Закон о рыбалке сел на мель

Почему важнейший нормативный акт, затрагивающий интересы миллионов граждан, остаётся проектом уже третий год?

Для нашего брата рыболова-любителя практически любой водоём в контексте закона - это тайга. А прокурор в контексте «тайги» если не медведь, то пара вынырнувших из кустов мордоворотов в мундирах секьюрити.

- А ну пошёл отсюда, - говорят они любителю-рыболову, - здесь частная территория.

На детский лепет что-то там про Водный кодекс, который исключает какие-либо частные территории вдоль берегов природных водоёмов, следует «угроза действием», а зачастую и непосредственное изгнание взашей. Откуда же взялась эта напасть: ещё недавно наши реки и озёра были общенародными, а сегодня вдруг обрели конкретных «хозяев»?

Как и Зачем разбазарили отечественные водоёмы

Вряд ли в начале двухтысячных, когда принимался Закон «О рыболовстве и сохранении водных биологических ресурсов», его авторы из профильных правительственных ведомств досконально спрогнозировали последствия одной из новаций этого документа. А ведь она учреждала совершенно неведомый на наших водных просторах институт - рыбопромысловые участки (РПУ). В переводе на более понятный язык это значило, что всяк разворотливый мог взять в аренду понравившуюся акваторию (или её часть) практически любого отечественного водоёма, а заодно (внимание!) и его прибрежную территорию.

Года через два, когда стало понятно, что что-то пошло не так, законодатели удалили из нормативного акта «прибрежную территорию», закрепив за РПУ только «воду». Но было уже поздно.

Если теперь посмотреть на карту России, вооружившись перечнем РПУ, который утверждается в каждом регионе местным чиновничеством, от обилия «прихватизованных» берегов зарябит в глазах. Водные глади розданы направо и налево - где десятками, а где и сотнями гектаров. Береговые линии «частных территорий» исчисляются тысячами километров - по рекам, озёрам и водохранилищам.

По данным Владимира Кашина, главы думского Комитета по природным ресурсам, природопользованию и

экологии, только в Костромской губернии под рыбопромысловые участки попало 64 процента водоёмов, в Пензенской - 75 процентов. В Татарстане облюбовавших водные глади оказалось столько, что в конце концов взбунтовалось население.

Не остались в стороне, понятное дело, и столичные предприниматели, отхватив в Московской области, не очень богатой на водоёмы, целые водохранилища. В ныне печально известном Красногорском районе под раздачу угодила даже Москва-река.

Дошло до того, что сегодня, собираясь порыбачить на том или ином водоёме, считавшемся общедоступным, нужно трижды навести справки, не стал ли он в одночасье чьей-то де-факто частной собственностью и не придётся ли оттуда сматывать удочки, едва их расчехлив.

Насколько пополнились «биологические ресурсы»

Всё начиналось, как водится, с благих намерений Росрыболовства, придумавшего РПУ, и вторившего ему Минсельхоза. Ежегодно в России, говорят в этих ведомствах, вылавливается до 100 тысяч тонн рыбы как промысловым, так и любительским способом. Как-то же нужно пополнять не бесконечные «биологические ресурсы». Выбор пал на предприимчивых граждан и юридических лиц, которым при раздаче рек и озёр вменялось в обязанность восстанавливать рыбные запасы, что-то оставляя и для себя.

Нынче итоги этих благих намерений не замечают разве что их авторы - отцы-основатели идеи РПУ. Рыбы в наших водоёмах больше не стало. На прилавках её и вовсе нет, если иметь в виду исконных обитателей российских вод. Оно и понятно: у новоявленного арендатора есть прежде всего свой интерес. Зарыблять участок реки или озера - удовольствие дорогое, тем более что с этого удовольствия не получишь ни шиша. «Дикая» рыба ведь не спрашивает, где ей плавать, чтобы однажды её извлечь, пересчитать по головам и выложить на прилавок. Это вам не карп из рыбхоза или толстолобик, выращенный в садках. Поди-ка разведи в неволе речных аборигенов, скажем, средней полосы - окуня, судака, щуку, леща или налима, если уж говорить о поддающемся учёту рыбоводстве. Так каким же образом должны были пополняться «биологические ресурсы» наших рек и озёр, притом что эффективность зарыбления оценкам не поддаётся, а сколь-нибудь действенного контроля за этими процедурами нет?

