Судьбу Собора Святой Софии решил падающий рейтинг президента

Снижающаяся популярность Эрдогана в Турции повлияла на его решение превратить христианский храм в мечеть, считают в Госдуме

Судьбу Собора Святой Софии решил падающий рейтинг президента

СЕРГЕЙ ГАВРИЛОВ. ФОТО: ЮРИЙ ИНЯКИН / ПГ

31 июля мусульмане всего мира отметили главный исламский праздник — Курбан-байрам. Впервые с 1934 года утренний намаз в честь него прошел и в Соборе Святой Софии в Турции, который по распоряжению президента этой страны Реджепа Эрдогана 10 июля был преобразован в действующую мечеть. Проблемы взаимоотношений России и Турции, православного и мусульманского мира «Парламентская газета» обсудила с председателем Комитета Государственной Думы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений и президентом Межпарламентской ассамблеи православия Сергеем Гавриловым.

- Сергей Анатольевич, Курбан-байрам — один из самых массовых во всех странах, где проживает значительное число мусульман, в том числе, и в России… 

- Да, только в Москве в нем участвуют более 300 тысяч верующих. Все мечети и прилегающие к ним улицы были заполнены. Поздравляю с праздником Курбан-байрам!
Данный праздник служит сближению людей, сохранению многовековых духовных традиций, направляет к высоким нравственным идеалам — милосердию, справедливости.

- Недавно состоялось заседание Международного Секретариата и председателей комиссий Межпарламентской Ассамблеи Православия (МАП), в котором участвовали парламентарии из 20 стран. В ходе этого мероприятия принято достаточно жесткое заявление по ситуации вокруг Собора Святой Софии. Удалось ли прийти к единому мнению, и как вы видите дальнейшее развитие ситуации?

- В условиях пандемии заседание прошло в цифровом формате, но оно было очень важным, потому что обсуждались два серьезных момента. Во-первых, Собор Святой Софии. Мы понимаем, что решение президента Турции Эрдогана сделать из этого храма мечеть является светским, но оно может иметь очень далеко идущие последствия для всего православного мира. А во-вторых, нам не удалось провести Генеральную ассамблею МАП и Секретариат в очном режиме. Возникло опасение, что наши связи, которые объединяют православных депутатов более чем из 20 стран мира, могут, если не оборваться, то сократиться.

В период общего роста напряженности, МАП — это один из немногих каналов, который связывает страны православной традиции, что очень важно на фоне открытого подавления интересов православных в некоторых странах. То есть люди из разных стран не должны терять возможность и институт сотрудничества, который помогает понимать друг друга. Потому что именно верующие депутаты, православные люди, как представители народов веры христовой из нашего православного мира, могут предложить альтернативу, свою политическую и идеологическую модель. Она может быть связана не только с духовным просвещением и миссией, но и в светском смысле. Это модель, которая основана на добросердечии и равенстве, непросто на добрососедстве, а на любви к друг другу братьев-христиан.

- Каково отношение членов МАП к ситуации вокруг Собора Святой Софии?

- Она нас объединяет. Однако вопрос Софии не такой простой. Мы озабочены сохранением символа Святой Софии не только как музея. Совершенно понятно, что миллионы туристов, а в прошлом году их было 3 миллиона, вряд ли пошли изучать лишь турецкое наследие. Для россиян и других православных народов София — это колыбель, как московская православная традиция. Это во многом величайший символ, не только самый большой собор, это возможность явно или тайно помолиться. Я думаю, это политическое «музейное» решение создало для многих людей очень неприятное ощущение.

- Неужели турки этого не понимают? Это же удар по турецким туристическим доходам?

- Очень многие мне задавали этот вопрос. Но, знаете, вопрос Собора Святой Софии это как вопрос Святой Земли. Сплелось очень много факторов. Здесь нельзя мыслить примитивно, нельзя давать однозначных ответов. Понятно, что для греков, которые высылались в течение не только XIX, но и XX века, уже после войны — это вопрос особенно болезненный, это их родина. Для нас Святая София — это то место, где Святой Владимир, Святая Ольга увидели свет православия — это прародина в духовном смысле. Однако для Эрдогана это — политический вопрос, укрепление интереса избирателей вокруг себя, потому что его рейтинг в условиях кризиса начал снижаться. Можно также рассматривать это как якобы попытку объединить заново тюркские народы.

- Но вы считаете, что в отношении Софии не это было главное?

- Главным в этом вопросе является противостояние Турции с Грецией. В России мы мало знаем о том, что отношения Греции с Турцией серьезно обострились по вопросу островов и добычи нефти и газа на шельфе в Средиземном море. Анкара претендует на шельф, потому как во многом лишена природных ресурсов. Греция и Кипр против. В этом проекте участвуют все и Россия, и Ливан, и Сирия, и Израиль, и Америка, конечно, хотела бы там поучаствовать вместе с французами. Попытка максимально отодвинуть интересы Греции во многом диктовалась решениями по Святой Софии.

Создание так называемого томоса для Украины и ее раскольнической церкви бумерангом тоже ударило по Софии. Мы прекрасно понимаем, что если бы наш православный мир был единым, мощным, был бы основан на взаимовыручке и солидарности, то вряд ли такое решение состоялось. Протесты многих особенно европейских лидеров по Софии были лицемерны, если не циничны, потому что в Европе делается всё, чтобы как можно дальше отогнать христианство от людей. В Европе закрылось уже немало католических храмов. Сейчас там располагаются кафе и бары, концертные залы, автосалоны.

- Никто не поднимает вопрос, почему в Европе исчезает христианство?

- Особо никто не возмущается. Европейские лидеры выразили лишь робкое сожаление. Это очень печально. Думая о Соборе Святой Софии как о музее, мы понимаем, что всё-таки София должна быть храмом. На нашем Секретариате Межпарламентской ассамблеи православия мы выразили огромное недовольство тем, что храм был передан мусульманам и озвучили желание остановить возвращение статуса музея, потому что это позволяет уйти от искусственного нагнетания противоречий между людьми православной и исламской культуры. Я думаю, что рано ли поздно ситуация будет направлена на поиск комплексных решений. Осенью мы планируем собрать Генеральную Ассамблеи и обсудить эти вопросы.

Просмотров 3946

03.08.2020 09:32