На выборах в царскую Думу использовали грязные политтехнологии

27 апреля — День российского парламентаризма

На выборах в царскую Думу использовали грязные политтехнологии

Фото: Общественное достояние

115 лет назад, в 1906 году, в Российской империи прошли первые в истории государства почти всенародные выборы. Почти, потому что около половины населения страны оказалось без права голоса. Но в то время по всему миру наблюдалась та же картина — борьба за равенство прав независимо от пола, национальности или вероисповедания только начиналась…

Рожденная революцией

Не было бы в России революционных событий 1905 года, не было бы и Думы. Или она появилась бы намного позже. Расстрелянная демонстрация петербургских рабочих вызвала сочувствие по всей стране — начались повсеместные стачки, митинги, столкновения с полицией и армией. Экономика государства оказалась под угрозой, особенно после забастовки на железных дорогах, остановившей движение грузов.

И тогда власти принялись изучать причины недовольства, которые вывели людей на улицы. Изучать, чтобы потом эти причины по возможности устранить. Даже специально созвали для этого в феврале 1905 года комиссию под председательством сенатора Николая Шидловского — для «безотлагательного выяснения причин недовольства рабочих в городе С.-Петербурге и его пригородах и изыскания мер к устранению таковых в будущем». Но она потерпела фиаско.

Оказалось, что большинство требований рабочих политические: свобода слова, освобождение арес-тованных товарищей, гласность работы самой комиссии. И если экономические претензии правительство еще было готово рассматривать, то политические — нет.

Тем не менее первые выводы Николай II тогда сделал. Он подписал рескрипт на имя только что назначенного министра внутренних дел Александра Булыгина, в котором предписал начать подготовку закона о выборном законосовещательном органе — Думе.

Этот закон появился почти через год — 11 декабря. Хотя уже 6 августа император выпустил манифест, которым учреждал Государственную думу. Тогда же газеты опубликовали и Положение о выборах в нее. Первый созыв должен был собраться не позднее середины января 1906 года. Но это условие выполнить не получилось — депутаты приступили к обязанностям лишь 27 апреля.

Популизм не пройдет

Избирательная система оказалась сложной. Представители разных сословий голосовали отдельно друг от друга и по разным правилам. Причем сначала выбирали выборщиков, а уже они — депутатов.

Право голоса получили исключительно мужчины старше 25 лет. Но не все. К урнам не могли прийти студенты, военнослужащие, отрешенные от должности по решению суда, лишенные сана священники, изгнанные из сословных обществ. Не могли голосовать не только заключенные, признанные виновными в преступлениях, но и те, кто еще только находился под судом и следствием. В списки избирателей не попадали так называемые бродячие инородцы — представители многих малых народов Сибири, ведущие кочевой образ жизни. И наконец, бюллетени не полагались губернаторам, градоначальникам, их заместителям и полицейским.

Голосовали по четырем куриям — разрядам, на которые делились избиратели по имущественному и социальному признакам. Причем представительство в Думе для них было неодинаковое. Так, в курии землевладельцев полагался один депутат на две тысячи человек. Чтобы попасть в эту самую привилегированную группу избирателей, полагалось иметь много земли — в разных губерниях ее минимальное количество варьировалось от 100 до 650 десятин. Учитывая, что в то время десятина — это почти 11 нынешних соток, землевладельцами могли считаться лишь те, у кого в собственности было хотя бы 110 гектаров. Кроме того, им надлежало иметь недвижимость стоимостью не менее 15 тысяч рублей. Такие земле-владельцы на уездном съезде избирали делегатов в губернское собрание, а уже оно — депутатов Госдумы.

Опечатывание урны на выборах в Городскую думу Санкт-Петербурга, 1906 год / РИА Новости

Впрочем, землевладельцы помельче тоже могли примкнуть к своим более богатым собратьям. Те, у кого было не менее одной десятой от местного земельного ценза, а также священнослужители тоже могли выбрать несколько своих делегатов на уездный съезд.

Читайте также:

• Когда в России появились депутаты • Первая Дума начала работу с амнистии • Как стать депутатом Госдумы

В два этапа проходили выборы в городских куриях — в них входили владельцы недвижимости и предприятий, квартиросъемщики и служащие. Такие курии создали в Петербурге, Москве и еще 24 крупных российских городах. Избиратели голосовали за делегатов городского собрания, а оно уже определяло, кто будет представлять полис в Госдуме. Один депутат полагался на четыре тысячи жителей.

В крестьянских куриях выборы были самыми сложными — четырехступенчатыми. Сначала каждые десять дворов выбирали своего представителя — выборного. Те на волостных сходах называли имена уполномоченных для уездного съезда. А там уже решали, кто станет выборщиком на губернском съезде, где и выбирали депутатов. Один парламентарий представлял 30 тысяч человек.

Самыми бесправными были рабочие курии — аж 90 тысяч пролетариев могли выбрать всего одного думца. Избирали в три этапа. Сначала на каждом предприятии проходили собрания, где выбирали уполномоченного. На крупных заводах один уполномоченный полагался на тысячу рабочих. На производствах поменьше, где трудились от пятидесяти до тысячи человек, выбирали одного уполномоченного от предприятия. Затем на губернском сходе определяли, кто станет выборщиками, — те и выбирали депутатов.

Столь сложную систему придумали по предложению главы правительства Сергея Витте, опасавшегося, что «в крестьянской стране, где большинство населения не искушено в политическом искусстве, свободные и прямые выборы приведут к победе безответственных демагогов и в законодательном органе будут заседать по преимуществу адвокаты».

