На пути смены названия может встать народ

В России хотят ввести систему референдумов по переименованию городов, посёлков, улиц

Представьте такую ситуацию: засыпаете вы в одном населённом пункте, а просыпаетесь — в другом. К магии это никакого отношения иметь не будет, просто местные власти приняли решение, что теперь ваш город или посёлок называется по-другому. Возможно, формально вашим мнением и интересовались, вывесив в Интернете соответствующий опрос, да вы его пропустили, не заметили, узнали о его существовании, когда дело было уже сделано.

Чтобы такого не происходило, депутаты Госдумы от фракции КПРФ во главе с Николаем Харитоновым предлагают узаконить на федеральном уровне референдумы по переименованию географических объектов. Законопроект об этом планируется рассмотреть через неделю.

Граждан спрашивают, но ненавязчиво

Сейчас в соответствии с Федеральным законом «О наименованиях географических объектов» изменения названий морей, гор, островов, озёр, рек, республик, краёв, областей, городов может происходить только с учётом мнения граждан. Но не все регионы обращают внимание на этот закон и сами определяют, руководствоваться ли мнением жителей. Исключение тут составляют железнодорожные станции, морские и речные порты, аэропорты, а также географические объекты, открытые или выделенные российскими исследователями в пределах открытого моря и Антарктики.

Но авторы инициативы, проанализировав законы 66 субъектов Федерации, выявили существенное различие в подходах к урегулированию этого вопроса на местном уровне. В 21 регионе, среди которых Краснодарский, Хабаровский края, Амурская, Калининградская, Смоленская, Тверская области и Республика Крым, мнение населения о присвоении наименований или переименовании географических объектов выявляется с помощью проведения опроса граждан. В ряде субъектов, например, в Воронежской, Кировской областях и Карачаево-Черкесской Республике, это делается с помощью опроса граждан, их собрания, проведения публичных слушаний, а также через представительный орган муниципального образования, на территории которого расположен географический объект.

Вместе с тем 14 субъектов, среди которых Владимирская, Курская, Ярославская, Архангельская и Ленинградская области, установили единственный способ — там всё решает муниципальная власть той местности, на которой расположен географический объект. «Такой способ как раз и влечёт за собой существенные риски социальной напряжённости при решении на соответствующей территории вопроса присвоения наименования или переименования географическому объекту, который носит основополагающий, сущностный характер для местного населения», — заявил «Парламентской газете» глава Комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. Он уверен, что должно быть установлено общее правило — любые изменения в названиях городов, посёлков, а также станций метро нужно проводить только после масштабного опроса граждан. Депутат думает, что в нашей стране мнение населения — это последнее, с чем будут считаться. Он лично этим возмущён, тогда как, например, в Швейцарии собирают референдумы местного значения, по какой тропинке выгуливать собак, чтобы они не мешали окружающим.

Харитонов считает, что политика не должна вмешиваться в процесс переименования городов, то есть в этом процессе руководствоваться политической конъюнктурой никак нельзя.

А вот глава Комиссии Общественной палаты по развитию социальной инфраструктуры, местного самоуправления и ЖКХ Игорь Шпектор, наоборот, уверен, что политика тут как раз может помочь и референдумы о переименованиях лучше приурочивать к каким-либо выборным кампаниям. Так и денег будет уходить меньше. То есть идею законопроекта общественник полностью поддержал, тем более что он сам в прошлом был градоначальником Воркуты и  с вопросом знаком не понаслышке: «Я считаю, что граждане имеют право на свою точку зрения в вопросе нужности переименования улиц, посёлков и деревень. Чтобы не получилось, как в украинском Днепропетровске, когда Рада приняла решение о том, что город становится Днепром, а жители выступили против».

