Крымский симулякр: как зарубежные СМИ формируют у аудитории представление о полуострове

Они добиваются «смерти мозга» своих читателей, зрителей и слушателей

Крымский симулякр: как зарубежные СМИ формируют у аудитории представление о полуострове

Коллаж: ПГ. Фото: wikimedia.org/Aziz Karimov

«Здесь нечему верить»

Жан Бодрийяр. «Войны в заливе не было»

Если бы я черпал свои представления о Крыме не из жизни, а из новостного агрегатора Google и материалов зарубежных СМИ, я бы, пожалуй, не высовывал носа на улицу.

Кровь стынет в жилах и волосы встают дыбом

За окном льёт как из ведра, но новость номер один о полуострове от Google прямо сейчас, когда я пишу эти заметки, называется «Засыхающий Крым…» Новость номер два: «Аннексированный Крым: пять проблем для оккупанта». Номер три: «В Крыму пройдёт более 70 судов над крымскими татарами». Далее: «Прокуратура АРК (клоуны, которые базируются в Херсонской области Украины. — Прим. автора): объявлены в розыск 75 бывших депутатов Верховной рады Автономной Республики Крым». Ещё: «Оккупанты в Крыму устроили жёсткий «прессинг» детей перед ёлкой». И ещё: «С полуострова выдавливают всё украинское, а самих украинцев выживают». И ещё, и ещё, и ещё…

Именно таким видят Крым иностранцы. Точнее, именно таким Крым им показывают. Кровь стынет в жилах и волосы встают дыбом…

И плевать, что «аннексия» и «оккупация» существуют только в воспалённом воображении украинских национал-патриотов по ту сторону Перекопа, что судят не крымских татар, а членов запрещённой во многих странах, включая «цивилизованную демократическую Германию», экстремистской партии «Хизб ут-Тахрир», что никто из бывших депутатов Верховной рады Крыма ни от кого не скрывается, что дети и их родители просто проходили на ёлку через металлодетекторы, что украинский язык является в Крыму государственным и изучается в школах и вузах… Что, что, что…

Сергей Брин, его роботы и параллельная реальность

Ни Сергей Брин, ни его роботы, само собой, на полуострове никогда не были. Свой «google-Крым» они конструируют из материалов украинских, западноевропейских и американских СМИ, большинство авторов которых, впрочем, по эту сторону Перекопа тоже либо не появлялись вообще, либо появлялись очень давно — ещё «при старом режиме».

Основной поставщик «информации» — «Крым. Реалии». Те самые, что давно живут в реальности параллельной. Учредитель — «Радио Свобода». Недавно их признали в России «иностранными агентами», а надо было бы ещё в старых традициях «кровавой гэбни» отправить на психиатрическую экспертизу. Ибо ребята определённо пишут под галлюциногенами. Захожу к ним на сайт. «Днище под названием «Крым». «Больше ада». «Часть Симферополя останется без света». «Полковника ФСБ (ну а кого же ещё?) назначили заместителем постпреда Крыма при Президенте России» — наверное, чтобы присматривал за Путиным. «Мост под надзором военных». «Из страны советов в страну запретов». «Из СИЗО в реанимацию». «Верните ИМ (нам. — Прим. автора) Сталина». 

Похожие картинки транслируют и «респектабельные» западные СМИ. «Россия совершила многократные и серьёзные нарушения прав человека в Крыму, включая произвольные аресты, пытки и… наложение российского гражданства на жителей бывшего украинского региона», — читаю в New York Times. Ну кого арестовывают и пытают, вы уже знаете. Российское гражданство «наложили» на меня — за что «оккупантам» большое человеческое спасибо.

В этой же знаменитой газете: «Путинский мост в Крым может нести больше символизма, чем трафика». По мнению авторов, мост через Керченский пролив — это «последний в серии мегапроектов, которые очень любит президент Владимир Путин». «Правительство не может дать безопасность, хорошую медицину и образование, но оно может дать большие проекты. Если ты не можешь дать хлеба, ты можешь по крайней мере дать зрелище». Пойду намажу бутерброд, пожалуй.

