Все о пенсиях в России

20.04.2024Какие выплаты положены при выходе на пенсию

20.04.2024Бессараб рассказала, как индексируют пенсию после ухода на заслуженный отдых

18.04.2024В Госдуме готовят законопроект о трудовых гарантиях для работников маркетплейсов

Турция-2023: Разворот на Запад или сохранение суверенитета?

Что ждет Анкару после президентских выборов

06.05.2023 14:00

Автор: Николай Козин

Турция-2023: Разворот на Запад или сохранение суверенитета?
  © pxhere.com

14 мая в Турции стартуют выборы президента. Процесс имеет все шансы стать историческим: ведь если действующий глава государства Реджеп Тайип Эрдоган, проведший у власти в общей сложности 20 лет, уступит свой пост кандидату от оппозиции Турецкому Ганди Кемалю Кылычдароглу, это может привести к резкому смену политического курса всей страны, и в том числе к резкому ухудшению отношений с Москвой. Какие шансы на победу имеет каждый из кандидатов, и совершит ли свободолюбивая республика «разворот на Запад», разбиралось наше издание.

Старый политик со старыми проблемами

Пока что какой бы то ни было итог грядущих выборов прогнозировать сложно. Опрошенные «Парламентской газетой» эксперты сходятся лишь в одном — для действующего президента они гарантированно будут одними из самых тяжелых во всей его политической карьере.

С одной стороны, Эрдоган — политик сильный и опытный, буквально «построивший» новую суверенную Турцию. В своем правлении он активно опирается на близкие турецкому народу идеи пантюркизма — объединение и консолидация на основе этнической, культурной и языковой общности. За его плечами восстановление турецкой экономики, пребывавшей в упадке после неудачных реформ бывшего министра финансов Кемаля Дервиша, обеспечение трехкратного роста ВВП (до 718 миллиардов долларов в номинальном выражении), снижение налогов, популяризация высшего образования и развитие в стране атомной энергетики.

«С другой стороны, поскольку Эрдоган давно находится у власти, к нему и претензий у народа накопилось существенно больше, нежели к его оппоненту, — отметил в беседе с «Парламентской газетой» политолог, директор Института новейших государств Алексей Мартынов. — Это наглядно демонстрирует, например, распределение голосов в рейтингах одобрения деятельности. Если в «позитивном» рейтинге Эрдоган и Кемаль Кылычдароглу идут практически ноздря в ноздрю, то в «негативном» у действующего президента сложилось явное лидерство».

И, справедливости ради, есть за что. Например, Эрдоган так и не смог найти окончательное решение турецко-курдского конфликта, хотя в самом начале своего правления заявлял о планах создать «единое государство, где турка можно будет называть курдом, а курда — турком».

Реджеп Тайип Эрдоган © AP/TASS

Не добавило очков нынешнему президенту и февральское землетрясение в Турции, унесшее жизни по меньшей мере 50 тысяч человек. Последовавшее за катастрофой масштабное разбирательство вскрыло целый сонм проблем — от нехватки спасательного и медицинского оборудования в некоторых пострадавших районах до слабого соблюдения представителями строительной отрасли норм сейсмостойкости при проектировании и возведении новых зданий.

Читайте также:

• Опасных землетрясений в Сочи не ждут, цунами более вероятно

За былые заслуги

С другой стороны, у Кемаля Кылычдароглу опыт в большой политике (пусть и поменьше масштабами, чем у Эрдогана) тоже есть. Он работал помощником заместителя министра труда и социальной защиты Турции, руководил специализированной комиссией по борьбе с теневой экономикой, а в 2010 году стал председателем Республиканской народной партии, поставив рекорд: за его кандидатуру проголосовали 1246 депутатов из 1250. Народом Кылычдароглу любим и даже имеет прозвище Турецкий Ганди — за общее сходство, скромный характер и привычку вести дискуссии в спокойном и вежливом тоне. В различных рейтингах народного одобрения Турецкий Ганди не просто на равных конкурирует с Эрдоганом, но и сильно его обходит. Так, в середине марта 2023-го он набрал 56 процентов голосов будущих избирателей, в то время как действующему президенту досталось только 44.

Кемаль Киличдароглу. © Reuters

Другой вопрос — что будет с отношениями России и Турции при смене власти в последней. Кто кому сейчас нужен больше — вопрос открытый.

С экономической точки зрения Турция остается для России одним из ведущих партнеров. Так, по данным российского Минпромторга, в 2021 году товарооборот между двумя странами составил 33 миллиарда долларов. А в январе — сентябре 2022 года вырос до 47 миллиардов. Увеличение поставок произошло практически по всем отраслям, хотя основной рост показали товары из области энергетики, несырьевой и неэнергетический экспорт тоже двинулся в рост. Так, объемы отгруженной древесины, целлюлозы и прочих продуктов лесопереработки увеличились в 1,6 раза, прибавила пластмасса, каучук, металлопродукция и так далее. Кроме того, Турция, как большой мировой хаб, играла большую роль в организации так называемого параллельного импорта. Да, в марте 2023-го основные каналы для ввоза в нашу страну санкционки турецким властям пришлось прикрыть под давлением ЕС, но, во-первых, не факт, что не осталось теневых коридоров, а во-вторых, это ограничение вполне может быть временным.

Кроме того, после того как для россиян закрылись почти все страны Запада, Турция окончательно укрепилась в статусе главной туристической мекки. По данным Ассоциации туроператоров России, в 2022 году наша страна оказалась на втором месте по уровню турпотока в Турцию, всего республику посетило 5 миллионов 200 тысяч российских туристов. Первое место неожиданно заняла Германия, но отрыв оказался небольшим — всего в 400 тысяч посещений. Турпоток россиян в Стамбул так и вообще за год удвоился — с 747 тысяч он вырос до одного миллиона 495 тысяч.

