Пенсионный возраст

НОВОСТИ И КОММЕНТАРИИ

Россия — Турция: работа над ошибками Вашингтона

США и Евросоюз теряют позиции на Ближнем Востоке

Россия — Турция: работа над ошибками Вашингтона

Фото: pixabay.com

«Турецко-российские отношения в эпоху подъёма Евразии», — так была обозначена тема международной конференции, которая прошла на турецком курорте Белек, входящим в зону Большой Анталии. Бизнесмены, политики и государственные деятели России, Турции и Азербайджана анализировали непростые события последних лет между Москвой и Анкарой и размышляли о том, как вывести российско-турецкие отношения на новый уровень.

От помидоров  к авиалайнерам

Поводом организовать такую встречу стала задача, которая была сформулирована в начале апреля на трёхстороннем российско-турецко-иранском саммите в Анкаре — довести российско-турецкий товарооборот до 100 миллиардов долларов. 22 миллиарда долларов по итогам 2017 года, как почеркнул в ходе саммита Президент России Владимир Путин, далеко не предел. Хотя эта цифра и больше показателей 2016 года на 40 процентов.

Наивысшей точки российско-турецкая торговля достигла в 2008 году, когда её объём составил около 38 миллиардов долларов. Однако кризис в отношениях между двумя странами, возникший после того, как турецкий истребитель сбил российский штурмовик, а также убийство российского посла в Анкаре, обрушил успешное торгово-экономическое сотрудничество двух стран до уровня в 10 миллиардов долларов. При этом турецкая экономика понесла весьма ощутимый урон, если учесть, что её доля в общем товарообороте не превышает 20 процентов.

Весьма болезненная для Турции проблема — безработица выросла в 2016 году до 11,3 процента, а оживление экономических связей с Россией в 2017 году повысило занятость на 1,3 миллиона человек и сократило безработицу до 10,3 процента. С другой стороны, сокращение поставок турецких овощей и фруктов — одной из главных статей российского импорта — очень хорошо простимулировало отечественных аграриев, которые нарастили производство этой продукции на пять — семь процентов, полностью обеспечив запросы потребительского рынка.

Как бы там ни было, кризис в двусторонних отношениях был преодолён. Не стоит, наверное, рассуждать, чья в том заслуга больше — российского или турецкого лидера. Очень хорошо по этому поводу высказался в кулуарах конференции в Белеке Ахмет Чонкар, сопредседатель турецко-российского форума общественности, одного из организаторов мероприятия: «Когда третьи страны разжигают пожар в регионе и пытаются через провокации, шантаж и угрозы поссорить наши страны, нельзя позволить роскошь конфликтовать по непринципиальным поводам, мы должны использовать их ошибки, чтобы укреплять наши многовековые отношения».

Какие же возможности развивать экономическое сотрудничество предложили участники конференции? Фатих Метин, заместитель министра экономики Турции, подчеркнул, что необходимо исправлять дисбаланс, при котором размеры турецкого экспорта несопоставимо меньше объёмов российского импорта. Это может произойти, по мысли Метина, если увеличить долю высокотехнологичной турецкой продукции — станков, машиностроительного оборудования, строительной техники, а также мебели, сантехники и электротехнического оборудования.

Когда третьи страны разжигают пожар в регионе и пытаются через провокации, шантаж и угрозы поссорить наши страны, нельзя позволить роскошь конфликтовать по непринципиальным поводам, мы должны использовать их ошибки, чтобы укреплять наши многовековые отношения.

Сходная позиция и у Мехмета Бююкекши, президента ассамблеи экспортёров Турции: российские заказы и туристы обеспечивают работой примерно 3,8 миллиона турецких граждан, однако, считает он, это далеко не предел. Доля российско-турецкого товарооборота в мировой торговле составляет около 0,9 процента, но её можно свободно повысить до полутора процентов. Как? Наращивая долю товаров с высокой добавленной стоимостью: автомобилей, мотоциклов, машиностроительной продукции, не забывая о традиционных и хорошо известных в России турецких строителях. Пока есть препоны, по мнению главы турецких экспортеров, прежде всего речь идёт о трудностях при получении рабочей визы, а также системе ограничений при допуске турецких фирм на российский рынок и узости логистических коридоров, ограниченных портом Геленджик.

Все эти проблемы, очевидно, будут решены российскими властями, разумеется, с учётом интересов российских производителей. Такому прагматичному подходу будет способствовать, как отмечали многие выступавшие на конференции, весьма существенное обстоятельство: Турция не поддерживает антироссийские санкции и готова отказаться во взаимных расчётах от американского доллара в пользу национальных валют. В таком качестве Анкара способна компенсировать возможные потери России от американо-европейской блокады, прежде всего в отношении высокотехнологичной продукции и, в некоторой степени, внешних инвестиций и заимствований.

