Президент-реформатор в Иране: как будут строиться отношения Тегерана и Москвы

Сенатор Владимир Джабаров оценил вероятность изменений в иранской политике

08.07.2024 20:00

Автор: Никита Вятчанин

Президент-реформатор в Иране: как будут строиться отношения Тегерана и Москвы
Владимир Джабаров. © Игорь Самохвалов/ПГ

Кандидат от реформаторского крыла Масуд Пезешкиан победил во втором туре президентских выборов Ирана 6 июля, став девятым президентом страны. Одним из первых его шагов должен стать аудит всех отношений Тегерана с другими странами. При этом явного разворота Ирана в сторону Запада, с которым Пезешкиан готов улучшать отношения, не произойдет — в противном случае у нового президента будут большие проблемы внутри страны. Об этом «Парламентской газете» заявил первый замглавы Комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров.

- Владимир Михайлович, наблюдатели считают, что приход на пост иранского президента политика, который выступает в том числе за улучшение отношений с Западом и возобновление ядерной сделки, могут внести ощутимые изменения в политику Тегерана. Согласны ли с этим?

- Нет, не согласен. Да, Пезешкиан заявил, что готов к улучшению отношений со Штатами. Но в это понятие не входит резкий разворот в сторону Запада, а скорее плавное балансирование между Китаем, Россией и США. Тегеран слишком дорожит своими отношения и с Пекином, и с Москвой. Отмечу, что наша страна сегодня во многом обеспечивает безопасность Ирана и при необходимости готова рассмотреть поставки туда наших вооружений. Кроме того, Пезешкиан, судя по его заявлениям, склонен как политик идти «посередине». А нынешний Запад ведет себя бескомпромиссно: не представляю, чтобы Вашингтон сегодня дал возможность Европе, даже если та сильно захочет выстраивать партнерские отношения с Ираном.

Нельзя забывать и о том, что президент в Иране — это второе лицо после духовного лидера, аятоллы Али Хаменеи, при котором находится Корпус стражей исламской революции, контролирующий всю армию, весь ВПК страны. И они не позволят сегодня совершить разворот Тегерана к Штатам, к Западу: если предположить, что Пезешкиан это задумал, у него, полагаю, будут большие проблемы. Надо учитывать и то, что на выборах он победил далеко не триумфально, собрав 53 процента голосов. Возможно, будут попытки каких-то послаблений внутри страны — например, для ведения бизнеса.

- Как будут строиться отношения Москвы и Тегерана после избрания Пезешкиана?

- Наши двусторонние отношения сейчас имеют прочную основу. Известно, что уже был готов договор о дружбе и сотрудничестве между Россией и Ираном, но трагическая гибель президента Раиси отложила его подписание. Подчеркну, что договор отложен, но не отменен. Можно предположить, что новый президент Пезешкиан сейчас будет проводить аудит всех отношений Ирана с другими странами. Уверен, что он не будет работать в ущерб интересам своей страны, — ранее Пезешкиан не раз подчеркивал, что для него мнение духовного лидера Ирана является приоритетным.

- Мы знаем, что приход президента Милея закрыл дорогу в БРИКС для Аргентины. А при реформисте Пезешкиане может ли поменяться отношение Ирана к участию Тегерана в работе БРИКС и ШОС?

- Нет, этого, уверен, не произойдет. Взаимодействие Ирана с названными объединениями останется на прежних позициях.

- Ряд экспертов полагают, что Пезешкиан — кандидатура, которая обеспечит продолжение диалога по безопасности между Ираном и США, одним из гарантов которого выступал погибший президент Раиси. Как выборы в Иране могут повлиять на расклад сил регионе?

- Думаю, что Иран не заинтересован в обострении ситуации на Ближнем Востоке и, конечно, не будет провоцировать войну с Израилем. Но, как и раньше, при Пезешкиане Тегеран не откажется от поддержки «Хезбболы» и Ливана, если Тель-Авив решится на военные действия против них.