Новые тамплиеры

15.12.2014 13:53

"РФ-сегодня"

Новые тамплиеры

Мир. История
 
История не просто повторяется, а повторяется в самых хитрых разновидностях и с завидной закономерностью, которую нельзя не замечать…
 
Ровно семьсот лет назад, в 1314 году, прекратил свое существование могущественный орден рыцарей Храма (орден тамплиеров, от французского слова temple — храм), влияние которого распространялось на все Средиземноморье и прилегающие к нему государства. И главную роль сыграл здесь французский король Филипп IV, которого современники наградили двумя яркими эпитетами: красивый и железный. Многие члены ордена закончили свою жизнь в заточении, а глава ордена Великий магистр Яков де Молле был сожжен на костре. Имущество и денежные кассы тамплиеров были конфискованы и частично переданы ордену госпитальеров, частично — городам и территориям, где они находились. Это событие стало одной из главных вех в истории человечества, служа потомкам наглядным уроком и одновременно хорошим предостережением.
Филипп Красивый вошел в историю как тонкий политик, как человек мудрый и немногословный: король больше слушает, чем говорит, — писали о нем современники. Царствование Филиппа IV — это постоянная борьба за укрепление государства, борьба с неблагоприятными внутренними и внешними условиями. Серьезной проверкой на прочность и силу воли было соперничество короля с папой за верховенство светской (монаршеской) власти над церковной. Это, в конечном счете, была борьба за колоссальные церковные налоги и поборы, в которой король победил. Филипп Красивый писал папе, что светская власть выше, поскольку она отвечает за жизнь и благосостояние всех подданных, включая и священнослужителей с их монастырями и соборами, и если государство потерпит крах, значит пострадают все, в том числе и церковники.
Король утверждал, что над монархом стоит только Бог, и заявлял о себе как о защитнике всех христиан. «Богу — богово, кесарю — кесарево», ссылался король на знаменитые слова Иисуса Христа. Благочестие и принципиальность Филиппа IV не знали границ: он никого не боялся, кроме Бога, и шел до конца. Смело и открыто король обвинил папу римского Бонифация VIII в атеизме, ереси, содомии, идолопоклонстве (папа изваял свои бюсты из серебра и выставил в церквях Рима) и кумовстве (папа возвел в кардиналы трех своих племянников, которые не отличались ни набожностью, ни религиозными познаниями). Попутно заметим, что Бонифаций VIII в истории католицизма был далеко не единственным папой с нечистоплотной биографией.
Но чаще всего Филиппа Красивого вспоминают в связи с «делом тамплиеров» — судебным разбирательством, длившемся несколько лет, по которому были заслушаны сотни свидетелей, как самих тамплиеров, так и тех, кто добровольно вышел из их организации (или не вступил) по причинам, изложенным ниже, а также очевидцев — сторонних людей. Но обо всем по порядку.
Орден основал французский рыцарь Гуго де Пайен в 1118 году в Иерусалиме, после завоевания его в 1099 году крестоносцами. Сейчас трудно сказать, каковы были истинные мотивы создания этой хорошо организованной и вооруженной структуры, вероятно, вполне благородные: сбор пожертвований и защита многочисленных паломников, прибывающих в Палестину из Западной Европы. Хотя нельзя не отметить, что уже первоначально в уставе тамплиеров говорилось о возможности вступления в орден рыцарей, виновных в святотатстве, убийстве и других преступлениях, якобы для спасения души. Не по этой ли причине орден притягивал словно магнит бродяг, преступников и проходимцев всех мастей?
Так или иначе, но к середине XIII столетия орден превратился, выражаясь современным языком, в международную организованную преступную группу (ОПГ), никому не подконтрольную — формально тамплиеры подчинялись только папе римскому, да и то как бы делая одолжение. Орден контролировал все основные морские и торговые пути, а также важные финансовые потоки, став, по сути, крупнейшим европейским ростовщиком. Как подчеркивает французский историк Жан Фавьер, в XIII столетии тамплиеры стали главными банкирами Западной Европы. Денежные кассы храмовников, аналоги современных банков, были созданы при дворах многих европейских монархов, включая английского, испанского и французского. Фактически государственные финансы находились в их руках, то есть орден стал эффективным государством в государстве, а с учетом влияния на разные страны - неким сверхгосударством.
Во Франции в XIII веке все денежные потоки проходили через тамплиеров, в их кассы (банки) поступали все налоги страны, через них уходили деньги на разные расходные операции, — и французский король даже не знал реального положения дел в своих финансах. В Париже казна тамплиеров располагалась в историческом центре рядом с королевской резиденцией и была одновременно и королевской казной. Любопытная деталь. Когда король Людовик IX Святой (Филипп Красивый — его внук) попал в плен в Египте во время крестового похода, тамплиеры отказались дать деньги на его выкуп. Сенешаль короля (ближайший придворный) Жан де Жвенвиль со своими воинами был вынужден подняться на борт одной из галер тамплиеров и вскрывать боевым топором сундуки с деньгами (финансы-то были в руках тамплиеров, и финансы эти все время находились в движении).