Задумка удалась: в парламент попали всего 39 юристов, составивших лишь четвертую по численности профессиональную группу в Первой Государственной думе.

Административный ресурс не помог

Хотя представителей власти отставили от выборов, это не значило, что их роль в избирательной кампании свели к минимуму. Напротив, всему земскому начальству МВД разослало циркуляр, в котором предписывало вести скрытую агитацию под видом собеседований: рассказывать о программах разных партий, разъясняя всю вредоносность призывов к изменению существовавшего государственного строя.

Во время выборов им следовало удалять с выборных собраний ораторов, суливших крестьянам всевозможные блага, причем выдворять их из зала надлежало не самим представителям власти, а «доверенным лицам».

Незадолго до этого полиция провела зачистку избирательного поля: по стране прокатились массовые аресты учителей, врачей, фельдшеров и крестьян, пользующихся доверием соседей. Так, в Нежинском уезде тюрьме на 50 человек пришлось вместить 120 арестантов — такого «аншлага» застенок до того не видывал.

Стражи порядка пытались разогнать любые собрания, на которых было больше пяти человек. На потенциальных кандидатов в депутаты от «неправильных» партий началась форменная охота: шли задержания, обыски.

Больше всего доставалось, кстати, вовсе не социал-демократам — в первую очередь власти преследовали Конституционно-демократическую партию и Трудовую группу. Собрания их сторонников запрещали, листовки и газеты изымали, сторонников арестовывали.

Городская дума на Воскресенской площади (ныне площадь Революции) в Москве / РИА Новости

Во Владимирской области, например, газету кадетов «Клязьма» семь раз арестовывали и изымали тираж и столько же раз судили главного редактора за публикации. А в Твери вышло распоряжение: всем чиновникам, состоявшим в кадетах, следовало или выйти из партии, или подать в отставку — служба Отечеству и членство в оппозиционной партии местные власти сочли несовместным. Пытались уволить «за кадетство» и члена окружного суда Владимирской губернии Кирилла Черносвитова. Для начала перевели его в другой суд, а пока разбирали его дело, подоспели итоги выборов — и оказалось, что юрист стал депутатом. Так что историю с возможным увольнением поскорее замяли.

Сведения о преследованиях противников действующей власти стекались отовсюду. Порой курьезные. Например, как полиция пыталась арестовать сторонника Трудовой группы, кубанского крестьянина Федора Онипко прямо во время его выступления. Но толпа слушателей сомкнулась вокруг оратора и не пус-тила к нему стражей порядка. Поднялись крестьяне и на защиту другого трудовика, земского врача из Вятской губернии Сергея Корнильева, так что будущему депутату Госдумы пришлось даже успокаивать своих сторонников и призывать их не оказывать сопротивление властям. А бывший саратовский учитель Григорий Ульянов был не только арестован, но и осужден. И уже дойдя по этапу до Тюменской тюрьмы, узнал, что его избрали в парламент страны. Разумеется, депутата немедленно отпустили, и он отправился в обратный путь. К слову, Ульянов состоял в Партии социалистов-революционеров, бойкотировавших выборы. Тем не менее он решил избираться в Госдуму как беспартийный. Уже заседая в Таврическом дворце, он примкнул к фракции трудовиков, хотя и расходился с ними в мнениях по многим вопросам.

Несмотря на сопротивление властей, а возможно, и благодаря ему, именно Партия народной свободы и трудовая выиграли выборы. Причем в Петербурге победа была оглушительной: все 160 выборщиков от кадетов прошли, в то время ни одному представителю от реакционных сил добиться такого успеха не удалось. Кадеты и трудовики победили и во многих российских городах.

Конституционные демократы в итоге провели в парламент 161 депутата — больше всех. Трудовики получили 97 мест. Но их фракции были еще многочисленнее — к ним присоединилось большинство беспартийных народных избранников, а также представители других партий: переходить из фракции во фракцию не возбранялось.

К слову, в Первой Государственной думе совсем не было представителей большевиков: они, как и эсеры, бойкотировали выборы, сочтя парламент ширмой царевластия. Позже Владимир Ленин признал тот бойкот ошибкой. А вот меньшевики получили десять мест и первое время входили во фракцию трудовиков. В июне социал-демократы решили, что фракция у них должна быть своя. Правда, самостоятельными они пробыли совсем недолго: уже 8 июля 1906 года Николай II распустил Думу. Она проработала всего 72 дня.        

Состав первой Государственной думы

Из 497 парламентариев больше всех оказалось крестьян — 121 человек. Вторыми по численности были земские, городские и дворянские служащие — 73 человека. Затем помещики и управляющие имениями — их было 46.

Кроме того, в парламент прошли по 17 рабочих и школьных учителей, по 16 — врачей и профессоров, по 14 — торговцев и чиновников. Также было 11 журналистов, 10 ремесленников, 7 инженеров, 6 священников, 5 фабрикантов и управляющих заводами. И еще у 9 депутатов определенной профессии не оказалось.


При подготовке публикации использованы материалы Государственной Думы, Межпарламентской ассамблеи СНГ, Большой советской энциклопедии, книг: Рафаил Ганелин. Российское самодержавие в 1905 году. Реформы и революция. — СПб., Наука, 1991; Моисей Кроль. Как прошли выборы в Государственную думу. — СПб., Типолитография Р. С. Вольпина, 1906.

#история

Просмотров 2635

27.04.2021 00:00