Регионам предложили заинтересовать меценатов льготами

5 сентября — Международный день благотворительности

05.09.2021 00:00

Автор: Евгения Филиппова

Регионам предложили заинтересовать меценатов льготами
  © pexels

Международный день благотворительности установила в 2012 году Генассамблея ООН, приурочив к дате ухода из жизни в 1997 году матери Терезы. Во многих странах эту благородную деятельность поддерживают на государственном уровне, в том числе предлагают налоговые льготы меценатам. В России такие преференции тоже предусмотрены, но, чтобы ими воспользоваться, нужно знать несколько нюансов. В них разбиралась «Парламентская газета».

Помогать организациям из списка

Чем больше в государстве преференций для меценатов, тем больше ее жители склонны переводить деньги на благотворительность — так считают многие эксперты. В странах, где действуют специальные налоговые послабления, пожертвования совершают на 12 процентов чаще, чем там, где таковых нет. Конечно, можно спорить, к лицу ли меценатам думать о выгоде или они должны помогать совершенно бескорыстно, но главное в этом вопросе — результат.

В России для физических и юридических лиц предусмотрены разные льготы за участие в благотворительности. Так, гражданин имеет право получить обратно 13 процентов от суммы совершенных им пожертвований. Платежи вычитают из налоговой базы по НДФЛ.

Например, если человек в течение года перевел благотворительным организациям 100 тысяч рублей, ему вернут 13 тысяч. Но налоговый вычет не может быть больше 25 процентов от всего дохода. Так что, если за год человек заработал один миллион рублей и пожертвовал половину, 13 процентов будут высчитывать все равно от 250 тысяч.

В определенных случаях регионы имеют право увеличивать максимальный налоговый вычет до 30 процентов от дохода человека.

При расчете учитывают пожертвования только некоммерческим организациям: социально ориентированным, благотворительным, правозащитным, спасательным, религиозным, а также НКО в области науки, культуры, физкультуры и спорта (кроме профессионального), образования, просвещения, здравоохранения, охраны окружающей среды.

Переводы лично нуждающимся людям благотворительностью не считаются.

Чтобы оформить вычет, надо подать налоговую декларацию по форме 3-НДФЛ в налоговую инспекцию. Сделать это можно в течение трех лет после года, в котором человек совершал пожертвования. Подать декларацию можно лично, по почте, онлайн на сайте ФНС или на портале госуслуг.

Из документов понадобится справка о начисленных и удержанных налогах по форме 2-НДФЛ, которую можно получить на работе, и бумаги, подтверждающие платежи, — копии платежных поручений, банковские выписки, квитанции к приходным ордерам.

Совершая переводы, лучше указывать в их назначении такие формулировки, как, например, «на благотворительные цели» или «на уставные цели». Для оформления вычета может потребоваться и договор с организацией, которая получала помощь.

С позапрошлого года налоговую льготу предусмотрели и для меценатов-организаций. Но условия для них более строгие. Они могут уменьшить свой налог на прибыль, если они помогают конкретным организациям, включенным в реестр социально ориентированных НКО.

В списке, опубликованном на сайте Минэкономразвития, значатся больше 27 тысяч таких организаций. Например, благотворительные фонды, помогающие детям и пожилым, профсоюзы журналистов, художников и театральных деятелей, объединение родителей детей с инвалидностью и ментальными нарушениями, организации, занимающиеся пропагандой здорового образа жизни, и так далее.

Если компания пожертвует им деньги или имущество, она сможет уменьшить свою базу по налогу на прибыль на сумму переводов или на стоимость подаренных вещей, но не больше чем на один процент выручки от реализации.

Также до января 2022 года действуют «коронавирусные» льготы. В том числе предпринимателю могут уменьшить налог на прибыль за поддержку некоммерческих организаций, наиболее пострадавших из-за пандемии COVID-19.

Для спонсоров, помогающим НКО, которые не вошли в специальные реестры, особых преференций на федеральном уровне нет. Но в некоторых случаях этот пробел могут восполнить регионы.

Так, в Ростовской области ввели инвестиционный вычет для компаний, поддерживающих государственные областные и муниципальные учреждения культуры. Сначала это касалось домов культуры и народного творчества, музеев и фондов, которые содействуют работе таких учреждений, а с 1 января прошлого года — также библиотек. Этим летом закон снова обновили, дав бизнесу право получать инвествычеты за поддержку областных и муниципальных театров (в регионе их девять). Максимальная сумма, которую могут вычесть из налоговой базы по налогу на прибыль — 20 миллионов.

Это позитивная практика, и она дает неплохие результаты, заявила нашему изданию сенатор от Ростовской области, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Ирина Рукавишникова.

В 2020 году за счет этой нормы в сферу культуры в регионе привлекли 19,5 миллиона рублей внебюджетных средств, что на 5 миллионов больше, чем в 2019 году.

