Закрытость не достоинство, а недостаток

«Мягкая сила», она и потому мягкая сила, что воздействует незаметно. Сегодня мы применяем ее неблестяще.

Закрытость не достоинство, а недостаток

Валерий Соловей, профессор, завкафедрой связей с общественностью МГИМО

Валерий Соловей, профессор, завкафедрой связей с общественностью МГИМО

- «Мягкая сила», она и потому мягкая сила, что воздействует не­заметно. Сегодня мы применяем ее неблестяще. Тому есть разные при­чины. Главная в том, что россий­скую информацию и пропаганду за рубежом воспринимают как угрозу национальной безопасности. Чем больше мы говорим об экспансии Русского мира, тем больше тревоги возникает у наших соседей. Отсюда и соответствующая реакция.

Многое идет от национальной традиции. Руководители Российской Федерации гораздо позже своих за­рубежных коллег завели аккаунты в Интернете, а это ведь один из ин­струментов «мягкой силы». Почему? Есть определенная культурная инер­ция. В России испокон веков принято считать, что политика должна быть закрытой, что гражданам не нужно знать, как что в ней происходит.

На Западе же давно осознали, что закрытость — не достоинство, а недостаток, поскольку неосве­домленность порождает насторо­женность и страхи, а последние провоцируют инсинуации, слухи и сплетни. Вместе с тем открытость политиков несет за собой риски, потому что предполагает их под­верженность критике.

В обозримом прошлом пиком влияния нашей «мягкой силы» был 2014 год, но и тогда его пределы ограничивались преимущественно странами Балтии и рядом государств Европы, в частности Германии, где очень много русскоязычных. Потом доверие к России стало снижаться, так как после событий на Украине началось активное противодействие.

На информационном поле нас ча­сто переигрывают, но зато для созда­ния положительного образа России мы беспрецедентно успешно исполь­зуем такой инструмент, как социальные сети. Если информация блоки­руется на уровне институциализированных медиа — телевидения, газет, российского канала RussiaToday(у него небольшая аудитория за ру­бежом), то в Интернете она цирку­лирует беспрепятственно. Благодаря чему позиция комплиментарной Рос­сии во Всемирной паутине присут­ствует, ярко выражена и порой даже приобретает значительные размеры.

Европейские эксперты считают ее не вполне спонтанной реакцией пользователей, а связывают с цен­трализованной и массированной ра­ботой Российского государства в со­циальных сетях. То есть деятельно­стью «прачечных» интернет-бригад.

Соответствующие возможно­сти есть у нас и в образовательной сфере. Президент РФ Владимир Путин называл в числе институтов «мягкой силы» в том числе и веду­щие университеты. Здесь дело об­стоит не так уж плохо, как многие думают. Россия остается привле­кательной для студентов из стран третьего мира, потому что мы даем весьма неплохую подготовку, да и стоит она дешевле, чем в Европе и Америке. В этом смысле мы вполне конкурентоспособны. К нам едут, и спрос на образование в РФ после девальвации рубля вырос.

Мягкая сила

Теперь взглянем, как у нас с экс­портом культуры. Классическая культура остается нашим активом, с ней все в порядке. Но в современ­ном мире представление о стране, нравится нам это или не нравится, формируется не столько по массо­вой культуре, сколько по ее аван­гардным проявлениям.

Премьер Дмитрий Медведев под­держивает современное искусство, но для того, чтобы его продвигать, нуж­на именно целенаправленная куль­турная политика, а у нас преобладает ориентация на консервативные цен­ности. Такая реальность.

Спорт всегда был и остается важным вектором влияния «мягкой силы». Однако сейчас и здесь пло­хо из-за допинговых скандалов. По­надобится какое-то время и усилия с нашей стороны, чтобы ситуация успокоилась. Молодежная политика? Запад и многие сопредельные нам страны настороженно относятся к попыткам расширения российского влияния, поэтому или блокируют их, или в лучшем случае смотрят недо­брожелательно. А ограничить контак­ты и обмены в этих областях просто.

У нас есть организации, которым специально вменено в обязанность заниматься созданием благопри­ятного образа России за рубежом. Прежде всего Россотрудничество, Фонд «Русский мир», телеканал «Ра­ша Тудей». Комплексно я не берусь оценить их деятельность. Но мне известно, что высшее руководство страны не очень довольно ею.

Демонизация России средствами массовой информации Запада влия­ет буквально на все аспекты взаимо­действия нашей страны с внешним миром. США и объединенная Европа после 2014 года создают России ре­путацию агрессора. В таких условиях очень непросто говорить о «мягкой силе». Наше вмешательство в Сирии с точки зрения образа, который нам вменяют, еще один аргумент.

Кроме того, чтобы продвигать политику «мягкой силы», нужны ресурсы, в том числе финансовые. Главная задача — разрушить сло­жившуюся на Западе презумпцию недоверия к нашей стране.

Фото Сергея Трусевича

ОСНОВНЫЕ РОССИЙСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ  «МЯГКОЙ СИЛЫ»

Просмотров 3507

02.11.2016 15:56



Загрузка...

Популярно в соцсетях