Антон Горелкин: «Я против входа в Интернет по паспорту»

Государству нужна понятная система коммуникации с IT-компаниями

22.06.2021 00:00

Автор: Дмитрий Литвинов

Антон Горелкин: «Я против входа в Интернет по паспорту»
  © Игорь Самохвалов/ПГ

Удалять противоправный и потенциально опасный контент из соцсетей в проактивном режиме должна их администрация. В противном случае Роскомнадзор может ограничить деятельность ресурса. Об этом в пресс-центре «Парламентской газеты» сказал член Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Антон Горелкин.

Кто в ответе за контент

- Регулирование Интернета должно быть более строгим, чем сейчас?

- Я не поддерживаю точку зрения, что всё надо закрыть и зачистить, а в Сеть пускать только по паспорту. С другой стороны, мне не близка псевдолиберальная позиция, что государству надо отпустить ситуацию и стать сторонним наблюдателем.

Необходима жёсткая модерация контента. История с замедлением Twitter именно об этом. Ресурс накопил тысячи ссылок на деструктивный контент и не удалял их. Замедление эффективно воздействовало на экономические интересы компании, после этого основная часть материалов была удалена, а к компании не была применена более жёсткая мера — блокировка. Такие санкции нужны не для того, чтобы наказать, а побудить иностранные ресурсы исполнять российское законодательство. Задача — не закрыть их, а наладить нормальный диалог. Большинство из тех, кто сегодня работает на российском рынке, относятся к этому с пониманием.

- Кто должен заниматься удалением противоправного контента — сама соцсеть или Роскомнадзор?

- У соцсетей есть обязанность самостоятельно мониторить такой контент и удалять его, в противном случае их ждут штрафы. Уведомление Роскомнадзора — более жёсткая опция: получив его, ресурс обязан удалить контент в течение 24 часов.

Те объёмы информации, которые появляются в Сети, зачистить в ручном режиме невозможно. Но преступники используют хитроумные схемы, чтобы обойти автоматическую модерацию, поэтому нужно совершенствовать алгоритмы поиска такой информации. Неоднократно мы с моей командой выявляли противоправный контент, направляли запросы на удаление. Это большая и системная работа.

Что ищут дети в Интернете?

- Зачем потребовался единый измеритель аудитории в Интернете, ведь различные счётчики уже существуют?

- И государству, и бизнесу важно понимать не просто статистику просмотров, но видеть, сколько уникальных пользователей взаимодействовали с контентом, а также понимать их предпочтения. Например, сколько людей на площадках аудиовизуальных сервисов посмотрели тот или иной фильм. Так мы сможем оценить эффективность вложенных в производство картины средств.

© Pixabay

Подобные единые измерители есть и в США, и в Великобритании, и в Китае — это неотъемлемое условие развития большого цифрового рынка. А Россия сегодня входит в топ-5 по объёму цифрового рынка. Это наш потенциал, который нужно развивать.

Уполномоченная компания-измеритель будет использовать данные в том числе больших сервисов, таких как Яндекс. Здесь государство выступает в качестве арбитра, чтобы не было перекосов, поскольку сами ресурсы не всегда готовы делиться своими данными.

Сегмент онлайн-кинотеатров не очень поддерживает нашу инициативу, поскольку эти компании нередко выдают рекламодателям свои не совсем точные цифры — в коммерческих целях. Предлагаемая нами организация-измеритель занимается только исследовательской деятельностью. Использовать данные в коммерческих целях она не сможет, мы это чётко прописываем в законе.

- Кстати об онлайн-кинотеатрах. Как предполагается регулировать их деятельность?

- Наш комитет совместно с индустрией разрабатывает специальное регулирование деятельности аудиовизуальных сервисов. Предполагается, что законопроект будет внесён в Госдуму уже ближайшей осенью. Регулирование это будет более жёстким, а его цель — протекционистская: защитить российские аудиовизуальные сервисы. Мы хотим видеть в России иностранный аудиовизуальный контент, но не хотим видеть здесь их большие платформы. Они смогут продавать лицензии российским сервисам, но сами «выжигать» наш рынок, как это случилось в Европе, не смогут.

Задача нового регулирования — позволить расти и развиваться отечественным компаниям, которые смогут заключать с иностранными площадками партнёрские соглашения для демонстрации их контента. Без любимых многими зарубежных сериалов наши зрители не останутся.

- Зачем в школах внедрять обучение цифровой грамотности и как это делать?

- Мы проводили расширенное заседание комитета по этому вопросу. Есть две точки зрения. В Минпросвещения, например, считают, что в стране уже есть соответствующий курс, нужно лишь его модернизировать, сделав более актуальным. Я с этим не согласен, поскольку сам провожу подобные занятия и могу сказать, что нормального курса цифровой грамотности сегодня в российских школах нет.

Да и дети разные: одни с седьмого класса торгуют криптовалютой, а другие не знают, как забанить надоедливого пользователя. Часть родителей и учителей сами учатся цифровой грамотности у своих детей. Я против того, чтобы создавать зачищенный, «белый» Интернет для детей — это как учиться плавать в бассейне без воды. Нужно включать ребят в реальную жизнь, объяснять, как противостоять кибербуллингу, как распознать фейк и так далее. Делать это нужно уже с первого класса.

Однако встаёт вопрос кадров. В мегаполисах мы их ещё как-то найдём. А в малых городах, я не понимаю, кто может преподавать такой курс. Нужно обучать педагогов. Может быть, подумать о создании на федеральном уровне специального волонтёрского проекта. Сегодня некоторые IT-компании заявляют, что уже ведут такие курсы, но они, как правило, сводятся к продвижению их продуктов. Такого происходить не должно, первая задача — оградить детей от негативной информации, дав им соответствующие навыки.

- Антон Вадимович, каким для IT-Комитета был 7-й созыв Госдумы?

- В течение работы у нас сменился руководитель, но оба председателя достойно несли и несут знамя комитета. Сегодня мы очень серьёзно меняем законодательный ландшафт в сфере IT, поскольку сеть 15 лет назад и сегодня — это две разные конфигурации, которым требуется разное регулирование. Мы структурно занимаемся построением нового законодательства в отрасли.

© АГН Москва

Вся наша повестка посвящена защите интересов пользователей и российских IT-компаний. Законодательные изменения назрели. Россия — одна из первых в мире стран, где строится вменяемое и понятное для всех сторон законодательство в сфере IT.

Я бы выделил несколько направлений. Во-первых, долгожданный законопроект о «приземлении» иностранных платформ. Во-вторых, законопроект, связанный с защитой персональных данных, благодаря которому граждане могут оперативно удалять информацию о себе с различных ресурсов. Очень важный законопроект о едином измерителе в Интернете — он позволит не просто понять статистические данные, но предпочтения аудитории, оценить процессы, происходящие в российском сегменте Сети. Мы серьёзно занимаемся построением законодательства о взаимодействии государства и общества с основными IT-платформами. Если серьёзно не контролировать правила игры, эти платформы могут активно влиять даже на политическую ситуацию в странах. Всю работу проводим системно и последовательно, что даёт участникам рынка понимание горизонтов.