Лицемерие и политиканство как визитные карточки британской цивилизации

Эксперты исторического клуба «Парламентской газеты» продолжают обсуждение итогов Первой мировой войны, столетие окончания которой будет отмечаться в 2018 году

Лицемерие и политиканство как визитные карточки британской цивилизации

Тему обсудили эксперты в пресс-центре "Парламентской газеты"

Эксперты исторического клуба «Парламентской газеты» продолжают обсуждение итогов Первой мировой войны, столетие окончания которой будет отмечаться в 2018 году.

Это грандиозное по своему масштабу и размерам кровопролития событие первой трети ХХ века не могло не сказаться на судьбе последующего мироустройства. И это объяснимо, ведь для участия в войне было мобилизовано около 70 миллионов человек, из них только в Европе 60 миллионов, 10 миллионов погибли. Прекратили свое существование несколько империй, в том числе и Российская. Почему так произошло? Чтобы понять, надо осмыслить, что случилось в момент окончания невиданной для той эпохи кровавой бойни и непосредственно после ее завершения?

Для России, пережившей в ХХ веке две крупнейшие геополитические катастрофы, когда казалось, что ее полноценное возвращение на мировую политическую арену невозможно, эта тема очень актуальна. Неизбежно возникающие исторические параллели буквально заставляют задаться вопросом, достойно ли повели себя самые демократические на тот исторический момент страны мира и одновременно союзники России по Антанте после окончания войны? Не воспользовались ли они в своих корыстных интересах распадом империи?

БРИТАНСКАЯ ЛОВУШКА

Хороший ответ на эти вопросы дал Президент России Владимир Путин, рассказавший однажды, как с нашей страной заключали договоры на исходе существования СССР, считает журналист, историк и политолог Павел Данилин. Как обещали не расширять НАТО в обмен на объединение Германии. Эти неформальные и нигде не зафиксированные документально договоренности оказались вскоре нарушены. Странно было бы ожидать, что те же самые государства за сто лет до этого повели себя иначе.

Даже вступление в Первую мировую войну не давало России никаких гарантий со стороны союзников. Договоренности были достигнуты лишь в том, что в случае нападения на какую-то из стран Антанты две другие вступаются за нее. А что получает взамен вступающая сторона — совершенно не оговаривалось. Россию просто использовали.

А между тем у Николая II была однозначная уверенность, что по итогам войны Россия получит Стамбул и проливы — Босфор и Дарданеллы, обеспечивающие прямой выход из Черного моря в Средиземное. Но и у наших союзников была такая же уверенность, что Россия никогда не получит проливы. И чтобы этого добиться, они были готовы на все, вплоть до разрыва союзнических договоренностей. Мир иллюзий, в котором пребывали правящие круги России, позволил в очередной раз вступить в войну без серьезных договоренностей и выйти из нее в ситуации военной интервенции, когда те же самые союзники вторглись на нашу территорию и принялись ее грабить.

Русский Север — Мурманск, Архангельск — на себе испытал прелести интервенции, напомнил модератор дискуссии, генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин. Достаточно вспомнить концлагеря, которые организовали там экспедиционные войска Великобритании, и где погибли тысячи людей. Всего за год англичане вывезли оттуда ценностей и ресурсов на четыре миллиона фунтов стерлингов, забрав даже то, что было оплачено императорским золотом.

Однако, по мнению доцента Сретенской духовной семинарии Павла Кузенкова, ситуация гораздо глубже. Война начиналась, как война против Германии, но это на поверхности. На самом деле это была война против России. То, что британцы разграбили страну, — это вторично, задача была — ослабить ее, что они тщательно подготовили.

До середины XIX века Россия и Великобритания развивались каждая в своей ипостаси. Россия — на суше, Англия — на морях. Но после того как они вошли в прямое соприкосновение, начинается «большая игра», и к началу ХХ века становится понятно, что Британия слабеет, Россия усиливается. И не только она. За океаном США начинают выставлять Англии свои претензии, усиливается на морях Германия. Стало понятно, что если Германию и Россию не столкнуть лбами, Британская империя погибнет. Что и было виртуозно сделано. До сих пор историки винят Германию в развязывании войны, некоторые даже России это приписывают. Но достаточно просто внимательно изучить событийную канву тех лет, чтобы понять, как заманили в ловушку Германию.

Англичане — мастера двойной игры, виртуозы лицемерия. Таковы визитные карточки их цивилизации. Это видно даже на примере Белого движения, которое надеялось на помощь Антанты, той же Англии, но на своей судьбе убедилось, чего стоят слова о союзничестве. На самом деле их цинично предали в надежде на то, что окровавленное болото, которым представлялась тогда Россия, будет еще долго приходить в себя. Но произошло обратное: Россия оправилась, а Британская империя погибла, потому что баланс сил обуславливается объективными факторами.

Могилев, 8 сентября 1916 г. Российский император Николай II с военными представителями союзных держав. На снимке (слева направо): барон Риккель (Бельгия), генерал Вильямс (Великобритания), император Николай II, маркиз де Гиш (Франция) и полковник Лондкиевич (Сербия) / Фото РИА «НОВОСТИ»

К ТРЕТЬЕЙ МИРОВОЙ?

Видимо, нечто похожее мы наблюдаем и сегодня. И если раньше войны зачастую имели религиозную подоснову, считает Алексей Мухин, то теперь они ведутся во имя демократии. Так демократия становится новой религией для общества. Но удается ли достичь самой демократии в результате войны? Является ли она новым форматом духовных ценностей, которые навязываются с помощью военной силы в качестве драйвера политического развития?

