Конституционный суд занялся резонансной статьёй

Фемида решит, тянет ли на уголовное преступление неоднократное нарушение правил проведения митингов, шествий и пикетов

24.01.2017 19:20

Автор: Александр Горелик

Утро 24 января у здания Сената и Синода в Петербурге, где размещается Конституционный суд, выдалось шумным: туда пришли с плакатами сторонники и противники осуждённого оппозиционера Ильдара Дадина. Ведь в суде начиналось рассмотрение его жалобы — заключённый просит признать противоречащей Основному закону страны ту статью Уголовного кодекса, по которой его осудили.

Опасен — не опасен?

Напомним, в декабре 2015 года Дадин стал первым и пока единственным в России осуждённым по статье 212.1 УК — он получил три года общего режима за неоднократное нарушение порядка проведения митингов и пикетов. Потом, правда, срок сократили до 2,5 лет.

Статья 212.1 появилась в Уголовном кодексе в 2014 году и сразу вызвала ожесточённые споры среди юристов. Аргументы против её существования сконцентрировались в заявлении Ильдара Дадина в Конституционный суд, а вкратце их пересказал судьям адвокат Сергей Голубок. Он указал, что оспариваемая статья предусматривает уголовную ответственность исключительно на основании факта неоднократности правонарушения. То есть три раза постоял человек «не так» с плакатом — и его уже можно сажать. Хотя при этом общественная опасность его поступков осталась прежней.

- А разве нет общественной опасности при совершении административного правонарушения? — спросил представитель Президента РФ в Конституционном суде Михаил Кротов.

- Общественная опасность есть, но её характер и степень тяжести не соответствуют требованиям, предусмотренным Уголовным кодексом для уголовных преступлений, — парировал Голубок.

Из «административки» — в «уголовку»

Следующая претензия к статье 212.1 — возможность использовать в качестве доказательств материалы административных дел, полученных без участия адвокатов. И, наконец, по мнению Дадина, нарушается принцип, запрещающий дважды наказывать человека за одно и то же — ведь он уже отбыл административный арест, а его потом ещё и в тюрьму посадили. В целом заявитель полагает, что статья, по которой его осудили, нарушает конституционные права на свободу мирных собраний и выражения мнений, право не быть повторно осуждённым за одно и то же деяние, право на защиту, а также право считаться невиновным, пока его вина не будет установлена вступившим в силу судебным решением.

Самые большие споры разгорелись вокруг общественной опасности, которую представляют неоднократные нарушения закона о митингах.

- Сто кошек не могут образовать одного тигра, — уверен адвокат Голубок. Он добави, что глупо сажать в тюрьму людей за неоднократный переход улицы на красный свет.

- Заявитель ставит под сомнение сам принцип административной преюдиции, — ответила на это представитель Госдумы в Конституционном суде Татьяна Касаева.

Она напомнила, что этот принцип как раз и подразумевает, что неоднократно совершённые административные правонарушения образуют состав уголовного преступления: «Общественная опасность с каждым разом возрастает и может достигнуть уровня, характерного для преступления. Этот институт направлен на защиту общества и государства от лиц, склонных к неоднократному совершению определённых правонарушений. Ответственность должна усиливаться, так как первичных административных мер явно недостаточно для исправления лица. Законодатель исходит из личности нарушителя: он ведь сознательно совершает то же самое нарушение, что свидетельствует о том, что цель предыдущих наказаний не достигнута и требуется уголовное наказание».

- Если участники массовых мероприятий ведут себя деструктивно, государство должно использовать все законные действия, — согласился с коллегой представитель Совета Федерации в Конституционном суде Андрей Клишас. — Поэтому законодатель и предложил административную преюдицию. Именно неоднократность выступает в качестве признака общественной опасности: деяние, совершённое повторно, обладает более высокой общественной опасностью.

Те же доводы привёл и Михаил Кротов: «Это не означает переоценки общественной опасности самого деяния, а только констатирует, что административное наказание не достигло цели».

Наказан ли дважды?

Представитель президента отверг и претензии о двойном наказании: «К уголовной ответственности лицо привлекается в связи с вновь совершённым правонарушением, то есть факт повторности наказания отсутствует».

- Статья 212.1 предусматривает уголовное наказание за формальные нарушения, даже за те, которые не несут никакой опасности, — заметил судья Сергей Князев. — Например, организатор мероприятия был без бейджика. Или он начал информировать о проведении мероприятия до его согласования в органах власти. Эти нарушения явно носят мирный характер — что же, они тоже являются преступлением?

- Законодатель предоставил правоприменителю возможность выбирать из большого списка санкций, имеющихся в статье 212.1, — ответил Кротов, указав, что там есть не только тюремные сроки, но и штраф, денежные выплаты, исправительные работы и только потом лишение свободы. Так что судья вполне может принять во внимание тяжесть совершённого правонарушения и личность обвиняемого.

- Есть ли основания для совершенствования правового регулирования данных вопросов? — поинтересовался судья Николай Бондарь.

