МЧС и Минобороны стали самыми открытыми

Что показывает рейтинг открытости федеральных органов исполнительной власти

30.12.2016 15:56

Автор: Николай Калинин

МЧС и Минобороны стали самыми открытыми
Фото Игоря Самохвалова

Комплексный индекс открытости федеральных органов исполнительной власти (

Конец года — это всегда время подведения итогов, опреде­ляющих, с какими результа­тами граждане, общество, власть всех уровней прожили и отработа­ли прошедшие двенадцать месяцев. И итоги эти заключаются не только в том, насколько повысилась или понизилась инфляция или, к при­меру, сколько выплавлено чугуна и стали на душу населения в стра­не. Для современного российского общества не менее, а может быть, даже более важны нематериальные аспекты. Например, как складыва­ются отношения общества и власти, насколько прозрачна ее деятель­ность для граждан, в какой степени, в конце концов, они ей доверяют. Для государства, строящего свою деятельность на демократических принципах и опирающегося во всех своих начинаниях на поддержку общества, такие аспекты весьма су­щественны. Результаты социологи­ческих исследований, проведенных недавно Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ), отвечают на многие воз­никающие в этой связи вопросы.

Накануне новогодних праздников министр по связям с Открытым пра­вительством РФ Михаил Абызов представил ежегодный независимый рейтинг открытости федеральных министерств и ведомств, подготов­ленный ВЦИОМ под эгидой Откры­того правительства. Идея сформи­ровать такой рейтинг появилась еще в 2014 году с целью повышения прозрачности и подотчетности госу­дарственных органов и расширения возможностей для участия граждан­ского общества в подготовке и экс­пертизе государственных решений. Он составляется уже второй раз на основе оценок различных референт­ных групп, куда входят обычные граждане, представители бизнеса, клиенты министерств и ведомств, эксперты. Для оценки используются многочисленные критерии, вплоть до информированности о деятель­ности федерального органа испол­нительной власти, доступности, по­нятности и доверия к информации о нем в СМИ и известного уровня коррумпированности ведомств.

Как сообщил Михаил Абызов, в 2016 году в рейтинг открытости вошли 38 федеральных министерств и ведомств. Его лидером стало МЧС, набравшее 58,7 балла. Характерно, что в 2015 году министерство за­нимало второе место. А вот Мин­обороны, возглавлявшее топ-3 самых открытых федеральных ор­ганов исполнительной власти год назад, теперь, напротив, опусти­лось на второе место, набрав 57,5 балла. В тройку лучших «ворвался» Россельхознадзор (53,7 балла), под­нявшись в рейтинге сразу на 18 позиций и продемонстрировав тем самым наиболее значительный рост показателей. Тоже характерно, что Минэкономразвития, замыкавшее топ-3 год назад, напротив, оказа­лось одним из «лидеров падения», опустившись в рейтинге на 17 по­зиций и попав в группу «скорее за­крытые» (48,5 балла).

Высокие показатели открытости также продемонстрировали в 2016 году Роскомнадзор (53,4 балла), МИД (52,7), Минкомсвязь (52,0), ФНС (51,9), Минюст (51,5) и Ростехнадзор (51,4).

Уровень открытости за год за­метно повысился у Росрыболовства (+17), Росалкогольрегулирования (+13), Минздрава (+11), Минэнерго (+10), Минпромторга (+10) и ряда других ведомств.

А вот среди «лидеров паде­ния» — Роспотребнадзор (-19 пози­ций), Минспорт (-18), Росздравнадзор (-18), Минвостокразвития (-12), Минтруд (-10). Наиболее закрыты­ми министерствами и ведомствами признаны Минстрой (42,9), Росавтодор (42,9), Минвостокразвития (43,5), Минсельхоз (43,9), Минкавказ (44,8), ФССП (45,0), Минтранс (45,3), Росздравнадзор (45,8), Минприроды (45,9) и Роспотребнадзор (46,2).

