США «прокачивают» сценарий удара по России

При этом Вашингтон стремится выдать свои замыслы за «благородные» намерения

18.09.2018 16:23

Автор: Никита Вятчанин

США «прокачивают» сценарий удара по России
Алексей Пушков. Фото: ПГ / Игорь Самохвалов

В чём феномен внешнеполитической доктрины президента Владимира Путина и стоит ли нам ждать нового «карибского кризиса» в отношениях России и США? Об этом на презентации книги «Глобальные шахматы. Русская партия», которая состоялась 18 сентября в Москве, «Парламентской газете» рассказал её автор, глава Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ Алексей Пушков.

- Алексей Константинович, в своей книге вы называете внешнеполитическую доктрину Владимира Путина феноменом. Поясните, в чём он заключается?

- Владимир Путин пришёл к руководству страной в ситуации, когда соотношение сил в мире уже установилось. Россия тогда являлась государством, сохранившим остаточные признаки державы, но не способной воспользоваться своим формальным величием. Были для этого объективные факторы — нет собственной финансовой базы, зависимость от кредитов Международного валютного фонда (МВФ), от Запада в целом. Были и субъективные причины — руководство страны выбрало курс на добровольную зависимость от Запада. То есть мы, не проиграв «горячую» войну, как будто подписали капитуляцию.

Владимир Путин отверг эту логику и ту систему координат, которая вроде бы уже установилась в мире после распада СССР. В этом, собственно, и заключается его феномен: он не пошёл по пути лёгкой коррекции внешней политики, а поставил под сомнение саму основу политики добровольной зависимости от Запада. Он завершил процесс переосмысления, что и было сформулировано в его знаменитой Мюнхенской речи в 2007 году.

- В новой книге вы анализируете действия России на международной арене с середины 80-х годов ХХ века. При этом называете свою работу не историей внешней политики от Горбачёва до Путина, а очерками о национальных интересах страны. Почему?

- Эта книга — попытка осмыслить эволюцию представлений о национальных интересах, которые меняются в зависимости от системы правления, взглядов правителей государства. Сейчас идут серьёзные дебаты о национальных интересах России: на международных конференциях, в которых мне приходится участвовать, эксперты со всего мира задаются вопросами: зачем России это нужно? а не сделала ли она ошибку? что Россия хочет, совершая те или иные действия?.. Это доказывает, что наши интересы воспринимаются как один из ключевых факторов в системе международных отношений, они опять приобрели глобальное значение.

- Горбачёв не признал Ельцина своим преемником — говорил довольно презрительно: «Вы меня с Борисом через запятую не ставьте». Но по факту первый президент России продолжил всё, что было начато первым президентом СССР? 

- Это очевидно. А кульминацией нашего внешнеполитического падения стал вывод войск из Германии и парад, которым Ельцин дирижировал лично… Утратив влияние в Восточной Европе, мы проложили путь к распаду СССР, что означало в завершающей стадии последующий распад России.

Сегодня мне видится два варианта развития событий: либо мы долго будем находиться в состоянии между холодной и ледяной войной, либо мы постепенно придём к новому кризису сродни Карибскому.

- То есть идея расчленения России, как финальное решение «русского вопроса», на Западе прорабатывается до сих пор?

- Так и есть, хотя об этом мало говорят. Такая идея непрезентабельна на фоне желания США выдать свои замыслы за «благородные» намерения. Но для того, чтобы сохраниться как государству, мы должны иметь сильные позиции в мире. То, что делается при слабом Центре, мы видели во время войн в Чечне. Видим, что дробление Югославии продолжается до сих пор. Если мы не будем сохранять сильные позиции в мире, для нас приготовлено то же самое.

- Каким вам видится сценарий развития отношений между Россией и США?

- Столкновение России, вновь осознавшей свои национальные интересы, и США, которые должны подавить или отступить перед новыми центрами силы в мире, было неизбежно. На сегодня мне видится два варианта развития событий: либо мы долго будем находиться в состоянии между холодной и ледяной войной, либо мы постепенно придём к новому кризису сродни Карибскому, когда стороны поставлены на грань прямого военного конфликта (Карибский кризис 1962 года — кульминационная точка холодной войны между СССР и США, когда из-за размещения на Кубе советских ядерных ракет в ответ на размещение американских боеголовок в Турции, стороны встали на грань ядерной войны. — Прим. ред.).

- Ситуация, когда недавно в США организовали «утечку» информации, что в Белом доме обдумывают удары по российским позициям в Сирии, наводит на очень тревожные мысли. Насколько далеко может зайти Вашингтон в отстаивании концепции однополярного мира?

- На мой взгляд, «утечка» — это довольно грубый шантаж. Сейчас они опасаются реально бомбить наши базы. Но идёт «прокачка» этого сценария — в США политологи уже говорят, что «мы подошли к самому краю военного конфликта с Россией». Что будет дальше — предсказывать не берусь. Не стоит сгущать краски, но и успокаивать никого не буду.

Нам надо понимать, что хотят элиты США — они хотят удержать то соотношение сил, которое установилось вместе с исчезновением их главного конкурента в лице СССР. А Россия пытается опять играть роль — отсюда такое давление на нас со стороны Запада. При этом уже целый ряд стран страдает от давления Штатов — это Турция, Индия, страны Евросоюза… Всем им США угрожает санкциями — кому-то за покупку российского оружия, кому-то за участие в «Северном потоке-2».

- Китай — следующий на очереди?

- Безусловно. Сейчас уже в США вводятся тарифы на товары из КНР — это реальная торговая война, сколько бы китайцы и американцы ни «маневрировали». И это будет продолжаться, пока не установится новое соотношение сил в мире. Надеюсь, это будет устанавливаться не военным путём.

Читайте нас в Viber
Просмотров 8214