Поисковикам не хватает координации и денег

Пропавших без вести воинов разыскивают Минобороны, ДОСААФ и общественные объединения, но порядка нет

Поисковикам не хватает координации и денег

Фото Валерия Морева/ТАСС

В 2013 году в Законе «Об увековечении памяти погибших при защите Отечества» были внесены поправки, которые должны были навести порядок в самодеятельности, происходившей в отечественном поисковом движении последние 30 лет. Что из этого вышло, обсудили на «круглом столе» в Совете Федерации.

Каждый год в одном и том же месте

- Партизанщина! — коротко охарактеризовал ситуацию с поисковым движением в стране начальник Управления военно-патриотического воспитания и общественных связей ДОСААФ России Сергей Чистый. — Только в годы Великой Отечественной войны у партизан был единый штаб в Москве. У поисковиков сейчас много штабов, которые плохо взаимодействуют друг с другом. В итоге разные отряды по нескольку раз приезжают в одно и то же место.

Наиболее активно поисковой деятельностью занимаются Минобороны, Межведомственная комиссия по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести, Комитет по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств — участников СНГ, Общероссийское общественное движение «Поисковое движение России», ДОСААФ, Российское военно-историческое общество и «Миротворческая миссия имени генерала Лебедя». На региональном уровне действуют ещё сотни поисковых отрядов и объединений.

- Основная проблема — это многочисленность и разобщённость поискового сообщества, — констатирует зампред Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Мухарбек Дидигов. — Недостаточность координации деятельности федеральных, региональных и местных органов власти.

Общая координация поисковой работы, кстати, возложена на военных, однако по факту приказы людей в погонах не имеют большого влияния на гражданских энтузиастов. Каждый поисково-патриотический отряд действует на основании своего устава и с армейским сюда лезть практически бессмысленно. Тем более Минобороны делает всё возможное, чтобы затруднить работу с собой.

К примеру, поисковики ежегодно «поднимают» большое количество павших военнослужащих, но из списков пропавших без вести их исключают с большим запозданием.

- Общественная организация не может вести официальный учёт, — пояснил начальник Центрального архива МО РФ Игорь Пермяков. — Это делает Минобороны, которое через военкомат должно предоставить нам в архив справку, что человек пропал без вести, а сейчас его нашли и он переучтён как погибший.

Однако для получения этой справки поисковики должны подготовить большое количество документов: акты эксгумации, всевозможные карточки и прочее. А как относятся к подобной бюрократии те, кто по зову души по лесам и болотам разыскивает останки павших воинов, чтобы похоронить их по-человечески, думаю, объяснять не стоит.

По словам Игоря Пермякова, в течение 2014—2015 годов в архив поступило 46 карточек о внесении изменений на 1086 военнослужащих. Если проанализировать отчёты поисковиков, то там количество «поднятых» гораздо больше. Получается, они зависли где-то на стадии оформления документов.

Раскритиковала работу Минобороны и член Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Ольга Ковитиди:

- Военные утверждают, что нормативная база по координации поискового движения сформирована, однако мы видим, что в этом направлении возникают серьёзные проблемы. Нет статуса поисковой организации, не определена процедура его получения и требования к нему. Всё это приводит к появлению чёрных копателей. Процедура должна быть прозрачной.

Кто ищет наших солдат в Сомали, Афгане и Чечне?

Сколько их, не найденных солдат Великой Отечественной, к сожалению, никто не знает. Цифры пропавших без вести в результате военных конфликтов после Великой Отечественной войны известны.

По данным Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, количество военнослужащих, пропавших без вести в период с 1946 по 2008 год, составляет 796 человек. Из них 332 пропали в Северо-Кавказском регионе с 1994 года.

Несмотря на то что времени было предостаточно, поиски продвигаются тяжело. Местное население неохотно сотрудничает с правоохранительными органами в плане предоставления данных о возможных местах захоронения останков военнослужащих. Для активизации работы на Северном Кавказе в военном ведомстве даже предлагают создать специальный фонд для стимулирования местных жителей делиться необходимой информацией.

За пределами России числятся пропавшими без вести 333 военнослужащих, сообщил зампред Межведомственной комиссии по военнопленным, интернированным и пропавшим без вести Александр Кирилин. Поиском в большинстве случаев можно заниматься только по линии Министерства иностранных дел, так как в Сомали, где пропавшими числятся шесть наших военных, и Афганистан (264 без вести пропавших) выезжать смертельно опасно.

Да и нет денег на командировки, признаются активисты. Поэтому поисковая работа за рубежом фактически не ведётся.

- Получается парадоксальная ситуация, когда солдат на войну посылает государство, а ищут их потом добровольцы за счёт спонсоров и благотворителей, — подчеркнул председатель Комитета по делам воинов-интернационалистов при Совете глав правительств государств— участников СНГ Александр Ковалёв.

Он предложил внести в профильный закон поправку, что именно государство несёт ответственность за поиск военнослужащих, пропавших без вести.

Бюджет обещали проконтролировать

Различие в финансировании — вторая по значимости проблема поискового движения. По словам начальника Управления Минобороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества Владимира Попова, за 2013—2015 годы поисковым отрядам только через Национальный благотворительный фонд выделено свыше 150 миллионов рублей. Однако гранты видят только отряды, входящие в подотчётное военным общественное объединение «Поисковое движение России». Большинство энтузиастов по-прежнему выходят в поиск на свои средства.

- Ни один поисковый отряд Московского объединения денег от государства не получил в прошлом году, — рассказал руководитель Центра гражданско-патриотического воспитания молодёжи «Рубеж» Олег Окопный.

Между тем за 15 лет существования отряда «Рубеж» его воспитанники нашли более тысячи не захороненных бойцов и восстановили 28 имён пропавших героев.

- Очевидно, что при таком финансировании невозможно нормально работать, — отметил член Комитета Совета Федерации по социальной политике Эдуард Исаков. Сенатор предложил своим коллегам обратить на финансовую сторону организации поискового движения особое внимание при работе над бюджетом 2017 года.

Количество военнослужащих, пропавших без вести за пределами России

Эфиопо-сомалийская война (1977—79 годы) — 6 человек;

Венгерское восстание (1956 год) — 51 человек;

Война в Афганистане (1979—89 годы) — 264 человека;

Карабахский конфликт (1988—94 годы) — 2 человека;

Грузино-южноосетинский конфликт (1991—92 годы) — 3 человека;

Гражданская война в Таджикистане (1992—96 годы) — 3 человека;

Осетино-ингушский конфликт (октябрь-ноябрь 1992 года) — 2 человека;

Принуждение Грузии к миру (2008 год) — 2 человека.

Итого: 333 человека.

 


Просмотров 868

30.03.2016

Популярно в соцсетях