Заповедные территории собираются перекроить

У Минприроды есть несколько сценариев преобразования системы управления национальными парками

11.01.2022 00:00

Автор: Евгения Филиппова

Заповедные территории собираются перекроить
  © Коммерсантъ

Природоохранное ведомство планирует оптимизировать работу российских заповедников, страдающих от хронического недофинансирования. В Госдуме предостерегли: если необдуманно объединить управляющие организации и сократить число сотрудников, это может закончиться потерей контроля над природными богатствами страны. Кроме того, ученые опасаются, что благоустройство московских лесов нанесет природе столицы непоправимый вред. И в Госдуме просят прислушаться к их мнению.

От Москвы до самых до окраин

Первый заповедник в России создали в 1917 году для изучения и сохранения соболя. Восстановление популяции исчезающего вида пушных животных началось в Баргузинском заповеднике в Бурятии. А в 2020 в году в стране насчитывалось уже 11,8 тысячи национальных парков, заказников и других территорий, которые государство взяло под особую защиту. Они занимают 240,2 миллиона гектаров, это примерно 14 процентов всей площади страны. В следующем году должны появиться еще три федеральные особо охраняемые природные территории (ООПТ), рассказали нашему изданию в пресс-службе Минприроды.

Но вместе с площадями растут и сложности в управлении ООПТ. Например, из-за несовершенства законодательства продолжаются попытки урезать и использовать заповедники не по назначению, говорится в проекте Стратегии развития ООПТ до 2030 года, который Минприроды опубликовало в 2020 году.

Проблема в том, что в каждой области создают и ликвидируют природные парки по своим правилам, считает депутат Госдумы Николай Валуев.

«Используя лазейки, некоторые регионы переводят особо охраняемые природные территории в другую категорию земель, и потом они обычно застраиваются. Чаще всего это касается городских территорий или на границах городов, например парков», — отмечал он.

Депутат рассказал, что в Томской области несколько лет назад хотели лишить природоохранного статуса «Михайловскую рощу». Но суд признал решение незаконным, так как у администрации не оказалось документов, подтверждающих, что территория потеряла свою ценность. Подобные ситуации возникали и в других регионах. Поэтому депутат разработал законопроект, который вводит единые правила лишения ООПТ ее статуса. Например, надо будет обязательно провести ее комплексное экологическое обследование.

«Предложение касается только региональных и местных природных территорий. Для федеральных уже действуют жесткие правила», — уточнил депутат. Пока проект не внесен в Госдуму. Парламентарий сообщил нашему изданию, что он планирует еще доработать документ вместе с Минприроды.

В Москве тоже возникла сложная ситуация. В середине декабря 2021 года группа учёных и активистов попросила президента Владимира Путина остановить благоустройство столичных особо охраняемых природных территорий, к которому, по их словам, не привлекают специалистов по охране природы. Письмо подписали, в том числе, академик РАН Михаил Флинт, члены-корреспонденты Владимир Захаров, Ольга Соломина, Наталья Лукина, Аркадий Тишков и Виктор Данилов-Данильян.

Претензии возникли к запланированному на 2022-2024 годы благоустройству природно-исторических парков «Битцевский лес» и «Покровское-Стрешнево», городского леса «Кусково» и других московских ООПТ. На их землях собираются обустроить места для спорта, досуга и развлечений, проложить сто километров инженерных коммуникаций, провести освещение и так далее. На эти цели в бюджете Москвы в ближайшие три года предусмотрено 54,9 миллиарда рублей.

© РИА Новости

По заключению специалистов, вмешательство в таком объёме приведёт к тому, что на месте лесов появятся парки с чужеродными растениями, где не смогут гнездиться лесные птицы, а другие животные, в том числе, краснокнижные, уйдут оттуда и потеряют в численности из-за шума, искусственного освещения и нарушения цепочек питания. Авторы пишут, что московские ООПТ уже приспособлены для оздоровительного прогулочного отдыха, и было бы хорошо устраивать активный досуг и развлечения в парках и других местах, созданных специально для этого.