Если вдуматься, рейтинг очень любопытный. Легко можно объ­яснить, почему МЧС выбилось в лидеры, — чрезвычайные ситуации в России происходят с незавидной регулярностью, и общество нагляд­но видит, как министерство с ними справляется. Но даже у не очень сведущего человека может возник­нуть вполне справедливый вопрос: почему высокую степень открыто­сти демонстрируют Минобороны, МИД или Минюст, хотя их деятель­ность не касается напрямую жизни основной массы граждан, а те ве­домства, работа которых касается россиян напрямую, — Минсельхоз, Роспотребнадзор, Росздравнадзор и так далее, — наоборот, закрыва­ются от общества? Может быть, им есть что скрывать от граждан? Не случайно ведь на презентации рейтинга отмечалось, что на се­годняшний день ведомственные планы по открытости утвердиливсе федеральные органы исполни­тельной власти, однако часть из них носит формальный характер, и лишь треть министерств и ве­домств представили их в понятном для граждан формате.

Для российского общества важно, как складываются отношения его и власти, насколько прозрачна ее деятельность для граждан"

Одобрение деятельности общественных институтовВ этой связи понятно, что ре­зультаты рейтинга определили те федеральные государственные органы исполнительной власти, к деятельности которых следует при­смотреться. Нельзя не согласиться с Михаилом Абызовым в том, что внешняя оценка — это, по сути, видение того, как клиенты мини­стерств и ведомств, обычные граж­дане, бизнес и эксперты оценивают их открытость. Такое экспертное мнение имеет крайне важное при­кладное значение, считает он, так как появляется возможность оце­нить, каким образом реализуются и насколько успешно внедряются в работу министерств и ведомств механизмы открытости. Кроме то­го, можно зафиксировать лучшие практики и обратить внимание на слабые точки госорганов, то есть неудовлетворенные запросы к ведомствам со стороны бизнеса, граждан и экспертного сообщества, убежден министр.

Последнее, наверное, самое глав­ное. Ведь открытость — помимо всех прочих преимуществ, вызы­вает доверие, а именно о дефиците доверия общества к власти долгие годы говорили эксперты, основыва­ясь на результатах многочисленных социологических исследований. Проводятся такие исследования и сегодня, и они в большей степени зеркально отражают результаты рейтинга открытости федеральных органов исполнительной власти. Тот же ВЦИОМ на протяжении ряда лет проводит опросы, выясняя ди­намику оценок работы министров российского Правительства. Рас­чет здесь очень прост: каждому из опрошенных предлагается оценить их деятельность по пятибалльной шкале: единица — очень плохо, пять — отлично. Средний балл опре­деляет, насколько хорошо, по мне­нию россиян, высокопоставленные чиновники справляются со своими обязанностями.

В тройке отличников: министр обороны Сергей Шойгу (4,69 балла), министр иностранных дел Сергей Лавров (4,64) и глава МЧС Влади­мир Пучков (3,84). Замыкают список получившие тройку с минусом (или двойку с плюсом) министр природ­ных ресурсов Сергей Донской (2,94), в совсем недавнем прошлом глава Минспорта Виталий Мутко (2,78) и теперь уже экс-министр экономи­ческого развития Алексей Улюкаев (2,83). Остальных поименованных в списке членов Правительства можно отнести к категории хорошистов с минусом. Кстати, министр по связям с Открытым правительством Миха­ил Абызов, представлявший рейтинг открытости российских министерств и ведомств, имеет проходной балл (3,05). Похоже, уверенная тройка министра говорит нам о том, что в деле придания деятельности федераль­ных министерств и ведомств долж­ной открытости предстоит серьезная работа над ошибками.

И в заключение еще один любо­пытный рейтинг, который на исходе года определил отношение россиян к общественным институтам, — по сути, к самим себе. Больше всего граждане одобряют деятельность Российской армии (82,8 процента), Русской православной церкви (71,2 процента) и СМИ (62,5 процента). И не одобряют работу судебной системы (41,3 процента), оппозиции (36,1 процента) и правоохранитель­ных органов (32,3 процента).

Вот такие у россиян оказывают­ся приоритеты.

Просмотров 2735