Ответ на этот вопрос несложно найти в метаморфозах самих РПУ, точнее, в характеристике их деятельности. Товарным рыбоводством нынче занимаются единицы из тысяч «приватизаторов», да и к восполнению «биологических ресурсов» их труд имеет слабое отношение. Остальные РПУ переквалифицировались на «оказание услуг по спортивному и любительскому рыболовству» - благо закон разрешил. Ведь это уж точно живые деньги, тем более что плату за «посидеть с удочкой на берегу» можно назначать с потолка.

Наличие в первоначальном варианте закона пресловутых «прибрежных территорий», которые сдавались в аренду в придачу к водным гладям, породило цепную реакцию хищнических захватов водоёмов со строительством соответствующей «любительской рыбалке» инфраструктурой, включая заборы.

Ну не на воде же, ей-богу, оказывать «услуги»! Может, рыболову-любителю захочется не только с оплаченной удочкой посидеть, но и где-то переночевать. А может, он возжелает пожарить свой улов в наспех сколоченной прибрежной харчевне. Словом, получилось, как в дачно-коттеджном строительстве. Извечное притяжение людей к воде нынче в качестве лакомого куска вовсю эксплуатируется и на рыбалке. Да так эксплуатируется, что в марте 2011 года во многих российских регионах прошли массовые акции протеста. Повторились они в ноябре и периодически вспыхивают до сих пор, хотя и было объявлено о компромиссном решении - наложить мораторий на отведение рек и озёр под РПУ и разработать отдельный закон, регулирующий любительское рыболовство.

Подготовленный Росрыболовством и Минсельхозом законопроект о любительском рыболовстве при общественном обсуждении был встречен в штыки, однако в 2013 году всё же добрался до первого чтения в Государственной Думе. Но… так и застопорился.

Почему рыболовы против «приватизации» рек и озёр

Собственно, почему проект закона о любительском рыболовстве до сих пор не стал нормативным актом, понятно по духу его обсуждения в Госдуме, прошедшего ещё три года назад. Притом что компромиссы, внесённые в документ, существенно его оздоровили, почти четверть голосовавших депутатов отвергли предлагаемые новшества. Не потому отвергли, что новшества законодателей их в чём-то не устроили, а потому, что, по сути, они не меняли нарастающую коммерциализацию любительской рыбалки.

Начало депутатским разногласиям положил замглавы Минсельхоза Игорь Манылов, представлявший в Госдуме новый законопроект. Чиновник вынужден был признать, что правоприменительная практика с РПУ «сложилась нехорошая». Участки начали выделяться в местах традиционного лова. Услуги, которые предлагались, в реальности оказывались не того качества и уровня. Но это недоразумение проект закона о любительском рыболовстве как бы исправляет. Он упраздняет РПУ как институт. Правда, вместо него учреждает… «рыболовные участки».

Нет-нет-нет, это не то же самое, что РПУ! Впрочем, если нынешние владельцы РПУ пожелают остаться арендаторами «приватизированных» берегов - за ради бога. Но… на новых с государством условиях. Либо рыбу разводи и в таком случае бери с рыболовов плату по документу строгой отчётности. Либо просто оби­хаживай водоём, но рыбакам не препятствуй.

Заниматься этим благородным делом можно будет не так, как сейчас, - бери больше и кидай дальше, а строго на 10 процентах водоёмов от общего их количества в том или ином регионе. А чтобы всё было по-честному, решение о выделении рыболовных участков будет принимать комиссия из представителей местного чиновничества и общественности.

Судя, однако, по депутатским репликам в разгоревшейся после выступления Манылова дискуссии, ведомство не уловило или не захотело уловить основной сути протестных настроений более чем 25-миллионной армии российских рыболовов-любителей. Какие такие рыболовные участки вместо РПУ? Что это принципиально меняет в дискредитировавшей себя практике передачи общедоступных водоёмов в частные руки?

«Реки и озёра, - по словам депутата от ЛДПР Сергея Иванова, - это то, что дано нам природой и Богом. Отдавать их кому-то на откуп - совершенно неправильно». Коллегу поддерживает справедливоросс Олег Нилов: «Какие проблемы? Покупайте землю, вырывайте там пруды, зарыбляйте их и приглашайте туда на рыбалку за деньги!»