Войны всегда влияют на развитие общества и государства. После Первой мировой, напоминает Павел Данилин, в ту же Великобританию вернулись многочисленные демобилизованные солдаты, у многих не все в порядке было с головой вследствие причиненных войной физических и психологических травм. Именно их назвали тогда «потерянным поколением», не раз описанным и показанным в литературе и кинематографе ХХ века. Эти люди не могли найти работу, а если и находили, работодателями их военные заслуги в расчет не принимались. К ним относились как к быдлу. Понятно, что они стали требовать соблюдения своих прав. Того же самого требовали и женщины: права голоса и права собственности. А между тем в бывшей Российской империи уже были введены первое в мире всеобщее избирательное право и права трудящихся. Это заставило Великобританию менять свою внутреннюю политическую систему и шаг за шагом идти на уступки своему народу. Происходило это мирным способом за счет роста самосознания британского общества.

Пик гражданственности, осознания себя социумом пришелся на период после Второй мировой войны, завершившийся, видимо, после реформ премьер-министра Маргарет Тэтчер. Если раньше элита была согласна возвысить общество до своего уровня, то теперь пытается опустить его как можно ниже. Схожая ситуация наблюдается и в других цивилизованных странах, но Великобритания всегда задает тон. Сегодня мы подходим к новому витку, когда у общества нет слов и возможностей заявить о своих правах, и возможность обретения им субъектности допустима только через новую мировую войну.

Англия считается родиной, форпостом демократии в Европе, но это монархия, где даже вооруженные силы именуют себя «королевскими», размышляет Павел Кузенков. И там же сегодня собирается квазиимперия в лице так называемого Британского Содружества. Сама же демократия в Англии существует в основном на экспорт. Англичане всегда собирали на Туманном Альбионе борцов за самые разные права: от радикальных исламистов до представителей левых движений. Это приют для всех униженных и оскорбленных. Но в самой Англии ситуация более жесткая, политическая система чрезвычайно консервативная и даже жестокая. Вспыхнувшее в разгар Первой мировой войны ирландское восстание было подавлено с применением артиллерии на улицах городов, и никто тогда об этом обличительно не говорил.

Октябрь 1918 г. Английские, французские и американские интервенты высаживаются в Архангельском порту / Фото РИА «НОВОСТИ»

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Получается, что общество само требует военной эскалации, чтобы очиститься от всего лишнего, что приносит мирная жизнь, констатирует Алексей Мухин. И выхода нет. Как свидетельствуют уроки истории, утопизм социального мира, который демонстрировали раньше некоторые авторы, недостижим. Была глобальная попытка в 1917 году, но в течение нескольких лет Советская Россия поняла, что это невозможно. И появился Советский Союз — очередное издание империи, основанной на сильной идеологии, позволившей ей пройти через весь ХХ век. Однако закончилось все крахом.

Но это была не просто империя, считает Павел Кузенков. СССР — первое в истории государство на планете, на гербе которого был земной шар, как некая претензия на спасение человечества под сенью серпа и молота. И выглядело это далеко не так смешно, как сейчас кажется. Итоги Первой мировой войны «подогрели» общество и вызвали ускоренное течение процессов социальной нормализации. Произошел прорыв народной энергии, который сегодня, кстати, подавляется невиданной прежде диктатурой СМИ: такого объема лжи никогда не выливалось за всю историю человечества. И непонятно, чем это все кончится, ведь давление возрастает.

Но, возвращаясь к тому историческому периоду, следует понимать: Россия после Первой мировой войны совершила колоссальный рывок в сфере общественных отношений, и это произвело фантастический эффект, стало эпохальным явлением. Мы недооцениваем тот вклад, который наш народ внес в историю человечества. Во всех справочниках и учебниках самое главное событие ХХ века — революция в России. Да, это выглядело утопией, но на самом деле стало попыткой нормализации человеческого социума, прорывом к здравым отношениям. Нам стали подражать многие страны.

Архангельск. Концлагерь на острове Мудьюг, где находились в заключении борцы с английскими, американскими и французскими интервентами в 1918 году / Фото РИА «НОВОСТИ»

И тем не менее надо понимать: следующая война если произойдет, то вновь будет направлена против России. И не потому, что идет война за передел мира, он уже давно поделен. Передел происходит в умах людей и в виртуальном пространстве. Именно там Россия, по мнению ее партнеров или геополитических конкурентов, занимает неподобающее место. И беда в том, что мы абсолютно не контролируем процесс нагнетания ненависти. Мы всегда будем виноваты. Что делать, чтобы сохраниться? Оставаться верными самим себе, даже если будет нанесен серьезный удар.

Понятно, что война — это болезнь. Но сегодня трудно ответить на вопрос, заметил, завершая дискуссию, Алексей Мухин, излечима ли эта болезнь, смертельна или выздоровление неминуемо? Все переплетено, ход событий может быть неожиданным для всех участников процесса. Накануне 1917 года Россия ощущала себя победителем в Первой мировой, а чем все закончилось? Понятно одно: военные конфликты всегда приводят к дестабилизации. И в любой стране лишь от гражданского общества зависит, воспользуется ли оно этим процессом во благо или погибнет.

Так представляли Антанту на российском плакате 1914 года

Так представляли Антанту на российском плакате 1914 года / Источник: Commons Wikimedia
Читайте наши новости в Яндекс.Дзен
Просмотров 880

15.05.2018 16:18

Загрузка...

Популярно в соцсетях


Загрузка...