Филипп Красивый, человек дальновидный и твердый, не мог себе позволить долго оставаться чьей-то игрушкой. Он справедливо опасался, что его могут элементарно обманывать. А самое главное: стране требовались деньги, очень много денег, и считать их было необходимо.
Внутри страны крупные феодалы не только постоянно пытались отгородиться от центральной власти, но и порой прямо с ней конфликтовали. А на внешних рубежах постоянные военные столкновения и территориальные споры возникали с Фландрией, Испанией, Англией и Священной римской империей. Нужны были и советники, и хорошо обученная армия, и регулярные выезды со всем двором в разные уголки королевства, чтобы, как говорится, держать руку на пульсе. Кроме того, именно на каждом короле франков всегда лежала львиная доля за организацию (читай: финансовую поддержку) крестовых походов, которыми были буквально одержимы папы римские, стремящиеся в подобном едином идеологическом порыве усилить свое влияние и одновременно погасить междоусобную склоку западных королей.
В 1307 году король взял полный контроль над своей казной. С этого момента начался закат империи храмовников, который завершился официальным роспуском ордена в 1314 году и сожжением на костре его великого магистра. Однако моральное разложение тамплиеров произошло гораздо раньше. Особенно оно стало очевидным, когда в 1291 году крестоносцы были окончательно выбиты из Палестины, и толпы привыкших к легкой наживе рыцарей-грабителей волнами покатились назад в Западную Европу.
Аморальность тамплиеров, их цинично-кощунственное отношение к христианским символам, тяга к разгульной жизни и содомии — неоспоримый и доказанный исторический факт. Повсюду говорили об их трусости в боях с турками. Трубадуры пели песни, в которых высмеивалось предательство тамплиеров, сдавших туркам Иерусалим с Акрой и поддерживающими тайные связи с султаном Египта и Сирии Саладином. В народе укрепилось выражение: пить как тамплиер. А пойти к тамплиерам, означало пойти в бордель. Стоит заметить, что на Руси тоже были известны двойники ордена храмовников. Это, в частности, Ливонский орден, псов-рыцарей которого приводил в чувство Александр Невский, а затем Иван Грозный.
Орден храмовников возродился в XVI веке, но уже в виде масонства, которое позже расползлось как раковая опухоль по всему свету. Возрождение произошло как с помощью потомков самих тамплиеров, так и с помощью потомков — членов их семей. Изначально во время обряда посвящения неофиту объявлялось, что вместе с ним в орден вступают все его родственники и их последующие поколения. Появились, разумеется, и новые «послушники», особенно их любили вербовать среди богатых слоев общества, дабы пополнять свои кассы и наживаться на простаках, летящих словно мотыльки на мистическую мишуру масонских обрядов. Суть этих организаций не изменилась, только появились разнообразные формы, а действовать они стали изощреннее и более скрытно. Цели, естественно, как и раньше, объявлялись самые благородные.
Дожили храмовники и до наших дней. Современные тамплиеры действуют также цинично, бесцеремонно, как и их далекие предки, прикрываясь красивой фразой, чаще всего под предлогом «защиты демократии». От обычных криминальных структур, наподобие сицилийской мафии или российских воров в законе, они отличаются своим международным масштабом, отличной политической организацией и огромными финансовыми возможностями, позволяющими очень умело вести пропаганду, приобретать СМИ, подкупать государственных лиц в разных странах и создавать там кукольные организации.
Сегодня под их влиянием не только финансовые и торговые пути. Теперь плюс к этому прибавился контроль за нефтью и всеми остальными ресурсами. Прибавился также контроль за наркотрафиком: в современном мире наркотические вещества — это оружие массового поражения, разрушающее генофонд и действующее в первую очередь на молодых. По примеру давних орденов созданы и современные западные военные блоки. Скажите, пожалуйста, разве солдаты НАТО — это не псы-рыцари? Ведь НАТО — организация, созданная, как и орден тамплиеров, для защиты (!), однако постоянно воюет и в Азии, и в Африке, и в Европе, хотя никто не нападает на страны-члены этой организации.
Переместился и центр «тамплиерской» тяжести. Теперь он не во Франции, а в США, стране, которая ничуть и не собирается скрывать свою борьбу за мировое господство, за контроль над природными, человеческими и финансовыми ресурсами. Отсюда «хорошие» и «плохие» страны. «Плохие» это, к примеру, Беларусь, Иран, Венесуэла и, конечно, Россия, которые не хотят плясать под дудку Белого дома. Так, может быть, с «хорошими» странами поступают по-хорошему? Увы. Достаточно взглянуть на бывшую советскую Прибалтику, где некогда процветала собственная промышленность. Теперь ничего этого нет. Чуть ли не все молодые трудоспособные люди уже давно выехали в поисках работы в Западную Европу. В Латвии, например, из промышленности осталась только сфера финансовых услуг (70 процентов от всей экономики). По статистике Центрального банка Европы, на счетах в латвийских банках лежит 20 млрд евро — и в основном это деньги россиян, причем не от совсем светлого бизнеса. Вот и все: как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Неужели прибалты всерьез думали, что Западу нужны конкуренты? Между прочим, когда-то предки латышей и литовцев вместе с русскими громили Ливонский орден.
