Алексей Учитель назвал смехотворными обвинения по поводу его фильма «Матильда»

Материалы художественного фильма «Матильда» уже проверялись прокуратурой, которая никаких нарушений не выявила. Об этом рассказал второго ноября его режиссёр Алексей Учитель, комментируя запрос, который депутат Госдумы Наталья Поклонская направила генпрокурору РФ Юрию Чайке.

«Это уже не первый запрос, уже есть официальный ответ прокуратуры, где сказано, что в фильме всё в рамках закона. Но, видимо, никто не знает об этом ответе», — сообщил ТАСС Учитель. При этом он не стал уточнять, какие именно материалы проверены прокуратурой.

По словам режиссёра, кинолента будет доделана только через несколько месяцев, а пока её целиком никто не видел. В связи с этим все обвинения Учитель считает «смехотворными». Премьера фильма назначена на 30 марта 2017 года. В картине рассказывается об отношениях российского императора Николая II и прима-балерины Матильды Кшесинской.

Ранее сообщалось, что представители общественного движения «Царский крест» попросили Наталью Поклонскую провести проверку фильма «Матильда». Как стало известно в среду, запрос отправлен на имя генпрокурора.


О работе над фильмом и о своём отношении к фигуре императора Николая II Алексей Учитель рассказал в январе 2016 года журналу «Российская Федерация сегодня».

— Алексей Ефимович, о чем повествует кинокартина, премье­ра которой намечена на октябрь 2016 года?

— Лента под рабочим названи­ем «Матильда» посвящена истории любви известной балерины Ма­тильды Кшесинской и цесаревича Николая Александровича, ставшего затем императором Николаем II, на фоне реальных событий того време­ни. Когда я стал изучать материалы, то не мог не удивиться, насколько судьба Российской империи зави­села от этой маленькой женщины и безумно интересных, даже детек­тивных обстоятельств, связанных с нею. Причем все это в какой-то степени повлияло на ту Россию, в которой мы живем.

Над таким масштабным филь­мом я работаю впервые. Достаточ­но сказать, что пришлось пошить семь тысяч костюмов. Притом ни на «Мосфильме», ни на «Ленфильме» не нашлось павильонов, где мы смогли бы построить огром­ную декорацию Успенского собора Московского Кремля, для съемки коронации Николая II с огромной массовкой. В конце концов удалось ее возвести в цехе одного из питер­ских заводов. Очень сложными бы­ли съемки крушения царского поез­да, Ходынки. Это реалии последнего десятилетия XIX столетия, воссоз­данные с максимально возможной точностью. Все безумно интересно по сюжету, но и очень ответствен­но, поскольку речь об истории на­шей страны.

— Кому же вы доверили рекон­струировать облик и поведение исторических личностей прошлого?

— Нам удалось собрать уникаль­ный актерский состав, привлечь практически всех российских звезд экрана. В картине снимались Да­нила Козловский, Сергей Гармаш, Евгений Миронов, Григорий Добрыгин... Мать Николая II императрицу Марию Федоровну сыграла Ингеборга Дапкунайте. На роль самого императора и императрицы Алек­сандры Федоровны мы пригласили очень интересных артистов из Берлина Ларса Айдин­гера и Луизу Вольфрам. Заняты в фильме также известный немецкий театральный режиссер Томас Остенмайер, француженка Сара Штерн. Для меня это первый опыт работы с зарубежными исполнителями.

— Съемки завершены, имя ис­полнительницы главной роли всё ещё держится в секрете. Вы со­знательно стремитесь заинтриго­вать публику или на это есть осо­бые причины?

— Это связано с другими кон­трактами «нашей Матильды». В общем, я надеюсь, что нам удастся создать не просто зрелище и фильм привлечет не только своей изобра­зительной стороной, но и содержа­нием. Но... зритель непредсказу­ем! Возьмем «Сталинград» Федора Бондарчука. Многим, в том числе и мне самому, поначалу казалось, что молодежь (а она у нас главный зритель) тяжелую мрачную карти­ну о страшном периоде Великой Отечественной войны смотреть не пойдет. А лента побила все рекорды посещаемости. Удивительный при­мер, который я не могу объяснить, но здорово, что так получилось.