История во многом ни при чём

Полгода назад в Москве завершилась длинная история с переименованием станции метрополитена «Войковская», а также железнодорожной станции и пересадочного узла. Большинство участников электронного опроса на сайте «Активный гражданин» — это 53% — проголосовали против. И вполне возможно, не потому, что они не приемлют то или иное название. Нельзя забывать о том, что любое переименование тянет за собой и «приземлённую сторону». Да, изменение названия станции метро — это самый безобидный вариант, а вот если менять название улицы, то это связано с целым рядом проблем: нужно менять паспорта жителям домов, сообщать о перемене адреса в банки, обновлять доверенности и документы о собственности, менять паспорта. А юридическим лицам менять свои юридические адреса, а также вносить изменения в учредительные документы.

Да, переименование улиц, площадей или городов — процесс как минимум двойственный. Всегда есть те, кто заинтересован в процессе, есть и противники переименования, которые тоже имеют свою логику и набор причин, а также молчаливое большинство, которому всё это неинтересно.

В стране есть Государственный каталог географических названий, который ведёт «Федеральный научно-технический центр геодезии, картографии и инфраструктуры пространственных данных». Каталог является составной частью Федерального картографо-геодезического фонда, находящегося в ведении Росреестра. И конечно, установлены строгие требования к наименованиям географических объектов. Во-первых, они должны отражать наиболее характерные признаки местности, во-вторых, вписываться в существующую систему наименований географических объектов этой местности, в-третьих, учитывать мнение населения и, в-четвёртых, состоять, как правило, не более чем из трёх слов.

Хотите запутаться в названиях улиц? Езжайте в Питер!

В истории дореволюционной России уже были случаи переименований географических объектов для устранения памяти об определённых событиях. Так, чтобы забыть о восстании Емельяна Пугачёва в России, после разгрома восставших в 1775 году повелением императрицы Екатерины II было принято решение о переименовании реки Яик в Урал и Яицкого Городка в Уральск.

Дело продолжил сын Екатерины — Павел I. Он уничтожил названия, данные в эпоху своей матери: Екатеринослав получил наименование Новороссийск, Севастополь — тюркское название Ахтияр, Феодосия — Кафа, как это было при турках. После же смерти отца Александр I стал восстанавливать екатерининские названия.

Основная же волна переименований захлестнула нашу страну в начале 1990-х годов, хотя сам процесс начался ещё в конце 1980-х. Причём в первую очередь он коснулся тех населённых пунктов, которые носили имена генсеков ЦК КПСС. Например, город Брежнев стал Набережными Челнами, а Андропов — Рыбинском. Позднее «досталось» и другим видным советским деятелям. Например, Орджоникидзе превратился во Владикавказ, Горький — в Нижний Новгород, Куйбышев получил название Самара, а Ленинград — Санкт-Петербург.

Кстати, внутри самого Санкт-Петербурга много названий улиц, проспектов и площадей, которые могут в один миг запутать не только приезжего туриста, но и самих жителей Северной столицы. В том случае если, договариваясь о месте встречи, не сообщать некоторых уточняющих параметров. Например, в городе существуют Витебский вокзал, Витебский проспект, Витебская улица и Витебская площадь — почти все в разных местах, кроме вокзала и площади, которые располагаются друг напротив друга. А вот эпический случай — Финский переулок и Финляндский переулок и, конечно, всем известные Большой и Малый проспекты. Одни расположились на Васильевском острове, другие — на Петроградской стороне.

Неизвестно, соберутся ли жители Петербурга когда-нибудь на топографический референдум, но если такое желание у них есть, то в случае принятия данного законопроекта полное право осуществить его они получат.

В каких случаях допускается обязательное переименование географического объекта

1. Два или более однородных географических объекта в пределах административно-территориального образования имеют одинаковые названия.

2. Географический объект обозначен аббревиатурой, номером или словосочетанием, выполняющими функции наименований географических объектов, но в действительности ими не являющимися.

3. Существующее написание наименования географического объекта на государственном языке Российской Федерации или на других языках народов Российской Федерации не соответствует правилам русской орфографии или орфографии других языков народов Российской Федерации и традициям употребления наименований географических объектов на указанных языках.

4. Для возвращения отдельным географическим объектам наименований, широко известных в прошлом и настоящем.

 


Просмотров 3010

30.05.2016

Популярно в соцсетях