О консервативно-социальном выборе

Сегодня Россия в очередной раз делает свой выбор в идеологическом плане своего развития. Даже при высоких ценах на нефть и газ жить без идеологии нельзя

О консервативно-социальном выборе
 

Виталий Журавлев, кандидат социологических наук, депутат ГД первого созыва

Идеология задает цели и задачи национального развития, явля­ется важнейшим компонентом воспитания населения, что предопре­деляет практические действия в эко­номике и политике. А здесь, как из­вестно, не все обстоит гладко — есть довольно большие социальные груп­пы, которые не довольны существую­щим положением.

Меню российского выбора: левая идеология, которая во многом апелли­рует к советскому периоду истории; либеральные подходы, которые ориен­тированы, прежде всего, на западные модели развития и патриотические установки, направленные на укре­пление Российского государства как такового.

Эти классические «три кита» не исчерпывают многообразия гибрид­ных и переходных идеологических форм, а также палитры их оттенков, но суть процесса состоит в указан­ном триединстве. Речь идет об одном обществе, где все носители указанных идеологических взглядов находятся между собой в тесном социальном взаимодействии.

Левая идеология представляет со­бой вечно актуальную мечту челове­чества о социальной справедливости.

Она будет востребована всегда. Она тем более востребована в России, в которой за последние четверть века возникла очень высокая степень по­ляризации в доходах среди различ­ных социальных групп населения. Децильный коэффициент, когда все население разбивается на 10 групп по 10 процентов с возрастающим уров­нем доходов, и затем сравниваются доходы крайних групп, в России в на­стоящее время составляет примерно 16. Оптимальное соотношение дан­ных групп не должно превышать 7. Причем резкий скачок в социальной дифференциации не имеет объективных причин, таких, как подъем обще­го уровня благосостояния населения страны за этот же период или вы­дающиеся заслуги перед обществом лиц, образующих ныне верхний класс в социальной иерархии. Вопрос о со­циальной справедливости в России возникает у всех людей хотя бы на уровне здравого смысла.

Но как достичь социальной спра­ведливости в российском обществе? Проблема заключается в том, что российские «левые» в своих уста­новках ориентированы в основном на ушедшую советскую эпоху с ее марксистской идеологией, плановым хозяйством, административными ры­чагами управления, государственной собственностью и т.п. Практика по­казала, что такие социальные инсти­туты не эффективны в современном обществе. Марксизм, как и все левые идеологии, не учитывает националь­ную историю, национальную специ­фику, национальные традиции, видит историю как проявление непримири­мого классового противостояния. Со­временные «левые» идеологические формы также несут в себе почти все эти характеристики. «Левые» рассма­тривают человека как социальное животное без роду и племени, «ле­вый» гуманизм имеет количественное измерение уравнительного потребле­ния материальных благ, но не имеет содержания, отвечающего за смысл человеческой жизни и цели истори­ческого развития. В этих отношени­ях «левые» социалисты весьма напо­минают «правых» либералов. Что не удивительно, учитывая единство их западного происхождения.

Если «левые» возникли, прежде все­го, на идее социальной справедливо­сти, то либералы в качестве централь­ной для себя выбрали идею свободы. Свободы в экономике — в смысле не­зависимого рыночного производителя; свободы в политике — в смысле пар­ламентской многопартийной систе­мы; свободы в сфере информации — в смысле отсутствия государственной цензуры. Идеи либерализма должны отстаивать, прежде всего, интересы личности перед интересами общества и государства. Однако установившее­ся социальное неравенство и контроль господствующих групп над СМИ в итоге показал иллюзорность лозунга «Свобода, равенство и братство».

Государственная цензура и кон­троль уступили место цензуре лиде­ров общественного мнения, которые фактически назначаются правя­щими элитами. Рынок не оказался оптимальным экономическим регу­лятором, о чем свидетельствуют по­вторяющиеся в мире финансовые и экономические кризисы. Реальная по­литическая свобода ограничивается выбором членов парламента и других органов власти, а отнюдь не системы политического и социального устрой­ства. Человек оказался подчинен ре­жиму жизни с заданными потреби­тельскими интересами, образцами поведения и массовой культуры. Воз­можности социальной мобильности для большинства населения находятся в зависимости от факторов унаследо­ванного благосостояния, происхожде­ния, образования и т.д.

Для России идеи либерализма исторически связаны с концом XIX — началом XX в., то есть с Российской империей, а также с периодом послед­них лет существования СССР. Либерализм внес свой вклад в ликвидацию монархии в России и распад Россий­ской империи. Либеральные идеи также стали идеологической основой распада СССР и межгосударственного социалистического блока. Либерализм зарекомендовал себя прекрасным средством разрушения социальных институтов и самих государственных образований. Сложнее на его основе происходят конструктивные процес­сы в политике и экономике. Эгоисти­ческие установки «рационального» поведения человека в условиях от­сутствия заданных «правил игры» в обществе приводят не к созидатель­ной деятельности на общее благо, а к социальному дарвинизму, направлен­ному исключительно на личный успех и обогащение. Либеральная привати­зация в 90-х годах XX века привела к системному разрушению экономики, науки, социальной сферы, а также к демографической катастрофе и об­нищанию основной массы населения России.