— Где вы снимали Ходынскую трагедию?

— У нас показаны последствия катастрофы, приезд императора к ее жертвам. Подходящую натуру нашли под Санкт-Петербургом, ведь само Ходынское поле давно застро­ено. Снимали мы и почти во всех дворцах нашего города.

— А в знаменитом особняке Кшесинской?

— Нет, но в нем снимались не­которые эпизоды моего фильма «Дневник его жены» об Иване Алек­сеевиче Бунине.

— Вставала ли перед вами про­блема отображения на экране сугубо личной жизни героев, кото­рую в той или иной степени прихо­дилось неминуемо домысливать?

— Перед «бунинским» фильмом я специально побывал на парижском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, где похоронен писатель и... у его могилы мысленно попросил у него прощения, считая это своим долгом.

Там же покоятся останки Кшесин­ской. Решив снимать фильм о ней, я извинился и перед Матильдой Фе­ликсовной. Мы старались быть как можно ближе к реалиям, но все же это не документальное кино.

— Ваш первый художествен­ный фильм «Мания Жизели» два десятилетия назад повествовал о трагической судьбе русской бале­рины Ольги Спесивцевой. И вновь кино о знаменитой танцовщице, «пушинке русского балета», как ее называли современники...

— Идею сделать фильм о ней мне предложили Владимир Вино­кур и его супруга. Владимира На­тановича воспринимают, прежде всего, как юмориста, а он между тем основал и возглавляет Фонд в поддержку культуры и искусства, в качестве продюсера проводит в сентябре на сцене Государственно­го Кремлевского дворца фестиваль «Звезды балета XXI века»... Речь шла о чисто биографической киноленте. Сначала я ответил отказом именно потому, что уже работал на сход­ную тему. Потом я прочел немало материалов о возможной героине и понял, что надо снимать не столь­ко о балерине и ее жизни, а о том, как люди делают выбор между лю­бовью и долгом, о том, как любовь влияет на судьбу страны. В конце концов именно под этим ракурсом мы со сценаристом Александром Тереховым и многими другими за­мечательными людьми стали этот замысел воплощать.

— О вашей героине и до 1917 года, и после ее вынужденного бегства в эмиграцию говорили и писали всякое. На это несомнен­но влияла ее близость к предста­вителям августейшей фамилии. Добавила черной краски на ее репутацию и трагикомичная, как теперь представляется, попытка балерины отсудить у большеви­ков и даже Ленина захваченный революционерами особняк. Какой вы увидели Кшесинскую после из­учения документов, воспомина­ний, исторических трудов?

— Я не могу снимать фильмы без симпатий к своим героям, какими бы они ни были. С другой стороны, мне не интересны герои, лишенные недо­статков. В реальной жизни таких пер­сонажей не бывает. Мне кажется, она искренно любила Николая II и это было взаимное чувство, которое бы­ло изначально обречено. И я пытался показать людей, которые в свою лю­бовь верят и стараются безуспешно найти выход, чтобы остаться вместе.

— А император... Отношение к нему у нас менялось уже не раз и остается неоднозначным...

— Фигура Николая II меня инте­ресует давно. Я даже хотел снять о нем фильм «Дно» по названию стан­ции, где он отрекся от престола... Его абсолютно неправильно понимают, мол слабый, все развалил, но это от­нюдь не так. Он действительно не очень хотел на престол по личным причинам, но, став царем в 1896 году, к 1913 превратил Россию в великую страну. Финансово процветали, про­изводство росло... Он был удивитель­ным, порядочнейшим человеком. Все огромное наследство после смерти отца пожертвовал детским садам, больницам. Он ко всему прочему детские сады и ясли ввел в России. Я уж не говорю, как он семью вос­питал. Вспомните: жена и дочери работали простыми медсёстрами в го­спитале. И в этом не было позы, всё было совершенно естественно.

Просмотров 2077

02.11.2016 15:26



Загрузка...

Популярно в соцсетях