И это уже происходит: Олег Бочаров, заместитель министра промышленности и торговли России, рассказал, что заключён двухмиллиардный контракт на поставку в Турцию ста среднемагистральных авиалайнеров «Сухой Суперджет». В перспективе российские самолёты должны заменить две тысячи турбовинтовых машин турецких авиалиний. Турецкие инвесторы, заключив уже более 150 контрактов, серьёзно думают, по словам заместителя министра, о том, чтобы вложить ресурсы в научные и технические разработки российского авиастроения, в частности, в создание сверхсовременного авиалайнера МС-21.

Конфликты по границам Евразии

В истории известны случаи, когда конфликты вокруг территорий становились поводом для многолетних кровопролитных войн, включая две мировые: Эльзас-Лотарингия, Балканы, Данциг, западный берег реки Иордан и Иерусалим… Такой территорией, по словам участника конференции Сергея Бабурина, известного российского политика, в недавнем прошлом кандидата в Президенты России и заместителя председателя Госдумы, вполне могла стать и Сирия, которую фактически оккупировали США и их союзники, поддерживая здесь в своей традиционной внешнеполитической манере перманентное состояние Гражданской войны. Однако эта прецедентная, по образу и подобию операций в Ливии и Ираке, прямолинейная политика получила неожиданный и весьма эффективный ассиметричный ответ. Россия, Турция и Иран, преодолев разногласия по оценке и перспективам внутриполитической ситуации в Сирии, выработали в начале апреля на саммите в Анкаре общие подходы к урегулированию ситуации в Сирии: страна должна остаться единой, а её будущее государственное устройство должен определить конституционный комитет, в который войдут представители правительства и оппозиции.

Формирующийся тройственный российско-турецко-персидский союз, как подчеркнул в своём выступлении на конференции Александр Дугин, известный политолог и философ, имеет основой глубинную духовную общность трёх евразийских империй: славянской, тюркской и персидской. Базой для такого союза должно стать гармоничное и скоординированное экономическое развитие.

Разумеется, для турецких предпринимателей-прагматиков размышления о духовной общности с персами и славянами были интересны и неожиданны, но, судя по выступлениям, их больше занимали конкретные проблемы, связанные, разумеется, и с Сирией. Финансист Иван Топан, к примеру, считает, что США, формируя антагонистические союзы и «пытаясь поставить на колени весь мир, используя свои доллары», «исчерпали свою продуктивность», а политика евразийства находится на подъёме. Эту мысль дополнил Сергей Бабурин: « Идея единого евразийского пространства, которую выдвинул в прошлом году Владимир Путин и поддержал [председатель КНР] Си Цзинпинь, видимо, расценена Вашингтоном как прямая угроза американскому глобализму». Именно поэтому, по словам политика, США и их союзники разжигают конфликты вокруг естественных границ Евразии — от Тайваня до Сирии. Последний пример — события в Армении, цель которых — вывести из-под влияния России важного союзника, одновременно обострив и без того напряженные отношения Еревана и Анкары, которой вряд ли понравится усиление американского влияния на Кавказе.

Идея единого евразийского пространства, которую выдвинул в прошлом году Владимир Путин и поддержал Си Цзинпинь, видимо, расценена Вашингтоном как прямая угроза американскому глобализму.

Но США рассчитывали использовать противоречия между Турцией, Россией и Ираном. После саммита в Анкаре эти расчёты оказались несостоятельными, а новое качество отношений между Турцией и Россией могут окончательно вытеснить США с позиции влиятельного игрока во внутрисирийском конфликте, поставив под вопрос вообще политическую легитимность присутствия американских войск в регионе. Демонстративное возвращение золотого запаса из США в Турцию, просьба Анкары ускорить поставки российского комплекса ПВО С-400, прямые обвинения США в антитурецких действиях и поддержке вооружённого мятежа против действующего президента свидетельствуют о том, что силовая политика США потеряла поддержку даже у Турции — многолетнего преданного и верного союзника США. А конференция в Белеке и выступления её участников свидетельствуют о том, что такие принципиальные изменения в стратегии восьмидесятимиллионного государства — не субъективные предпочтения её руководства, а объективная необходимость, которую поддерживают по меньшей мере многие миллионы турецких предпринимателей и инвесторов.

Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 784

27.04.2018

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...