Кому решать

Сейчас обострился вопрос поддержки учреждений культуры, которые пытаются пережить последствия ограничений из-за коронавируса. Приходится несладко даже самым крупным из них. Судя по докладу Минкультуры «Культура в условиях пандемии COVID-19» 2020 года, доходы Московского академического театра сатиры в прошлом году упали на 65 процентов, а Мариинского театра — в три раза, — что уж говорить о небольших учреждениях.

«Театры, прежде всего муниципальные, в период пандемии понесли существенные финансовые потери и до сих пор в полном объеме не вышли на безубыточную деятельность. И эта ситуация сложилась во всех регионах, не только в Ростовской области, — рассказала «Парламентской газете» депутат от региона, заместитель председателя Госдумы по образованию и науке Лариса Тутова. — Стимулирование меценатов, которые вкладываются в инфраструктуру и подготовку спектаклей муниципальных театров, поможет сохранить этот массовый и популярный вид искусства».

Безусловно, считает парламентарий, опыт области необходимо транслировать во всех субъектах РФ и, как следствие, внести поправки в федеральное налоговое законодательство.

Правда, есть некоторые опасения. «Раньше налоговая льгота для меценатов была, но в начале 2000-х ее отменили, так как не все компании пользовались ею добросовестно», — заявила нашему изданию первый заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре Елена Драпеко.

Она привела в пример две компании, которые в 1990-е годы открыли свои маленькие театры и перечисляли им деньги, чтобы уйти от налогов: «Эти структуры практически не давали спектакли, зато были очень хорошими площадками для отмывания денег. И теперь, обжегшись на молоке, власти дуют на воду».

Депутат напомнила, что в Госдуму уже вносили законопроекты о федеральных преференциях для меценатов, но пока их не приняли.

Елена Драпеко считает, что льготы для меценатов нужны, но, в каком виде, нужно обсуждать, ведь, вводя налоговый вычет, регион недополучает прибыль. Главная же проблема в том, что по Налоговому кодексу регионы имеют право предусмотреть льготу только за помощь государственным и муниципальным учреждениям, а в поддержке сейчас больше всего нуждаются именно частные театры, студии и так далее. Многие из них не смогли воспользоваться мерами господдержки для пострадавшего малого и среднего бизнеса, так как не подпадают под эти категории и сейчас находятся на грани банкротства.

Поэтому, по мнению парламентария, стоит дать регионам полномочия в этой сфере, разработав вместе с налоговыми органами механизм, который не позволит недобросовестным компаниям финансировать аффилированные структуры вместо реальных учреждений культуры.

Из 20 процентов налоговой ставки по налогу на прибыль предприятий и организаций 18 процентов зачисляется в региональный бюджет и только 2 процента — в федеральный, отметила Ирина Рукавишникова.

«Поэтому логично, что каждый регион имеет право установить льготы или инвестиционные вычеты по налогу на прибыль, а также определить, за поддержку каких именно отраслей их можно получить. В Ростовской области законодательно поддержана культура, у других регионов льгота может предоставляться по иным отраслям», — считает сенатор.

По ее мнению, закреплять налоговые вычеты для меценатов на федеральном уровне в масштабах всей страны не нужно, но это позитивный опыт, и регионы могут использовать его, чтобы привлечь внебюджетные средства в культуру.

«Применение этого финансового инструмента возможно и в отношении других отраслей, например, среднего специального или даже высшего образования. Дело в том, что вузы — федеральные образовательные организации — с недавнего времени могут финансироваться в том числе из бюджета того региона, в котором они расположены. И механизм инвестиционного вычета прекрасно подходит для организации подобной практики», — сказала сенатор.

Между тем для меценатов, которые вкладываются в образование, может появиться отдельная льгота. В январе президент Владимир Путин поручил Правительству проработать возможность применения инвестиционного налогового вычета, если налогоплательщик направляет деньги на обновление материально-технической базы колледжей и техникумов.

Как у них

Налоговые льготы коммерческим организациям, которые участвуют в благотворительной деятельности — широко распространенная мировая практика, рассказал «Парламентской газете» директор Центра мониторинга законодательства и правоприменения Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) Олег Гринь.

Согласно международному индексу способов господдержки благотворительной деятельности, в разных странах стимулируют меценатов по-своему: где-то налоговые льготы предлагают компаниям, где-то — населению, а где-то вводят преференции для людей, завещающих часть состояния на благотворительность. Все перечисленные пункты предусмотрены, например, в Бразилии, Канаде и Франции. В Финляндии льготами могут воспользоваться только организации, а в Норвегии, наоборот, только физические лица.

По мнению Олега Гриня, тот факт, что в России действуют меры поддержки для благотворителей, чрезвычайно важен. «Эта мера свидетельствует о поддержке со стороны государства организаций «третьего сектора», — констатировал он. — А развитие социально ориентированных НКО — это необходимый элемент становления гражданского общества в России».