Российских паралимпийцев могут восстановить в правах в ноябре

Президентом Международного паралимпийского комитета стал сторонник открытости организации

 Российских паралимпийцев могут восстановить в правах в ноябре

Михаил Дегтярёв / Фото пресс-службы депутата

Президентом Международного паралимпийского комитета (МПК) на генеральной ассамблее организации в Абу Даби был избран представитель Бразилии Эндрю Парсонс. Он сменил на посту Филипа Крэйвена, во время президентства которого на фоне допингового скандала из организации был исключён Паралимпийский комитет России (ПКР), а российские паралимпийцы — в полном составе отстранены от Олимпиады-2016 в Рио.

Уже покидавший пост президента МПК Крэйвен несколько дней назад заявил, что исполком организации принял решение не менять статус ПКР и продлить отстранение российских паралимпийцев от международных соревнований до того момента, пока в правах не будет восстановлено Российское антидопинговое агентство (РУСАДА) и не буден дан ответ на доклад руководителя независимой комиссии Всемирного антидопингового агентства (WADA) Ричарда Макларена. Оба критерия не находятся в компетенции российского Комитета, и с приходом Парсонса эти условия могут быть сняты с повестки. Чего ждать от нового главы МПК, в интервью «Парламентской газете» рассказал председатель Комитета Государственной Думы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодёжи Михаил Дегтярёв (ЛДПР).

- Михаил Владимирович, что будет значить для России избрание на пост главы МПК Эндрю Парсонса? Каково его отношение к нашей стране?

- Парсонс был в России много раз. Оптимизм вселяет его заявление о том, что он хочет сделать МПК организацией для всех, а не только для избранных. Я лично надеюсь, что он повлияет на исключение из перечня критериев, которые должен выполнить Паралимпийский комитет для восстановления своего членства в международной организации, тех условий, которые не зависят от ПКР. Восстановлением РУСАДЫ, вопросами по докладу Макларена в России соответственно занимается Министерство спорта и новая администрация Российского антидопингового агентства, а на международном уровне — WADA и Международный олимпийский комитет.

Если Парсонс сможет повлиять на исключение предъявляемых условий, тогда можно считать, что все критерии выполнены, и нужно смело восстанавливать ПКР.

- Кстати, о ситуации с Маклареном. Сначала председатель Независимой общественной антидопинговой комиссии (НОАК) Виталий Смирнов заявил, что Ричард Макларен отказался от части обвинений в адрес России, содержащихся в его докладах. Затем появились опровержения от самого главы комиссии WADA. Как это понимать?

- Виталий Георгиевич Смирнов, когда озвучивал результаты своей беседы с Ричардом Маклареном, опирался на переговоры, на беседы. Что там происходило, что там звучало, нужно всё-таки спрашивать у Макларена и Виталия Георгиевича.

- Но, как по-вашему, вся эта неразбериха повлияет на положение российских спортсменов? Есть ли повод для оптимизма?

- Вполне возможно, что господин Макларен, понимая, что он в тупике по некоторым пунктам обвинения, начинает смягчаться и приводить позицию в соответствии со спортивным правом. То есть если спортсмен виновен, если есть доказательства, никто это не оспаривает. Этот спортсмен дисквалифицируется, и в этом заинтересованы все, в первую очередь Россия. Но если есть какие-то наговоры, подозрения, то это не может служить основанием, чтобы очернить целые сборные команды и всю страну. Мне кажется, что он в принципе к этому пришёл.

- Михаил Владимирович, давайте вернёмся к избранию Парсонса. Насколько глава МПК вообще определяет позицию организации. Каково его влияние?

- Внутри МПК, согласно уставу, влияние президента очень велико: исполком вместе с ним действует достаточно синхронно. Они собираются в Бонне, вырабатывают решения, находясь постоянно в штаб-квартире. Там все друг друга хорошо знают, это крепкая организация в плане управления. Поэтому я уверен, что если у господина Парсонса сохранится позиция, что МПК должен работать и быть открытым для всех, то это повлияет на восстановление членства Паралимпийского комитета России.

- Когда следующее заседание, на котором будет решаться дальнейшая судьба ПКР?

- Насколько мне известно, планируется где-то на ноябрь.

- Как вы думаете, за эти два-два с половиной месяца возможно какое-то улучшение ситуации?

- Конечно, возможно. Паралимпийский комитет очень много делает для восстановления. Он вообще выполнил все критерии, которые от него зависят. Всё, что нужно, всё, что предписывалось, было сделано. А критерии, которые у ПКР просят выполнить, они от него не зависят. В этом-то главная проблема. Мы надеемся, что эти условия будут исключены из перечня как независящие от Паралимпийского комитета России.

- А паралимпийцам что делать? Всё-таки два месяца — при подготовке к Паралимпиаде-2018 это значимый отрезок.

- Тренироваться, не терять надежды. Это очень мужественные люди, мы преклоняемся перед ними. Осуждать тех, кто будет выступать под нейтральным флагом, я бы не взялся. Они не виноваты в том, что на международном уровне принимаются не очень приятные решения, а внутри не так быстро идёт процесс восстановления России после допингового скандала.



Автор: Иван Рощепий

Просмотров 712

09.09.2017

Популярно в соцсетях