Инвалидов в российских школах пока не ждут

Получить полноценное образование мешает дефицит учителей-профессионалов и нечуткость сверстников

Инвалидов в российских школах пока не ждут

ФОТО РУСЛАНА ШАМУКОВА/ТАСС

По данным соцопросов, две трети россиян уверены в том, что у инвалидов нет тех же возможностей для образования и трудоустройства, как у остальных граждан. На чём базируется такое мнение и что мешает детям с ограниченными возможностями получить полноценное образование, парламентарии и эксперты обсудили в ходе заседания экспертного совета по делам инвалидов при Совете Федерации.

Выбор есть всегда

На сегодняшний день в России около 12 миллионов инвалидов, более 613 тысяч из них — дети.  От получения образования отказывается лишь подавляющее меньшинство — не больше 5 процентов. «По данным Росстата, 63 процентов родителей детей-инвалидов ориентированы на обучение детей в общеобразовательных учреждениях, 26 процентов — на получение ими начального или среднего профессионального образования, 36 процентов хотят, чтобы у их детей было высшее образование, — рассказала  заместитель председателя Совета Федерации Галина Карелова. - При этом в системе среднего профессионального образования сегодня обучается свыше 12 тысяч студентов-инвалидов. В системе высшего образования учится около 10 тысяч таких детей».

Законодательство предлагает детям с ограниченными возможностями различные формы обучения, в том числе инклюзивное, коррекционное, дистанционное. Более 50 процентов из них уже предпочли образование инклюзивное. И уже в школе столкнулись с серьёзными проблемами.

Как преподать урок доброты

«У нас существует дефицит специалистов, умеющих работать с такими детьми, особенно не хватает дефектологов и тьюторов», — признал заместитель министра образования и науки Вениамин Каганов. Замминистра напомнил, что ещё в августе 2013 года  своим приказом Минобрнауки предписало, что на одного учителя-дефектолога должно приходиться от 6 до 12 учащихся с ограниченными возможностями, на одного педагога-психолога — до 20 учащихся, на одного тьютора-ассистента — от 1 до 6 учащихся. «Этот приказ никто не отменял, однако по факту ситуация совсем другая, — рассказал Вениамин Каганов. — Например, даже в некоторых специальных учреждениях для детей с задержкой развития нет ни одного дефектолога. К примеру, в Чукотском автономном округе, где учатся 52 ребёнка с умственной отсталостью, работают всего 1 логопед, 1 психолог и один социальный педагог. В ряде регионов на одного учителя-дефектолога приходится от 32 до 200 детей-инвалидов». 105 слабослышащих детей в Чеченской республике вообще не получают коррекционной помощи, поскольку в регионе нет профильного специалиста. «Наиболее остро не хватает логопедов, дефектологов, психологов, — признал чиновник. — При этом мы не можем говорить о том, что в стране не ведётся подготовка таких специалистов. В настоящее время их обучают более 1000 вузов, только в 2014-15 учебном году соответствующие дипломы получили около 5 тысяч человек. Получается, что они просто не едут в регионы и не идут работать в те школы, где их ждут». Решать эту проблему, по мнению Вениамина Каганова, нужно вместе с властями регионов.

Отдельная проблема — насколько готовы к совместному обучению с детьми-инвалидами дети здоровые. «За два часа до этого заседания мне позвонила мама одной знакомой девушки с диагнозом ДЦП, — рассказала первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова. — Я знала эту семью, когда девушка училась в школе, общалась с ними, когда она училась в вузе, и вот теперь она получила очень хорошую работу, стала юристом». При этом, по словам сенатора, профессиональное становление её знакомой едва не закончилась на школьной скамье. «Её мама жаловалась, что в классе её сверстниками были созданы просто невыносимые условия, — пояснила сенатор. — Ребёнка пришлось переводить в другой класс, к другому классному руководителю. А с детьми предварительно провести доверительную беседу, призвать к их доброте и пониманию. В итоге через неделю мальчики выстраивались в очередь, чтобы этой девушке помогать».

По мнению Лилии Гумеровой, в школах стоит хотя бы изредка проводить новый урок, идею которого предложила Диана Гурцкая — «Урок Доброты». Заместитель директора по дополнительному образованию и социализации детей и подростков московского «Колледжа градостроительства, транспорта и технологий №41» Валентина Бадил считает, что больше внимания стоит уделять социальной рекламе. «Детей нужно призывать не «брать от жизни всё», и прививать им совсем другие ценности», — сказала она.

Мост в будущую профессию

Пожалуй, больше всего рекомендаций участники заседания дали Минобрнауки. Среди них — создание новой специальности «преподаватель русского жестового языка», увеличение обучающихся по этой специальности, разработку адаптивных основных профессиональных образовательных программ, выделение дополнительных мест в ВУЗах для подготовки сурдо- и тифлопедагогов, включение в программы обучения педагогов курсов по специальной психологии и коррекционной педагогике. Особый акцент был сделан на сохранении и развитии существующей сети специальных (коррекционных) образовательных организаций, в том числе дошкольных комбинированного типа и компенсирующей направленности, для детей-инвалидов, которые из-за особенностей психофизического развития не могут обучаться по инклюзивной форме.

Заместитель министра труда и социальной защиты Григорий Лекарев рассказал, что чиновники продолжат работать и над тем, чтобы «протянуть мост между получением образования и занятостью». Главная группа риска здесь — это ребята, которые впервые ищут работу, пояснил он. «У нас уже запланировано создание специального реестра, чтобы эту категорию отдельно выявлять, фиксировать и ей заниматься, — сказал замминистра. — К примеру, в 2013 году общее количество выпускников-инвалидов составило больше 13 тысяч человек, из них трудоустроились 9566 человек. Предстоит выяснить, закрепились ли эти молодые специалисты на работе, и какова судьба тех, кто в это число не попал».

 

 


Просмотров 1453

31.03.2016

Популярно в соцсетях