Оксана Пушкина рассказала, как увеличить рождаемость в России

По мнению депутата, решать задачу народосбережения должно специально созданное министерство

Оксана Пушкина рассказала, как увеличить рождаемость в России

ФОТО: ПРЕСС-СЛУЖБА ДЕПУТАТА

Сегодня в России острый дефицит объективной информации о происходящих в семье процессах, убеждена зампред Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина. Из-за этого различные прогнозы и стратегии не учитывают общемировых трендов, например взаимозаменяемость супругов, когда жена — добытчик, а муж — образцовый домохозяин. Как статистика поможет государству выстроить прогрессивную демографическую политику и почему эти вопросы нельзя распределять по разным ведомствам, депутат рассказала «Парламентской газете».

 - Оксана Викторовна, 5 декабря вы предложили создать в России министерство демографической и семейной политики. Создание нового федерального министерства неизбежно приведёт к раздуванию штата чиновников и росту бюджетных расходов. Насколько это необходимо сейчас, когда в стране каждый рубль на счету?

- Демография тесно связана со всеми сферами жизни общества, рассматривать которые нужно прежде всего по их влиянию на человеческий капитал, при этом эта наука о населении у нас всё ещё обделена вниманием государства, что в корне неправильно. Исправить этот подход и поможет новое министерство.

Я не предлагаю создавать его с нуля. Речь идёт о реорганизации работы Правительства с передачей министерству демографической и семейной политики ряда полномочий Минтруда, Минздрава и других ведомств. Это не потребует дополнительных расходов, зато в России наконец появится государственная структура, ответственная за демографическую безопасность, — министерство будущего, если хотите. Я согласна со спикером Совфеда Валентиной Матвиенко в том, что семейная политика не может рассматриваться в отрыве от социально-экономических процессов.

На заседании Совета при Президенте РФ по реализации госполитики в сфере защиты семьи и детей Валентина Матвиенко предложила передать эту сферу в ведение Минтруда и соцзащиты. Я поддерживаю этот подход, ведь благосостояние семей, качество жизни, уровень безработицы и социальная защита — вот ключевые факторы, влияющие на решение пары завести ребёнка. Но демографическая безопасность в широком смысле — это не только рождаемость, но и смертность, а значит — состояние системы здравоохранения; это половозрастной состав населения; число браков и разводов; уровень образования людей и многое другое.

Поэтому, на мой взгляд, правильнее было бы создать новое министерство, главной задачей которого станет народосбережение, глубокое и беспристрастное изучение вызовов сегодняшнего дня и подготовка стратегии по обеспечению демографической безопасности России. При этом, кроме конкретных шагов по улучшению демографической ситуации, специалисты министерства должны предлагать и источники их финансирования — как перераспределить деньги, из какой статьи бюджета их взять.

- Какие недостатки, по вашему мнению, есть у утверждённой стратегии демографического развития? 

- У нас есть Концепция государственной демографической политики на период до 2025 года. Этот документ был утверждён 13 лет назад, и даже при беглом знакомстве с ним становится понятно, что цели и задачи концепции разработаны слабо. Необходимо системно оценивать демографическую ситуацию, беспристрастно анализировать большой объём статистических данных, многие из которых в России пока никто даже не собирает. Отсутствие актуальной, объективной статистики сильно затрудняет и государственное управление, и законотворческий процесс в нашей стране.

С нехваткой статистики я столкнулась, будучи членом рабочей группы при Комитете Госдумы по охране здоровья, которая занимается проблемами людей с аутизмом. Мы не знаем, сколько людей в России страдают такими расстройствами! У нас есть лишь общие данные о численности людей с ограниченными возможностями здоровья. Но ведь особенные люди очень разные — у кого-то нарушение зрения, у кого-то — слуха, у кого-то другие расстройства. И к каждой из этих категорий нужен особый подход. Минздрав только начал сбор необходимой детализированной статистики, а на реализацию программ по созданию доступной среды уже потрачены миллиарды рублей. Убеждена, сначала нужно детально, комплексно изучить проблему и только потом выделять деньги на её решение.