Что касается значимости России для Турции, то здесь, по словам экспертов, следует учитывать в том числе специфический турецкий менталитет.

«На мой взгляд, вопросы экономики во взаимоотношениях наших стран не так важны, как вопросы геополитики, — пояснил в беседе с «Парламентской газетой» политолог, старший преподаватель кафедры сравнительной политологии факультета управления и политики МГИМО МИД России и член Экспертного совета Института социально-экономических и политических исследований Алексей Зудин. — Именно Россия помогла Турции занять то уникальное место на мировой политической арене, которое она занимает сейчас, — совершить своего рода акробатическую фигуру и превратиться в государство, которое проводит свою особую политику и с которым при этом все так или иначе вынуждены считаться».

С каких козырей зайдет главный соперник Эрдогана на выборах

Один из аспектов такого сотрудничества — развитие собственной атомной энергетики Турции, до недавнего времени отсутствовавшей как факт. Первая турецкая АЭС «Аккую», расположенная на побережье Средиземного моря, строится по российскому проекту, а стажировка будущих сотрудников станции проходит на объектах «Росатома». А Президент России Владимир Путин 27 апреля даже принимал почетное участие в загрузке ядерного топлива на первый энергоблок.

Первая турецкая АЭС «Аккую», расположенная на побережье Средиземного моря, строится по российскому проекту, а стажировка будущих сотрудников станции проходит на объектах Росатома. © РИА Новости

Наконец, нельзя забывать и о таком эпизоде сотрудничества, как закупка Турцией у России ракетных комплексов С-400, необходимых для укрепления противоракетной обороны. В июле 2019 года президент Эрдоган даже назвал это событие «важнейшим соглашением» в новейшей истории страны. И это при том, что сделка очень не понравилась США (а Турция, напомним, является членом НАТО), Турцию даже официально исключили из программы разработки новейших истребителей F-35.

Примечательно, что в том же 2019 году Эрдоган открыто заявлял о своих исключительных взаимоотношениях с Владимиром Путиным. По словам турецкого лидера, таких у него нет больше ни с одним главой государства. Об этом рассказывала спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко после личной встречи с Эрдоганом.

«[Эрдоган] подчеркнул, что все договоренности, которые достигаются на уровне президентов, в том числе в рамках Совета высокого уровня, незамедлительно выполняются», — отметила она.

О высочайшем уровне доверия заявлял и председатель Госдумы Вячеслав Володин, встречавшийся с турецким лидером совсем недавно, в декабре 2022-го.

«Отношения между Россией и Турцией динамично развиваются во многом благодаря президентам наших стран, — констатировал политик по итогам встречи. — Государственной Думе и Великому Национальному Собранию Турции со своей стороны необходимо сделать все возможное, чтобы законодательно обеспечить принятые главами государств решения. В этой связи правильно реализовать новые форматы сотрудничества в рамках парламентского измерения».

Вторая Финляндия на юге

«Особые отношения Турции с Россией — это все-таки прежде всего результат личной работы Реджепа Эрдогана, — отметил Алексей Зудин. — Его индивидуальных интересов, предпочтений, предубеждений, обид и расчетов. Это в высшей степени личный продукт. И любой, кто придет Эрдогану на смену, с большой долей вероятности рано или поздно эту систему разрушит».

Что будет в этом случае? По словам Алексея Зудина, на южном направлении может появиться «вторая Финляндия».

«Предпосылки к такому развитию событий и переходу Турции из статуса дружественной страны в статус недружественной, к сожалению, есть, — констатировал эксперт. — А с учетом того, что Турция имеет прямые выходы к Черному морю, значение такого перехода и его опасность трудно будет переоценить. Однако, если это случится, это случится не в один момент, скорее всего, пройдет несколько лет, пока в Турции новая власть будет ломать прежнюю систему взаимоотношений и выстраивать новую. Но и Финляндия в нынешнем ее качестве образовалась далеко не за один день».

С другой стороны, не стоит ожидать, что Турция в случае смены власти в стране резко откажется от выстроенного Эрдоганом статуса-кво. Слишком большие выгоды сулит позиция мирового посредника. Да и об идеологии пантюркизма, которую активно поддерживает местное население, забывать не стоит.

«Если новая власть в случае ее прихода будет заинтересована в прежней Турции — суверенной и независимой, которую Эрдоган выстраивал на протяжении многих лет, то, конечно, такая Турция прямо и критически заинтересована в сохранении дружеских отношений с Россией, — отметил Алексей Мартынов. — Если же турецкие власти готовы будут утратить львиную долю суверенитета и начать действовать по указке Запада и, что тоже важно, сумеют убедить свой же народ в необходимости и позволительности таких перемен, то это уже, конечно, совсем другой разговор».

В противовес этому мнению первый зампред Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров уверен, что все заявления о «развороте к Западу» со стороны турецких политиков не более чем популизм и воспринимать их серьезно не стоит.

«На данный момент все обещания Кемаля Кылычдароглу о том, что в случае победы он будет стремиться к резкому сближению с Западом, являются не более чем риторикой и ни о чем конкретном не говорят, — заявил политик. — На мой взгляд, никаких кардинальных перемен во взаимоотношениях России и Турции даже при смене власти ожидать не стоит. Турция сейчас в нас очень сильно заинтересована. Мы нужны ей ничуть не меньше, чем она нам».