А что значит, задаются вопросом законодатели, передача арендаторам не более 10 процентов водного фонда того или иного региона? Ведь в этот фонд, согласно Водному кодексу, входят не только реки, озёра и водохранилища, но и любой другой объект, заполненный водой, включая протоки, бочаги, болота, подземные источники и прочее. Не получится ли в итоге, как сейчас: под РПУ отвели именно те водоёмы, где рыба ещё водится и клюёт, куда можно добраться на машине или пешком и где люди рыбачили испокон века?

Пожалуй, наиболее тяжёлый вопрос прозвучал в выступлении единоросса Николая Булаева. Что будет с ныне существующими РПУ, отхватившими в регионах такое количество «берегов», которое ну никак не укладывается в предлагаемую 10-процентную квоту? Пассажиров, выходит, больше, чем мест в салоне?

Глава думского Комитета по природным ресурсам, природопользованию и экологии Владимир Кашин видит выход в том, чтобы выработать механизм преобразования ранее розданных под РПУ участков. Скорее всего, это будет сделано ко второму чтению законопроекта. В свою очередь, представитель Минсельхоза уповает на переходные положения документа, позволяющие перезаключить арендные договоры на новых условиях.

Тем не менее массовых судебных исков при ликвидации РПУ не избежать, если ситуацию не сгладит предлагаемая для арендаторов смена вывесок, опасаются депутаты, проголосовавшие за законопроект в редакции Минсельхоза. С другой стороны, законодатели понимают, что российский рыболов получит, хоть и в видоизменённой форме, то, против чего он протестовал. Коллизия?

Да, для 2013 года, когда закон о любительской рыбалке принимался в первом чтении и до сих пор ожидает чтения второго, спровоцированный чиновничеством конфликт коммерческих интересов с общественными представлял собой серьёзную коллизию. Но нынче 2016 год, за «плечами» которого, в частности, опыт московских властей, сумевших в течение «ночи длинных ковшей» урезонить «прихватизаторов» городских земель. Столица не перевернулась, она просто стала чище. Может, новоявленных хозяев другого общенародного достояния - наших рек и озёр - тоже стоит «подвинуть»? Совсем. Раз и навсегда.

Из Водного кодекса

Арендованные под РПУ водоёмы продолжают оставаться государственной или муниципальной собственностью и, согласно Водному кодексу (ст. 6 п.1), являются общедоступными водными объектами. Полоса земли вдоль береговой линии такого объекта предназначена для общего пользования, и её ширина составляет 20 метров (ст.6 п.6). В собственности граждан или юридических лиц могут находиться только пруды и обводнённые карьеры, расположенные в границах принадлежащих гражданам и юридическим лицам земель (ст.8 п.2).

Мнения

Сергей Лисовский

первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию:

- Законопроект о любительской рыбалке затрагивает интересы и простых граждан, и промышленного рыболовства. Сейчас государство взяло курс на развитие аквакультуры, особенно замкнутых водоёмов, и вот тут сталкиваются интересы производственников и любителей-рыболовов. У нас, в Курганской области, например, в этом вопросе много спорных ситуаций, потому что люди ловили рыбу столетиями, а сейчас свободно это делать не могут, тем более что для многих рыбалка - это во многом реальный способ пропитания.

Кроме того, прежнее руководство Росрыболовства всегда считало принципиальным взимание платы с людей за любительскую рыбалку. Да, я понимаю, когда человек платит за услугу, его отношение к ней становится более сознательным, а полученные деньги можно использовать для чистки и благоустройства водоёмов, но народ мало верит, что деньги пойдут на конкретные цели.

Я бы не назвал сложившуюся ситуацию тупиковой, просто нет насущной необходимости срочно решать вопрос и заниматься этим законопроектом, а главное, нет такого решения, которое бы всех устроило.

