но они отказались принимать — нужны были только деньги».

Финансовая помощь мошенникам может иметь и глобальные последствия — в ряде случаев было выявлено, что такие лжеорганизации направляют деньги террористам.

Поэтому в обществе нужно воспитывать атмосферу неприятия так называемой «уличной» благотворительности, убеждён член Общественной Палаты РФ Максим Григорьев. «Тем более  что финансовая помощь  мошенникам может иметь и глобальные последствия — в ряде случаев было выявлено, что такие лжеорганизации направляют деньги террористам», — говорит он. Чтобы гражданам было легче ориентироваться в мире благотворительных НКО, Григорьев предлагает завести на сайте Общественной палаты реестр «чёрных» благотворительных организаций, чьи действия носят явный мошеннический характер. Речь идёт о фондах, в отношении которых были открыты уголовные дела или было выявлено нецелевое расходование средств. «Мы можем выступить с инициативой ведения такого списка неблагонадёжных благотворительных организаций с тем, чтобы граждане, прежде чем отправлять свои средства в фонд, могли проверить, не состоит ли он в «чёрном» списке"», — пояснил Григорьев.

Правда, эта мера будет носить исключительно информационный характер: никакой санкции за попадание в реестр быть не может. В этой связи активисты предлагают упростить процедуру ликвидации фонда, допускающего злоупотребления при сборе денежных средств и не перечисляющего их благополучателям. Сейчас Министерство юстиции может ходатайствовать о ликвидации НКО только спустя два года непредставления отчётности о деятельности организации, да и то сначала выносится предупреждение об устранении нарушений. Все предложения экспертов будут проанализированы в  Общественном совете при Уполномоченном при президенте по правам ребёнка и в ближайшее время будут направлены законодателям, заверил Антон Андросов.

Как отличить мошенников от благотворителей?

НЕЛЬЗЯ

Делать пожертвования на улице. Добросовестные благотворительные фонды так не работают — просящие на какие-то цели или лично для себя «волонтёры» являются мошенниками.               

НУЖНО

Если не получается пройти мимо просящего, отправьте его в благотворительный фонд, сообщите ему координаты «горячей линии».


НЕЛЬЗЯ

Переводить средства на частные счета, а не на счета организации. Если человек просит о помощи в социальной Сети, спросите, обращался ли он в благотворительный фонд. Мошенник ответит, что ему нигде не помогли или будет игнорировать конкретные вопросы.

НУЖНО

Проверять информацию. Как о самой организации, так и о том, на что собирают средства. Очень часто в соцсетях собирают на помощь конкретному ребёнку — если проверить его данные в Интернете, скорее всего окажется, что помощь ему требовалась несколько лет назад. 
 

Просмотров 1990

02.06.2017 13:00

Загрузка...