Судьба, подёрнутая мглой

Украинская власть выбирает путь лимитрофа

Обстоятельная статья Владимира Путина «Об историческом единстве русских и украинцев» заканчивается примечательной констатацией: «И скажу одно: Россия никогда не была и не будет «анти-Украиной». А какой быть Украине — решать её гражданам».

Первое утверждение носит безусловный характер. В большинстве российских регионов миллионы украинцев являются вторым после русских этносом, играющим заметную роль во всех сферах жизни, они полностью равноправны и самодостаточны.

А вот Украине действительно в ближайшей исторической перспективе придётся делать судьбоносный выбор, поскольку она находится на исторической развилке, в точке бифуркации, как любят научно выражаться расплодившиеся современные политологи.

Выбор в таких случаях всегда небольшой и почти полностью описывается гамлетовским «Быть или не быть?». Дополнить его можно только одним уточняющим вопросом: а если быть, то в какой роли?

Украина, устремившись поскорее присоединиться к западному сообществу, активно занялась саморазрушением, тотальным разрывом сложившихся за десятилетия экономических связей, поскольку «отречение от старого мира» было необходимым условием завоевания благосклонности заокеанского покровителя и его европейской команды. Страна порушила свою высокотехнологичную промышленность, потеряла выгодные экспортные позиции, утратила «братские привилегии» при определении цен на российские энергоносители, а ныне ещё и вступила на опаснейший, если знать украинский менталитет, путь торговли родной землёй.

Романтическая устремлённость в альянс была умело использована западными друзьями киевских властей. Украину направили на тропу, протоптанную лимитрофами межвоенного периода прошлого века. Она фактически бредёт по ней, углубляясь в неведомые дебри, по крайней мере, уже полтора десятилетия.

«Лимитроф» — слово древнее. В Римской империи так называли пограничные области, которые были обязаны содержать расквартированные на их территории части императорских войск.

Понятие сие вернулось в европейскую жизнь после Первой мировой войны, когда государства, образовавшиеся из окраин бывшей царской России — Эстония, Латвия, Литва, Финляндия, отчасти Польша и Румыния, превратились в санитарный кордон, отделивший коммунистическую Россию от западного мира. Правдами и неправдами Польша, Финляндия, Румыния полностью или частично ушли от этой незавидной роли. А с началом Второй мировой войны и вся остальная «Лимитрофия» растворилась в круговерти военных катаклизмов.

Однако, как все знают, новое — это хорошо забытое старое. В наступившем столетии по старым, но модернизированным лекалам стала вновь выстраиваться антироссийская зона. Она приобрела существенные новые черты. Все бывшие лимитрофы, кроме осмотрительной и спокойной Финляндии, были в ударном темпе приняты в НАТО, и зона превратилась в район передового базирования военных сил альянса. Но и о прежних стратегиях не забыли. Роль огромного суперлимитрофа под разнообразные натовские «обещалки» была уготована Украине. И киевские власти вступили на эту тропу. «Незалежная» быстро стала заложником поистине иезуитской, колониальной по сути политики, когда ни одно важное решение в стране не принимается без американского «одобрямса», территория щедро предлагается для маёевров, размещения техники и военных специалистов. А твёрдых обещаний по поводу вступления в блок как не было, так и нет. Не считать же таковыми пение натовских сирен о светлом «евроатлантическом будущем».

Властям постсоветской Украины нельзя отказать в последовательной настойчивости в деле утверждения «самостийности», достигавшейся, правда, не последовательным наращиванием экономического роста и укрепления международного авторитета, а взращиванием оголтелого национализма, быстро докатившегося до классического нацизма фашистского толка.

Закон о коренных народах, подписанный президентом Зеленским в середине июля 2021 года, полностью вписывается в русофобскую стратегию, если вспомнить ту же Латвию с её русскими «негражданами». Удивляет, конечно, отсутствие исторической логики в этом знаменательном документе. Крымские татары — этнос, окончательно сформировавшийся во времена Крымского ханства (XV-XVIII века), справедливо признаётся коренным народом, а венгры, которые согласно «Повести временных лет» в 898 году (1100 лет назад!) прошли «мимо Киева горою, которая прозывается теперь Угорской» и осели на Карпатах, такой чести не удостоились! Со стен Киева с тревогой наблюдал грандиозное и поистине историческое шествие венгерских племён единый тогда древнерусский люд, но русские у своих нынешних украинских потомков получили ту же чёрную метку, что и венгры.

Читайте также:

• Тридцать лет ликвидации Организации Варшавского договора

Очень опасным явлением последнего времени является нарастание крайней нервозности в действиях киевской власти. Продолжительная истерика по поводу СП-2 уже напоминает затянувшийся припадок падучей болезни. Нарастающий поток заявлений о скором массированном наступлении на Донбасс раскачивает и без того сложную ситуацию. А категорические требования Зеленского о «твёрдых гарантиях» и «конкретных сроках» принятия в НАТО выглядят как явный расчёт и надежда на натовскую помощь в случае разрастания конфликта на востоке страны. Этот букет политического дурмана вполне может привести к окончательному помутнению рассудка киевских властей и непоправимым последствиям.