Жуликоватым участникам госзакупок напомнили про цугундер

В Совете Федерации считают целесообразным внести поправки, приравнивающие демпинг на торгах к покушению на преступление

25.11.2021 00:00

Автор: Валерий Филоненко

Жуликоватым участникам госзакупок напомнили про цугундер
  © Тимур Ханов/ПГ

Для недобросовестных участников конкурсных процедур необходимо повысить ответственность. Тем более когда цена в ходе торгов опускается на 30-40 процентов по отношению к объекту, прошедшему главэкспертизу. Такое поведение конкурсантов следует расценивать как покушение на совершение преступления. Потому что невозможно построить объект на 30-40 процентов дешевле, чем обозначено в сметной стоимости. Это означает только одно: компания либо собирается выполнить работы некачественно, либо сэкономить на материалах, которые должны быть использованы в проекте. Об этом в интервью «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Анатолий Артамонов 24 ноября.

- Анатолий Дмитриевич, ко второму чтению проекта бюджета на следующую трёхлетку поступило больше тысячи поправок и большинство из них были поддержаны депутатами. Какие из особо социально и экономически значимых вы бы отметили?

- То, что больше всего беспокоило сенаторов, депутатов, руководителей регионов, — всё вошло в пакет одобренных поправок. Например, увеличение финансирования межрегиональных перевозок. Больше того, мы рекомендовали Минтрансу поменять положение по их субсидированию. Чтобы сюда вошли и внутрирегиональные рейсы в субъектах РФ с большой протяжённостью. Пока это не сделано, но мы будем настаивать. У нас есть регионы, где перелёт из областного центра в районный занимает больше двух с половиной часов и стоит дороже, чем полёт до Москвы. Приняты также были поправки по дальнейшему развитию спорта на местах, строительству спортивных сооружений. Кроме того, были утверждены изменения, касающиеся строительства больниц, перинатальных центров и объектов культуры.

- При принятии проекта бюджета в прошлом году регионы назывались приоритетным направлением. Какова будет бюджетная политика в отношении субъектов в следующем году?

- Приоритеты в бюджетной политике сохраняются. Регионы получат серьёзную поддержку в рамках национальных проектов, которые будут профинансированы в полном объёме. В прошлом году на эти цели, напомню, выделили 2,1 триллиона рублей, в этом году — примерно в тех же объёмах, но с выходом на 2024 год финансирование значительно увеличивается — до четырёх триллионов рублей. Кроме того, по разделу «национальная экономика» предусмотрено 3,5 триллиона рублей, из них на строительство дорог будет потрачено 1,8 триллиона рублей. Эти огромные деньги все пойдут в регионы.

Сокращение разрыва в бюджетной обеспеченности регионов — ещё одна важная тема, которую законодатели обеих палат Федерального Собрания держат на контроле. Согласно принятому закону, на сбалансированность региональных бюджетов направят почти 800 миллиардов рублей. Но их получат только те субъекты, которые имеют коэффициент бюджетной обеспеченности 0,9 и ниже.

- Ранее вы отмечали, что в регионах существует и другая проблема, связанная с реализацией проектов, финансируемых в том числе из федерального бюджета.

- Сегодня доля финансового участия федерального Центра в нацпроектах составляет от 95 до 99 процентов. Фактически это федеральные стройки. Но мы видим, есть отставания. Какие-то регионы не вовремя подготавливают проектно-сметную документацию, где-то не удаётся в силу объективных причин провести торги. Есть ещё одна причина задержек. Дело в том, что вся проектно-сметная документация в регионах рассчитана с учётом прежних цен на стройматериалы, которые в последнее время значительно подросли.

Для решения проблемы есть поручение Правительства, которое позволяет на федеральных стройках вносить коррективы до 30 процентов от стоимости проекта. Мы считаем целесообразным применять эту меру и в отношении региональных проектов. Нужно дать регионам право изменять сметную стоимость проектов через прохождение экспертизы. Ведь в конечном счёте все стройки выполняются на федеральные деньги. Я думаю, в ближайшее время вопрос этот будет решён.

И чем скорее, тем лучше. Многие региональные компании, которые намеревались участвовать в том или ином проекте сегодня, не выходят на торги, ожидая изменений. Ведь в условиях рыночной экономики строить себе в убыток никто не будет.

- В конце года сейчас принимается не только бюджет страны, но и все необходимые подзаконные акты, что позволяет регионам оперативно заключать соглашения с Минфином и выходить на торги для реализации госпроектов. Можно уже оценить эффективность нового порядка, регионам это действительно помогло?

- Раньше регионы получали деньги на реализацию текущих программ, как правило, в середине года — это в лучшем случае, а иногда и в третьем квартале. И времени на выполнение оставалось очень мало. Президент указал на недопустимость такого подхода и сегодня политика изменена коренным образом. Соглашения субъекты подписывают заранее и могут в принципе торговать объекты будущего года в конце текущего. Причём заключать договор можно на три года. Но тут следует иметь в виду, что все торги происходят в рамках закона о контрактной системе, который совершенным назвать до сих пор нельзя, к нему мы имеем немало обоснованных претензий.

- К ФЗ-44 и раньше было много вопросов, и законодатели совместно с Правительством внесли в последние годы немало поправок, совершенствующих госзакупки. Что ещё, по-вашему, необходимо изменить?

- Я часто бываю в регионах и вижу, как расстраиваются руководители субъектов, когда на строительство социально важного объекта выходит компания, у которой, кроме авторучки или планшета, с которого компания записалась на участие в торгах, ничего больше нет. Такая компания выигрывает конкурс, а потом бегает по стране в поисках субподрядчиков, которые к ней не идут. Потом приходится расторгать договор, зачастую через суд, объявлять ещё раз торги… на это уходит время и получается та самая незавершёнка.

Мы предлагаем повысить ответственность участников конкурсных процедур. Многие компании выходят на конкурсы, заведомо не собираясь реализовывать проекты, а лишь затем, чтобы уступить кому-то место за определённые отступные. С этим безобразием пора заканчивать. В принципе считаю, что когда на торгах цена опускается на 30-40 процентов по отношению к объекту, который прошёл главэкспертизу, то это следует расценивать как покушение на совершение преступления.

Потому что невозможно построить объект на 40 процентов дешевле, чем обозначено в сметной стоимости. Это означает только одно: компания собирается выполнить работы некачественно или с применением не тех материалов, которые были заложены в проект. Пока законных оснований, чтобы усматривать на торгах эту неблаговидную сторону, нет. Нужно подумать над тем, чтобы соответствующие коррективы внести в законодательство.

- А что говорит опыт других стран? Как борются с подобными вывихами за границей?

- В ЕС, например, электронные торги по дорогостоящим объектам не проводятся. Как правило, это комиссионное рассмотрение, где учитываются все факторы, в том числе кредитная история компании, подавшей заявку на участие в проекте. Также оценивается в ходе рассмотрения история этой компании, насколько она в принципе благонадёжна, учитываются также рекомендации.

- Может, и нам стоит попробовать?

- А почему нет? Нужно научиться доверять себе. Почему бы подобной комиссии, которая состоит из депутатов, представителей общественности, профессионального сообщества, властей и правоохранительных структур, не собраться в одном зале и не посмотреть презентации нескольких компаний, изъявивших желание участвовать в проекте? А потом, посовещавшись, не принять взвешенное решение? Тогда было бы меньше таких проколов, как сейчас. Вместо этого мы доверяем решение важных вопросов компьютеру, которым, к сожалению, в последнее время эти жуликоватые ребята научились управлять далеко не на пользу государственным интересам.