Одна из авторов обращения, руководитель Московского городского общества защиты природы Галина Морозова рассказала, что организация обращалась в правительство Москвы, но ответов по существу не получила. «Это были отписки, где говорилось, что мероприятия планируется выполнять максимально бережно по отношению к природе. Но разве это максимально бережно? Те объекты, которые планируются, не получится разместить, не нанеся природе непоправимый ущерб и не нарушая законы», — сказала Морозова.

Это не первый конфликт из-за переделки московских парков. Еще летом 2020 года мэр Москвы Сергей Собянин писал на своем сайте: «Нам часто говорили, что благоустройство вредит природе и абсолютно не нужно москвичам. <…> В мегаполисе, где на маленьком клочке земли проживают 12,5 миллиона человек, нагрузка на природные территории очень высока. Здесь не может быть классического леса, но можно создать условия для того, чтобы живая природа существовала в гармонии с людьми».

Всего в столице сейчас 140 охраняемых природных территорий. И ее можно назвать образцом парковой инфраструктуры, считает первый заместитель председателя Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Владимир Бурматов.

«Я не видел, чтобы из какого-то городского парка сделали пустырь. Например, парк Горького был крайне запущен, и его удалось реконструировать, сохранив природное богатство», — сказал он нашему изданию.

В то же время можно понять обеспокоенность специалистов: в 80—90-х годах из-за плотной застройки город потерял немалую часть зелени, и они хотят, чтобы не уничтожили то, что осталось, считает депутат. «На мой взгляд, необходимо слышать ученых. Нужно обсудить с ними планы благоустройства и найти компромисс между сохранением природы и реконструкцией», — отметил он.

Не хватает трех миллиардов

Систему федеральных заповедников, национальных парков и заказников тоже ждет преобразование. О таких планах рассказали нашему изданию в пресс-службе Министерства природных ресурсов и экологии.

«По поручению Правительства Минприроды подготовило ряд разработок по оптимизации количества, структуры и штатной численности подведомственных организаций», — говорится в ответе ведомства на наш запрос.

Там подчеркнули, что речь идет об оптимизации именно учреждений, которые управляют природными территориями. «Сокращать и реорганизовывать сами ООПТ не планируется», — отметили в ведомстве.

По какому пути пойдут, пока не выбрали. Один из самых спорных сценариев обнародовали в декабре. РИА «Новости» со ссылкой на письмо замдиректора департамента госполитики и регулирования в сфере развития ООПТ Алексея Яковлева рассказало о планах объединить несколько заповедников и нацпарков в Хабаровском, Приморском и Красноярском краях и сделать восемь объединенных дирекций еще из 25 ООПТ. Всего при таком раскладе могут ликвидировать 20 учреждений и сократить 412 человек, увеличив при этом зарплату оставшихся сотрудников до средней по региону.

В Госдуме выступили против такого варианта. Он может привести к потере управляемости ООПТ, предупредил глава Комитета Госдумы по экологии, природным ресурсам и охране окружающей среды Дмитрий Кобылкин.

«У нас в стране огромные пространства, и все изменения должны быть взвешены и четко просчитаны», — сказал он нашему изданию. По его мнению, увольнение людей не поможет решить проблемы, связанные с недофинансированием федеральных заповедников, нацпарков и заказников.

Дмитрий Кобылкин © пресс-служба Госдумы

А Владимир Бурматов посоветовал ведомству найти средства, чтобы повысить зарплату сотрудникам, в другом источнике, например, нацпроекте «Экология», но ни в коем случае не ослаблять защиту заповедников.

В пресс-службе Минприроды рассказали, что есть и другие сценарии преобразования ООПТ, в том числе вариант, предполагающий, наоборот, увеличение числа управляющих учреждений и числа сотрудников заповедной системы. Пока все предложения рассматривают, чтобы выработать такую политику, которая не допустит «ослабления государственной системы охраны заповедных территорий, а также сокращения численности сотрудников системы», заверили в Минприроды.