Во время работы над законопроектом «Об основах профилактики семейно-бытового насилия» нам тоже не хватало объективных данных. Из-за декриминализации побоев жертвы перестали обращаться за помощью в полицию, и судить о масштабах домашнего насилия в России мы можем лишь по косвенным данным — тревожным сигналам из кризисных центров. А таких центров ничтожно мало!

- Какие идеологические установки, на ваш взгляд, не соответствуют реалиям сегодняшнего дня из-за отсутствия актуальных статистических данных?

- Взять хотя бы ключевой критерий демографической безопасности — рождаемость. Повысить рождаемость в России традиционно пытаются прежде всего за счёт поддержки и пропаганды многодетности. Я с большим уважением отношусь к многодетным семьям. Но таких семей в России лишь 10%, а определяющим фактором, влияющим на рождаемость, сегодня являются вторые и третьи браки, в которых появляются новые дети. Я вовсе не пропагандирую разводы, у нас 30% матерей воспитывают детей в одиночку, есть отцы-одиночки, и это большая проблема. Но с мнением демографов, которые выделяют новые браки как основной фактор роста рождаемости, нужно считаться, нравится это кому-то или нет.

Другой пример — одной из угроз демографической безопасности в России всё ещё принято считать изменение роли женщины в обществе и трансформацию института семьи. Но ведь подобные тенденции фиксирует весь мир. Статус женщины как работающей мамы — это реальность XXI века, не замечать которую - значит, создавать новые демографические угрозы. А между тем женщины в России зарабатывают на 28% меньше, чем мужчины с такой же квалификацией. Я уже не говорю, что на женских плечах традиционно лежит и неоплачиваемая домашняя работа. Женская бедность у нас — основная причина абортов. Поэтому ликвидация неравенства мужчин и женщин в трудовых отношениях, создание равных возможностей для самореализации и заработка — вот ключевая задача современной семейной политики.

- Что, по вашему мнению, нужно изменить в государственной семейной политике, чтобы решить проблему женской бедности и другие, которые мешают развитию нашей страны?

 - Сегодня экономическая активность мужчин в России — 71%, женщин — 56,6%. По подсчётам Минэкономразвития, повышение экономической активности российских женщин до показателя в 61% увеличит национальный ВВП на 4%. Если же уравнять экономическую активность женщин и мужчин, это добавит ВВП России 13-14%. У нас талантливые и трудолюбивые женщины, нужно дать им шанс проявить себя!

Нужна и государственная пропаганда, которая будет разъяснять людям, что работающая мама — это замечательная мама, а не несчастная

В России идёт большая работа по обеспечению местами в детских садах детей до 3 лет. И это правильно, возможность отдать ребёнка в ясли должна быть у каждой семьи. Но, кроме того, нужна и государственная пропаганда, которая будет разъяснять людям, что работающая мама — это замечательная мама, а не несчастная. Что папа в декрете — это тоже здорово! Сегодня у нас, помимо домохозяек, появляется всё больше домохозяев, и я не сомневаюсь, что объективная статистика выявила бы такую тенденцию.

Весь мир на современном этапе пересматривает традиционные взгляды на распределение функций в семье — взаимозаменяемость супругов становится нормой. И это не опасность, а фактор демографической безопасности. Допустим, жена работает, а муж берёт на себя домашние хлопоты и заботу о детях — если людям удобнее жить так, почему нет? Сбор статистики, её анализ, выявление социальных тенденций и трендов, выработка демографической стратегии, её реализация и пропаганда — так должны работать методы государственного регулирования демографических процессов. Тогда мы сможем направить российское общество по пути развития и обеспечить процветание страны в будущем.

Просмотров 3183

11.12.2020 00:00

Пример