- Да, я считаю, что эту норму можно и нужно совершенствовать, — согласился Клишас. — Заявители правы в том, что практика применения данной статьи только складывается. Так что пока трудно говорить о каких-то противоречиях.

- Мне не нравится статья 212.1, — признал представитель Правительства в Конституционном суде Михаил Барщевский. — Значит ли это, что она антиконституционна? Нет, не значит. Однако если есть разные точки зрения, значит, есть неопределённость.

С неожиданным заявлением выступила представитель Генпрокуратуры Татьяна Васильева. Перед заседанием в СМИ попал письменный отзыв её ведомства, в котором правоохранители якобы встали на сторону Ильдара Дадина и согласились с его доводами. Все ждали, что Васильева выступит в том же ключе. Однако её позиция оказалась иной.

- В 2014 году мы действительно высказывали точку зрения, что введение в Уголовный кодекс статей с административной преюдицией нецелесообразно, — сказала представитель прокуратуры. — Но законодатель с нами не согласился, и в УК стали активно вводиться такие статьи. Это не значит, что статья 212.1 антиконституционна. Но пока практика её применения отсутствует: за всё время по ней возбудили четыре уголовных дела и вынесли только один приговор — как раз в отношении заявителя. Однако можно сказать, что сформулированные сегодня вопросы станут поводом для совершенствования закона.

- Мы не считаем, что норма административной преюдиции противоречит Конституции, — сказала советник министра юстиции Мария Мельникова. — Но примечание к статье допускает неопределённость толкования. Некоторые формулировки требуют совершенствования.

Представитель МВД Гайк Марьян подошёл к вопросу с другой стороны — с точки зрения правоохранителей:

- Для нас большей общественной опасности, чем массовые мероприятия, нет. Даже полностью законные митинги и шествия имеют риск того, что пострадают люди. А если правила проведения акций нарушаются, этот риск возрастает.

Полицейские в принципе согласны, что в административных делах, которые в силу принципа преюдиции могут перерасти в уголовные, участие адвокатов желательно.

- Но в массовом мероприятии, где участвует большое количество людей, как сразу найти столько защитников? — вздохнул Марьян. — Да и для статьи 212.1 важен сам факт участия в незаконном мероприятии. Если подсудимый признаёт: «Да, я в нём участвовал», а он, как правило, это признаёт, то какие ещё могут быть вопросы?

- Мы сосредоточились на двух моментах, — заявил представитель уполномоченного по правам человека Иван Соловьёв. — Любое ли нарушение имеет такую опасность, что его неоднократность может приводить к уголовной ответственности, и можно ли использовать в качестве доказательств материалы административного дела, полученные без адвокатов.

По первому вопросу аппарат омбудсмена счёл, что правовая оценка должна быть адекватна содеянному и причинённому вреду. По второму — что каждый обвиняемый имеет право на квалифицированную помощь.

- Ещё в момент возбуждения административного дела, которое в перспективе может стать уголовным, нужно предусмотреть участие защитника. Сейчас оно в обязательном порядке не предусмотрено, следовательно, сбор доказательств может проходить в отсутствие адвоката, а значит, в отсутствие состязательности. Поэтому уполномоченный считает, что статья 212.1 должна быть рассмотрена с точки зрения точности формулировок, соответствия санкций тяжести деяния и защиты обвиняемого.

Однако в целом омбудсмен полагает, что сама статья вполне соответствует конституции, что, кстати, полностью противоречит опубликованной позиции предыдущего уполномоченного по правам человека.

- Во время обсуждения стало очевидно, что общественная опасность деяния никак не определена, — взяла заключительное слово адвокат Ильдара Дадина Ксения Костромина. — Все говорили только, что потенциально опасно само массовое мероприятие. Но напомню, что общественную опасность деяний Дадина никто и не пытался доказать, она в диспозиции статьи даже не прописана, так что обвинитель не обязан её доказывать. Напомню, что Дадин стоял в одиночном пикете — кому он причинил вред? Пострадавших нет, вреда чьему-либо здоровью или имуществу нет. Можно бесконечно обсуждать абстрактные возможности, но я считаю, что законодатель должен чётко прописать в статье причинённый деянием вред. Говорили здесь и о свободе правоприменителя — что он может решить, какую санкцию использовать. Вспомним, что по делу Дадина судья назначил не штраф, а три года. Так что рассуждать можно сколько угодно, но практика говорит о том, что правоприменителю нужно чётко разъяснить, что делать в том или ином случае.

- Статья 212.1 криминализирует уже само участие в запрещённом мероприятии, ведь все другие риски прописаны в других статьях УК, — подвёл черту Сергей Голубок. — Но Конституция не позволяет криминализировать право на свободу высказываний граждан, когда нет реальной угрозы жизни, здоровью, общественной нравственности, безопасности. Поэтому надо скальпелем вырезать эту статью из Уголовного кодекса, и наказывать нарушителей по другим, хорошо известным правоохранителям статьям — хулиганство, массовые беспорядки и так далее.

Представители органов власти от заключительных слов отказались, и Конституционный суд отправился анализировать услышанные аргументы. Своё решение он огласит примерно через месяц.

Просмотров 2956