Кроме этого, в пресс-службе сообщили, что на увеличение зарплат госинспекторов в 2022 году выделят из бюджета 752,1 миллиона рублей, а жалованье работников управляющих ООПТ учреждений проиндексируют на 4 процента.

В целом же уровень недофинансирования федеральных ООПТ уже достиг трех миллиардов рублей в год, рассказал Дмитрий Кобылкин.

«Износ основных средств составляет примерно 70 процентов. Финансирование работ по сохранению редких видов животных осуществляется преимущественно за счет пожертвований частных лиц, компаний и общественных организаций. Уверен, что с региональными и местными ООПТ положение не лучше», — убежден депутат.

По его мнению, совершенствуя систему ООПТ, нужно обратить внимание именно на это.

Можно вздохнуть свободно

Люди, которые хотят насладиться российской природой, могут выбирать из 1799 туристических маршрутов, в том числе конных, пеших и водных. Но, посещая охраняемую территорию, не стоит забывать об ограничениях. Например, если собирать в нацпарке грибы и ягоды, можно получить штраф от трех до четырех тысяч рублей за «нарушение правил охраны и использования природных ресурсов на особо охраняемых природных территориях». Кстати, в 2020 году за незаконный сбор дикоросов привлекли к ответственности 140 нарушителей. А чаще всего штрафуют за «незаконное нахождение, проход и проезд граждан и транспорта». Таких случаев выявили 7487.

© РИА Новости

Но, несмотря на жесткие правила, на особо охраняемой природной территории можно купить землю и построить себе дом. В конце 2020 года был принят разработанный депутатами и сенаторами закон, который разрешил компаниям и гражданам покупать и продавать участки в ООПТ, но исключительно в границах населенных пунктов, которые учтены в ЕГРН. Ведь когда какую-то территорию объявляли заповедной, в нее попадали и поселки, и даже города, находившиеся посреди природных просторов. И много лет местные жители не имели права ни продавать свои участки, ни строить на них дома, минуя сложные бюрократические процедуры, рассказывал один из авторов закона вице-спикер Совета Федерации Юрий Воробьев. Теперь владельцы могут распоряжаться своими участками, соблюдая, конечно, экологические нормы.

Закон позволил людям вздохнуть свободно, считает Дмитрий Кобылкин, который участвовал в проработке закона, когда возглавлял Минприроды.

Новшество уже заработало. К концу ноября свои заявления на согласование работ прислало несколько сотен людей и компаний, рассказала директор департамента государственной политики и регулирования в сфере развития ООПТ Минприроды Ирина Маканова на совещании Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию 23 ноября. Согласовали триста проектов, отказали по 42 заявкам из-за невозможности вести какие-то работы на заповедной территории, а еще пятьсот не рассматривали или отправили на доработку из-за нехватки документов на участок или об оценке воздействия на окружающую среду.

«Сразу хочу сказать, что, если речь идет о реконструкции объектов индивидуального жилищного строительства, документы о воздействии на окружающую среду не требуются», — отметила Маканова. По ее словам, граждане обращаются в основном, чтобы построить дом, а организации — с проектами газификации и проведения сотовой связи.

Были и явные нарушения. Например, были случаи, когда местные власти присылали на утверждение генпланы своих населенных пунктов, куда пытались включить куски леса, поля или заповедной зоны. Такие генпланы отправили на доработку.

А следующим шагом нужно создать четкие правила развития экологического туризма, считает Дмитрий Кобылкин. «Этим мы планируем заняться в 2022 году. Действующая система не предусматривает разумного, равнозначного соотношения при использовании ООПТ», — отметил он.

С одной стороны, надо заниматься ими с точки зрения сохранения природы, восстановления редких видов животных и растений, а также с учетом климатической повестки. А с другой — нужно «цивилизованно и на законном основании развивать территории», — считает глава экологического комитета.