Кому бы воздвигнуть памятник?

Власти хотят отлить в бронзе выдающегося петербуржца. А выбрать персону, достойную памятника, должны горожане

233 года назад 7 августа (по старому стилю) 1782 года в Петербурге был открыт конный памятник первому российскому императору — Петру I, созданный по велению императрицы Екатерины II французским скульптором Этьеном Фальконе.

Если кому-то и кажется, что в Петербурге недостаточно памятников, то таких людей надо искать в городском комитете по градостроительству и архитектуре. Чиновники решили увековечить кого-нибудь. Правда, кого именно — пока не решили. Единственное, что они знают точно, — это то, что в бронзе отольют выдающуюся личность, внёсшую «неоценимый вклад в историю города, отечественной и мировой культуры, науки и техники».

Список маловат

Выбрать персону, достойную памятника, должны горожане. Поэтому с 3 августа на сайте комитета началось интернет-голосование. Оно продлится до конца сентября. Затем имена тех, кто соберёт больше всего голосов, передадут в Общественную палату Петербурга и Комиссию по образованию, культуре и науке Заксобрания. И после того как там тоже обсудят претендентов, можно будет ждать окончательного решения городского правительства. Организаторы голосования надеются, что уже в 2016 году объявят конкурс на скульптурное изображение выдающегося петербуржца. А если финансовые условия окажутся благоприятными, то, возможно, и нескольких.

Пока в списке 27 претендентов, но он может ещё увеличиться. С первого взгляда понятно, что при его составлении чиновники отдавали предпочтение людям искусства — литераторам, художникам, архитекторам, композиторам. А политиков, будто специально, обходили вниманием. Единственный государственный деятель, попавший в список, — Сергей Витте. Зато поэтов — целых пять, и все, надо отдать должное, великие. Впрочем, и этот перечень можно ещё пополнить, например Самуилом Маршаком и Корнеем Чуковским.

- Все имена, названные КГА, — достойные, — считает искусствовед Александр Трубецкой. — Но список мог бы быть в два, а то и в три раза больше: в Петербурге до сих пор не увековечена память о многих, например, скульпторах. Я наде¬юсь, Пётр Клодт не попал в перечень по ошибке, а не умышленно. Странно, что Монферран есть, а Росси, Растрелли, Ринальди или Штакеншнейдера нет. Я не специалист в науках, но я уверен, что и великих учёных-петербуржцев гораздо больше, чем один.

- Поставить памятники всем пока невозможно, — вздохнул художник Сергей Головин. — Денег на это сейчас не хватит. Так почему бы не пойти по пути великого памятника скульп¬тора Микешина, который стоит в Великом Новгороде? Там сразу увековечено сто с лишним исторических персонажей — про¬светителей, людей искусства, политических и военных деятелей. Так же можно было бы сделать и в Питере, а потом, если позволят финансы, ставить памятники уже каждому в отдельности.

Поэт-фрезеровщик

Горожане пока не очень активно включились в голосование. Но в КГА надеются, что это лишь потому, что о возможности повлиять на облик Петербурга ещё не все знают. Тем более что питерцам позволено не только оставлять комментарии, но и предлагать свои кандидатуры.

Пока с почти трёхкратным отрывом лидирует Иосиф Бродский, юбилей которого отмечался в этом году. На втором месте Александр Блок, за ним — Сергей Витте и историк-этнограф Лев Гумилёв. Кстати, в списке есть и его отец, поэт Серебряного века Николай Гумилёв, но он далеко от группы фаворитов. Набрали немало голосов Лев Толстой, Вадим Шефнер и Огюст Монферран. В аутсайдерах числятся писатель Александр Куприн, автор здания Адмиралтейства Андреян Захаров, композитор Александр Бородин и знаменитейший в конце ХIХ века, а теперь, увы, забытый поэт Иннокентий Анненский. Например, писатель Сергей Довлатов, которого чиновники КГА вообще не включили в свой список, набрал больше голосов, чем все они вместе взятые, — его имя петербуржцы предлагали в графе «Другие».

Несколько человек не почувствовали стремления организаторов голосования уйти от политики и выступили с идеей поставить памятники руководителям страны: уже покинувшему этот мир Иосифу Сталину и ныне здравствующему Владимиру Путину. Но большинство всё-таки сосредоточились на деятелях культуры.

- Каждому по памятнику! А Хармсу — два! — внёс кандидатуру, также отсутствующую в списке, Сергей Наконечный.

Артём Шпатарь предложил воздвигнуть памятник Кириллу Лаврову:

- Настоящий Ленинградец, Актёр, Человек.

Правда, тут есть проблема: по правилам, с момента смерти претендента должно пройти более тридцати лет. Но чиновники сами же объясняют, что это требование можно обойти, если с соответствующей просьбой обратится глава исполнительной власти Петербурга, то есть губернатор.

Голосующие охотно объясняют свою приверженность той или иной персоне. Так, Вадима Шефнера именуют великим ленинградским писателем и поэтом, Сергея Прокофьева — самым «петербуржским» композитором после Шостаковича (которого, кстати, в списке тоже нет). Неотъемлемой частью Петербурга назван Иосиф Бродский.

- Он, как и я, работал фрезеровщиком на заводе, — написал в его поддержку Роман Коноплёв.

- Что тут говорить. Выдающийся государственный деятель, не на словах, а на деле, — высказался за Витте Игорь Мурашев.

- Почему нужно выбирать? — вопрошает Борис Мильман. — Все перечисленные достойны быть увековеченными, всем найдётся место в нашем не маленьком городе.

Однако некий Павлов с ним категорически не согласен:

- Хватит, памятников и так достаточно.

Место для будущего монумента чиновники пока не выбрали, это зависит от того, кому будут ставить памятник. Однако в КГА уже уточнили, что речь может идти не только о городских окраинах, но и об историческом центре Петербурга.

Александр Горелик

Просмотров 1297

07.08.2015 13:22