Театральные режиссёры получат права

Законопроект о защите авторского замысла постановщиков спектаклей принят за основу

Под занавес своей работы депутаты Госдумы сумели поднять настроение театральным, цирковым и концертным режиссёрам: 17 июня они приняли в первом чтении законопроект, наделяющий постановщиков авторскими и смежными правами. И те, разумеется, обрадовались. Ведь когда закон окончательно примут, никто не сможет исказить их замысел, внести чужеродные изменения в спектакль или шоу.

Режиссёрское сообщество давно за это выступало. На активистов вроде художественного руководителя Александринского театра Валерия Фокина смотрели с надеждой, были готовы помочь, только не знали как. Между тем призывы режиссёров достигли ушей депутатов Госдумы, и вскоре целая группа парламентариев во главе с председателем Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павлом Крашенинниковым подготовила законопроект. Работа шла быстро: в апреле его внесли в Госдуму, в июне уже прошло первое чтение.

- Юридическую терминологию мне сложно понять, но сам вопрос авторских прав для режиссёров-постановщиков важен, - откликнулся на это событие художественный руководитель Большого драматического театра имени Г.А. Товстоногова Андрей Могучий. - Такие права давно есть у других создателей спектакля - у художника, композитора, сценографа. Вся команда наделена авторскими правами, кроме главного действующего лица - режиссёра, который является и источником замысла, и тем, кто его воплощает.

Почему так произошло, в общем-то, понимают все. Ведь то, что сделал сценограф или художник по костюмам, легко зафиксировать: рисунок, фотография, макет - и готово. Или композитор напишет музыку - вот ноты, вот запись. А как режиссёр зафиксирует то, что он сделал? В каком формальном виде можно описать то, что находится на кончиках пальцев, что видишь не столько глазами, сколько сердцем?

- Это пока не понятно, - вздохнул Могучий. - Но 17 июня сделан очень важный шаг: на государственном уровне декларировано авторское право режиссёра. А как оно будет реализовываться - это уже долгий скрупулёзный процесс, в котором обязательно должны участвовать профессионалы. Это дело не одного дня. Каждый спектакль уникален и требует своего конкретного решения. Я думаю, что в законе должен быть список всех возможных способов фиксации, чтобы режиссёр мог выбрать из него то, то и то - и дирекция театра обязана это сделать, не торгуясь. Если упрощать, то мне кажется, что теперь то, что я пытался впихнуть в контракт, будет написано в законе.

Защита от вмешательства

У эстрадных исполнителей или кинематографистов с авторскими правами всё в порядке, их уже давно охраняет закон. Причём создателей песен и фильмов, как правило, волнует одно: чтобы пираты не растащили их произведения по торговым углам, шли авторские отчисления и художник зарабатывал своим творчеством. У театральных постановщиков на первый план выходят другие чаяния: чтобы их авторский замысел без их ведома никто не мог изменить.

- Для меня очевидно, что должен быть запрет на замену артиста без участия создателя спектакля, - продолжил перечислять свои пожелания к законопроекту Андрей Могучий. - Нельзя менять пространство: продюсер должен спрашивать, можно ли ехать на гастроли, фестивали. Да, я понимаю, что хочется съездить на фестиваль в Германию, но если там нет таких площадок? Значит, нужен компромисс, и автор может для этих гастролей что-то переделать. Но именно автор. Или он может наложить вето на поездку.

- Защита авторских прав - это защита личности, это даёт художнику больше свободы, - считает режиссёр Влад Фурман. - Но продюсерам часто невыгодно, чтобы у режиссёра были права. Один продюсер мне как-то сказал: «Самое дорогое в производстве - это фантазия режиссёра», а я ему ответил: «Надо менять подход: не самое дорогое, а самое ценное, ведь режиссёр придумывает решение спектакля». Так что я считаю, что авторское право у него должно быть.

- Сделал я как-то проект «Кракатук», - привёл пример из своей биографии Андрей Могучий. - Но потом уже влиять на дальнейшее развитие художественной ткани не мог. Там заменили исполнителей, выкинули целых три эпизода, изменили костюмы. И мы с художником даже не смогли снять свои фамилии с афиши! Шоу так и идёт под моей фамилией! Когда рождается произведение, только режиссёр понимает, почему эту роль отдали этому актёру. Да, можно прописать в контракте, что все замены необходимо делать только с согласия режиссёра, но только очень догадливый режиссёр это делает. Мы ведь понимаем, что театр, особенно репертуарный, - это производство. Артист может заболеть, перейти в другой театр, а спектакль должен идти. Я это понимаю - продюсеру надо «катать». Но произведение, созданное режиссёром, состоит из множества компонентов, и потом оказывается, что спектакль изменён до неузнаваемости. На мой взгляд, закон должен решать две задачи: служить сохранению художественной целостности произведения и учитывать более сложную систему фиксации результата режиссёрского творчества.