Патриотическая линия стала вы­рисовываться с начала 2000-х годов, когда с приходом в Президенты Рос­сийской Федерации Владимира Пу­тина стало наблюдаться постепенное возрождение авторитета и силы го­сударства. Была достигнута опреде­ленная политическая стабильность, восстановлено централизованное государственное управление на всей территории страны, подавлены оча­ги сепаратизма на Северном Кавказе, ограничено всевластие олигархов. Не­которые успехи были достигнуты и в социальной сфере — по сравнению с 90-ми годами количество бедных уменьшилось более чем в 2,5 раза; со­кратилась безработица; стабилизиро­валось финансовое обращение; сфор­мировался социальный слой, который относят к «среднему» классу.

Ко второй половине 2000-х годов большая часть населения России пре­взошла наиболее высокий уровень жизни, достигнутый в СССР. Количе­ство населения страны с высшим об­разованием в 2012 году составило 57 процентов. Кроме России, такой по­казатель отмечен всего в трех стра­нах мира — Японии, Южной Корее и Канаде. Эти успехи позволили Влади­миру Путину в статье «Россия сосредотачивается — вызовы, на которые мы должны ответить» от 16 января 2012 года поставить стратегическую цель «создания в России такой по­литической системы, такой структу­ры социальных гарантий и защиты граждан, такой модели экономики, которые вместе составят единый, живой, постоянно развивающийся и одновременно устойчивый и ста­бильный, здоровый государственный организм».

Вместе с тем, на сегодняшний день в стране наблюдается существенное снижение темпов экономического ро­ста, и это при том, что среднегодовые цены на нефть остаются вблизи мак­симальных значений. По-прежнему существует на высоком уровне кор­рупция; не получают должного раз­вития новые отрасли промышленно­сти; наблюдается высокая социаль­ная дифференциация среди слоев и групп населения; не решен «русский вопрос»; молодежь не устраивает до­ступность и качество системы об­разования; тревожными являются социально-демографические характе­ристики; отмечается низкий уровень культуры, духовности и т.д.

Это показывает, что патриотиче­ские подходы в чистом виде не ре­шают все проблемы, возникающие перед российским обществом. Вопрос развития упирается в содержание и иерархию ценностей. Патриотическая идеология должна подкрепляться традиционной духовной базой. Речь идет о цивилизационных кодах, та­ких, как язык, религия, особенности национального менталитета, истори­ческий опыт, закрепившийся в соци­альных стереотипах восприятия и т.д. Единство патриотической идеологии и цивилизационного подхода можно назвать консерватизмом, важнейшая характерная черта которого — непре­рывность исторического процесса.

Важным для понимания современ­ных процессов в российском обще­стве является наследие социальной мысли России. В том числе идеи об эволюционном характере нормально­го исторического процесса, наличия закономерностей развития, поступа­тельности, социальной преемственно­сти, учете всего многообразия соци­альных факторов. Анализ социальной жизни следует проводить с позиций объективной количественной «прав­ды-истины» и этического взгляда «правды-справедливости».

Оценка развития российского общества должна осуществляться с позиции историзма, выраженного, прежде всего, в концепции Русского мира как цивилизации. Консерватизм выступает с позиции многополярно­го устройства мира, где Российское государство выступает одним из по­люсов такого мира, воплощая собой Русскую цивилизацию — Русский мир. Русский мир означает призна­ние исторической непрерывности русской государственности начиная со времени Киевской Руси — Москов­ского царства — Российской империи — Советского Союза — и заканчивая нынешней Российской Федераци­ей и интеграционными процессами постсоветского пространства. Ког­да говорится о Русском мире, то тем самым признается, что человек формирует свое личностное содер­жание, взаимодействуя с атрибу­тами Русского мира — традицией, культурой, православием, историей, разнообразными государственными и общественными институтами.

Так происходит становление обще­ства, из которого путем персонально­го и институционального отбора будет формироваться политическая элита Российского государства. С позиций современного консерватизма Россий­ское государство связывает всех сво­их граждан единой патриотической солидарностью: общим Отечеством, общей целью, властью, общим право­порядком. В этом государстве общее должно быть выше частного, а част­ные интересы подчиняются, служат средством для общей высшей цели.

Сегодня следует говорить о совре­менном консерватизме, который не противопоставляет друг другу различ­ные периоды отечественной истории, а делает акцент на интеграцию време­ни и пространства. Наряду с форми­рованием гражданской идентичности на основе патриотизма консерватив­ные ценности являются условием со­хранения страны. О том, что консер­ватизм в его современном понимании актуален и способен определить иден­тичность, говорил в своем выступле­нии и Владимир Путин на Валдайском форуме в сентябре 2013 года. В част­ности, он отметил: «Для россиян, для России вопросы «Кто мы?», «Кем мы хотим быть?» звучат в нашем обще­стве все громче и громче».

Таким образом, консерватизм как социокультурное и политическое те­чение в сочетании с идеями патри­отизма и социальной солидарности способен консолидировать россий­ское общество, задать необходимый вектор развития страны. Это направ­ление можно охарактеризовать как консервативно-социальное. Пред­ставления о том, что либеральные или марксистские ценности являются универсальными и безальтернативны­ми, показали в условиях России ил­люзорность и неэффективность в политике, экономике, социальной и культурной жизни. Это не означает, что они не имеют своих привержен­цев, это означает их неспособность решить стоящие перед страной про­блемы в интересах большинства рос­сийских граждан. Будущее России за консервативно-социальным союзом.

Виталий Журавлев,
кандидат социологических наук, депутат ГД первого созыва
Фото Сергей Трусевич
Просмотров 3482