Эльмира Глубоковская

член Комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии:

- Основной посыл законопроекта о любительской рыбалке - рыбалка на всей территории России остаётся для рыболовов-любителей бесплатной. Исключение здесь составляет ловля редких пород рыб. Этот перечень определяется в каждом регионе комиссией по рыболовству. В этом случае рыбаку нужно приобрести разрешение на рыбалку, которое может быть платным. Также дискуссионным является вопрос о территориях промышленного рыбоводства. Ряд водоёмов были предоставлены предпринимателям для разведения рыб. Можно ли там рыбачить любителям? Большинство депутатов считает, что право рыболовов - любителей ловить свободно в любом месте должно быть соблюдено, однако при этом не должны нарушаться права тех, кто ведёт промышленное рыбоводство. Соответствующие поправки в законопроект сейчас обсуждаются.

А как у них?

В Финляндии полно частных водоёмов, но рыболовам никто не препятствует

Если у финнов отнять спиннинги, донки, сети и прочую снасть, то это будут уже не финны. Рыбная ловля - часть их культуры. Да и может ли быть иначе в стране, где около 190 тысяч озёр и 25 тысяч километров рек? Подсчитано, что не менее 40 процентов финнов хотя бы раз в год отправляются на рыбалку. Но при этом большинство водоёмов страны находятся в частных руках. Как же в Финляндии совмещают права собственников и желание народа половить рыбку в чистой водичке?

Компромисс искали не один десяток лет. И нашли. Для рыбаков есть правила - писаные и неписаные. С писаными всё просто: законы Финляндии предусматривают право каждого человека на рыбалку. Поэтому ловить с берега поплавочной удочкой или со льда на блесну можно где угодно и кому угодно, причём бесплатно. Единственные исключения - речные пороги и протоки, по которым идут на нерест рыбы, а также специальные водоёмы, где разводят рыбу. Есть ещё условия: удилище должно быть одно на человека, нельзя использовать катушки и натуральную приманку. Искусственную - пожалуйста.

Неписаные правила тоже просты: место лова надо выбирать подальше от жилья, чтобы никому не мешать. Ставить палатки и разжигать костры можно только с личного разрешения владельца водоёма и лишь в местах, указанных им. Если все эти условия выполняются, лови сколько хочешь, никто тебе и слова не скажет. Даже наоборот - порадуются за твой хороший улов.

Но настоящему рыбаку одной удочки с поплавком мало. Он хочет половить и спиннингом, и троллингом, и внахлёст, и сетью, и с лодки, и бог знает как ещё. Это тоже не проблема. Просто надо иметь в кармане два разрешения. Первое - это государственная лицензия. Сейчас она стоит 5 евро за сутки лова, 12 евро за неделю и 39 евро за год. Купить её можно через Интернет или в Природных центрах Главного лесного управления Финляндии. Но проще всего - в разбросанных по всей стране киосках R-kioski, правда, там возьмут сверху несколько евро за обслуживание. Лицензия не требуется тем, кто моложе 18 и старше 65 лет.

Второе разрешение надо получить у собственника озера. Это тоже несложно: где-нибудь да будет укреплён щит с информацией, где это можно сделать. На каждый вид лова - своё разрешение и своя цена. Но, как правило, она сопоставима со стоимостью государственной лицензии. Так что при средних зарплатах в три тысячи евро в месяц, заплатить 70-80 евро за весь год или 20-30 евро за неделю - не так уж много.

Количество разрешений на некоторых водоёмах, кстати, может быть ограничено: например, не более десяти в сутки. Часто можно встретить ограничения и по размеру: молодых рыб, не доросших до установленной длины, нужно выпустить обратно в воду.

Опознать частное озеро можно лишь по табличке Yksityisalue, её обычно ставят у въезда. Ни заборов, ни других ограждений нет - они запрещены: каждый человек имеет право гулять по берегам, даже если они частные. Заходить без приглашения нельзя только во дворы домов. И, конечно, запрещено оставлять после себя мусор.

На что же идут собранные с рыбаков деньги - а это десятки миллионов евро в год? Их можно использовать только с одной целью: на развитие рыбного хозяйства. На них чистят водоёмы, разводят и запускают мальков. Именно поэтому в Финляндии очень много рыбы - сколько её ни ловят и удочками, и сетями, и в любительских целях, и в промышленных масштабах, популяция ежегодно восстанавливается. В общем, финны уверены, что нашли идеальный баланс между заботой о природе и желанием наловить много рыбы.


Просмотров 11271

13.04.2016

Популярно в соцсетях