У нынешних последователей храмовников есть даже «хорошие» и «плохие» террористы — одних они прямо-таки лелеют, давая им убежище в Англии, США и других государствах, других разрешается отлавливать и давить, в том числе с помощью России. Эти «другие» — вышедшие из-под контроля, потому что всех террористов, как правило, они сами же и порождают. Так было с талибами в Афганистане, так было в Ираке и так продолжается поныне в Сирии, где американцам и их сотоварищам необходимо любой ценой устранить непокорного президента Асада для контроля за ресурсами Ближнего Востока.
Нам сегодня в принципе не важно, есть ли, допустим, во властных структурах Вашингтона, Лондона или Берлина генетические потомки тамплиеров или реальные масоны, плетущие какие-либо козни против добрых людей, — пусть ничего этого нет, ради бога. Зато нам крайне важно осознавать, что не умерли те давние коварные методы создания государств в государстве и мировых надгосударственных структур. Мы прекрасно видим, что все это есть, чему примеров более чем достаточно. И там, где главы государств достаточно сильны и прозорливы, они пресекают подобные попытки. Показателен в этом отношении пример российского нефтяного олигарха, который возомнил себя главным человеком страны, начал сеять страх и террор, пока его преступную деятельность не пресек президент и не изолировал от общества. И совсем не случайно, что за досрочное освобождение кровавого нефтяного магната хором выступали западные «миролюбцы», его вдохновители и покровители.
А Украина? Здесь вообще все как на ладони и как по нотам — по нотам из вашингтонского центра. Тут яркий образчик — гражданин трех стран Коломойский, создавший собственные военизированные структуры. Как и некогда тамплиеры, «рыцари» Коломойского за деньги готовы совершать любые преступления. Среди их «подвигов» тысячи убитых мирных жителей Донбасса и Луганской области, женщины, дети, старики. Целые города утюжатся «градами» и «ураганами» только за то, что местное население не поддерживает фашистов Майдана, захвативших власть при прямом подстрекательстве заморских советников. И западные, с позволения сказать, правозащитники, «естественно», ничего не замечают, потому что коломойские и прочие подобные бандиты Украины — их «родственники», они тоже «дети тамплиеров», то есть все они одной масти, одной сатанинской породы.
Между тем ситуация в самих США непростая. Уровень реальной безработицы приближается к 13 процентам, в стране 20 миллионов бездомных, государственный долг, согласно официальным прогнозам, уже в следующем году превысит 21 триллион долларов. А они продолжают печатать банкноты, финансируя подрывные войны и цветные революции. Почти все средства направляются на глобальное влияние. Почему? Да потому что не они, не те, кто всем этим верховодит, будут в конце концов расплачиваться. Да пусть долг достигнет хоть ста триллионов. И что? За все заплатят простые американцы, их дети, внуки, правнуки.
Страдают американские рабочие, страдает американский малый и средний бизнес, зато жиреют на кризисах и санкциях самые богатые. Внутри страны президент — только разевающий рот манекен, по большому счету он ничего не решает, на рычаги нажимают крупнейшие воротилы бизнеса, банкиры и магнаты военно-промышленного комплекса. А если вдруг появится самостоятельный президент, то его немедленно уберут и концы в воду — до сих пор ищут убийц Джона Кеннеди. Зато, если где-то в «плохой» столице, которая не слушает настойчивых подсказок современных тамплиеров, правоохранительные органы возьмут под белы руки нескольких бесчинствующих и сеющих смуту хулиганствующих протестующих, то немедленно по команде из центра поднимается самый настоящий вой всех подконтрольных СМИ, доходит чуть ли не до экстренных заседаний ООН, сразу — угрозы и жесткие требования немедленно освободить «борцов за свободу».
Подводя итог короткому экскурсу в глубину веков, стоит заметить, что история не просто повторяется, а повторяется в самых хитрых разновидностях и с завидной закономерностью, которую нельзя не замечать. Повторяется, потому что никуда не исчезли жадность и корысть, стремление давить слабого и животный страх перед сильным. Филипп Красивый интересен нам как человек необыкновенно твердый, победивший коварного внутреннего врага и укрепивший тем самым авторитет государства. Тем более нам это интересно, что Франция и Россия имели и имеют очень тесные исторические, культурные и духовные связи. Сегодня Париж, к сожалению, как и многие другие столицы Европы, не имеет свободы выбора, что мы видим на примере военных кораблей «мистралей» — французской экономике выгоден этот российский заказ, но не выгоден Дяде Сэму. Тем не менее из истории мы должны черпать вдохновляющую силу позитивных примеров. И в данном случае пусть благородство, гибкость и последовательность великого короля Филиппа Красивого послужит достойным примером современным политикам, радеющим за свой народ и свою страну.
 
Олег Щелов
Читайте нас в Дзен
Просмотров 5537