Автор кто?

- Мы должны признать режиссёра автором, - категоричен руководитель социально-просветительных проектов БДТ, постановщик Борис Павлович. - Без этого мы лишаем спектакль художественной автономности, защиты, в том числе от бюрократических процессов. Замысел режиссёра - это то, что позволяет творить другим: артисту, художнику, композитору.

По мнению Павловича, защищать в первую очередь надо авторскую концепцию, а не порядок слов или расстановку актёров в мизансцене.

- Сейчас в некоторых постановках «зашита» актёрская импровизация, и двух одинаковых спектаклей с одинаковым текстом вообще не может быть, - пояснил режиссёр. - Так что начать надо с постулата, что только один человек может сказать, по каким законам живёт спектакль. Это - режиссёр.

- Закон сделает жизнь режиссёра более комфортной, - полагает театровед Оксана Токранова. - Ведь во многих театрах оспаривается право режиссёра на интерпретацию. Да и не только в театрах - и зритель оспаривает это право, потому и возникают истории, подобные новосибирской с «Тангейзером». После принятия закона режиссёрам больше не придётся доказывать, что именно он автор спектакля и имеет право интерпретировать.

- Имею я право переставлять текст пьесы? Имею! - громыхнул задетый за живое Андрей Могучий. - Но я должен предупреждать об этом зрителя? Должен. В афише будет написано: «По мотивам». Компромисс всегда можно найти, главное, чтобы его хотели искать. А то сейчас театр считают каким-то бюро культурно-развлекательных услуг. Но роль и задача театра в другом: это генератор смыслов. И тенденция делать из искусства дома быта очень вредна.

Впереди планеты всей

Депутат Госдумы Павел Крашенинников, обосновывая необходимость закона, припомнил такое понятие, как «режиссёрский театр». А это - когда пять спектаклей, поставленных по одной пьесе, неизбежно окажутся абсолютно разными. И даже главная мысль у них будет отличаться. Это уже не инсценировка литературного произведения, тут режиссёр творит. В его руках - текст пьесы, актёры, костюмы, декорации, грим, музыка, свет, даже зрительный зал. И он этот коктейль по своему личному рецепту взбалтывает, встряхивает, меняет и добавляет компоненты. И в итоге получается самостоятельное произведение искусства.

- Идея режиссёрского театра возникла в нашей стране, - рассказал Андрей Могучий. - Она появилась у Станиславского, потом её развил Мейерхольд. И сейчас именно такой театр - основной в мире. И казус в том, что в режиссёрском театре именно режиссёр авторских прав не имеет в отличие от других членов творческой бригады.

Кстати, в деле театральных авторских прав Россия оказалась в авангарде. В других странах защищены лишь драматург и композитор. А, скажем, сценографы или художники по костюмам - нет. Лишь в России они обладают авторскими правами. И теперь к ним может присоединиться и режиссёр.

Вопрос терминологии

Впрочем, и тут есть подводные камни. Взять и просто так ввести в российское законодательство авторское право для режиссёров-постановщиков, как оказалось, невозможно. Авторы законопроекта признают, что тогда наше законодательство вступит в противоречие с международными договорами, подписанными нашей страной. Например, с договором о Евразийском экономическом союзе. Ведь там право режиссёра относится не к авторским, а к смежным, исполнительским.

Тем не менее Павел Крашенинников и его команда нашли выход. Они предложили расширить именно смежные права практически до авторских - тогда и международные нормы будут в целости, и постановщики защищены.

В частности, предлагается определять работу режиссёров в какой-либо объективной форме, а спектакль - как особый результат исполнительской деятельности. Постановщиков наделят правом на имя, правом на неприкосновенность замысла не только при трансляции спектакля в записи, но и при исполнении вживую. В проекте есть и то, о чём мечтают режиссёры: обязанность согласовывать с ними любые вмешательства в ткань спектакля, включая замены актёров.

Как при этом называть их права - авторскими или смежными, - режиссёров заботит в последнюю очередь. Им важнее, что из этого выйдет. А это уже зависит от депутатов Госдумы будущего созыва, которым принимать закон.


Просмотров 1005

04.07.2016

Популярно в соцсетях