Столпы «свободной прессы»

…Ну вот, поели, можно и ещё немного почитать. Washington Post, ещё один столп «свободной прессы». Энн Эпплбаум смакует собственную версию событий без малого четырёхлетней давности: «В феврале 2014 года одетые в камуфляж вооружённые люди на бронированных машинах появились из российской военной базы в Севастополе и начали растекаться по украинскому Крыму. В течение нескольких часов они заняли органы власти и телевизионные станции. В течение нескольких дней кооптировали местных головорезов и преступников, чтобы создать временное правительство. Они провели жёстко контролируемый референдум и заявили, что жители региона хотят, чтобы он принадлежал России. Пока он разворачивался, российские спикеры, журналисты и интернет-тролли сознательно скрывали вторжение в густом облаке лжи. Аннексия была названа восстанием против «нацистов» и «фашистов» в Киеве, которые устроили государственный переворот; на самом деле пророссийский президент Украины бежал из страны после того, как приказывал своим войскам стрелять в людей, выступивших против его коррумпированного и авторитарного правления. Президент России Владимир Путин произнёс эмоциональные речи и объявил о присоединении Крыма в марте. Последовала гиперпатриотическая победная кампания, восхвалявшая приобретение «Крыма нашего»…

И ни слова о том, что против украинских неонацистов поднялось абсолютное большинство крымчан, о том, как 16 марта 2014 года шли на референдум и млад и стар, о тысячах, десятках тысяч плачущих от счастья людей после объявления его результатов. Как ни слова и о том, что происходит в «оккупированном Крыму» сегодня — о миллионах туристов, строительстве моста через Керченский пролив (хотя, виноват, о мосте было), федеральной трассы «Таврида», нового терминала Симферопольского аэропорта, техническом переоснащении медицинских центров и больниц, внедрении страховой медицины, в результате чего людей, лежащих в больницах, стали бесплатно кормить и не берут ни копейки за лечение, включая дорогостоящие операции, о строительстве десятков новых детских садов, о том, что уровень жизни в Крыму гораздо выше, чем в соседней «свободной цивилизованной демократической Украине», где идёт гражданская война, в которой погибли уже десятки тысяч человек.

Поток бессмысленных образов

«Google-Крым» — это симулякр. Изображение без оригинала, репрезентация чего-то, что на самом деле не существует. Оккупация Крыма российскими войсками, репрессии, нарушение прав человека - всё это существует исключительно в американском, западноевропейском и украинском медиапространстве.

«Самодовольство информации и средств массовой информации напоминает в этом случае политическую самоуверенность западной империи, — писал в своё время по похожему поводу Жан Бодрийяр, анализируя освещение глобальными СМИ войны в Персидском заливе. — Все эти журналисты, превозносящие себя как проводников универсального сознания, все эти телеведущие, превозносящие себя как стратегов, в то же время низвергают всех нас в поток бессмысленных образов». При этом «к счастью, никто не будет требовать от того или иного эксперта, генерала или интеллектуала на содержании объяснений нелепостей и абсурда, которые они изрекли сегодня, потому что их затмят нелепости и абсурд дня завтрашнего».

И продолжал: «Всё, что преобразуется в информацию, становится предметом спекуляций, которым нет конца… Основная функция информации — введение в заблуждение. Не суть важно, о чём нас она «информирует», не суть важно, насколько она «охватывает» события, потому что самое главное — сам охват: то, к чему она стремится, всеобщий консенсус в результате смерти мозга».

Именно этого — «смерти мозга» своих читателей, зрителей, слушателей и последующего единодушного одобрения антикрымской и антироссийской политики, выражающейся, в частности, в системе международных санкций не только против Российского государства и Крымской Республики, но и против каждого жителя полуострова, — и добиваются зарубежные СМИ и их «агенты», конструируя на своих страницах и в своём эфире «оккупированный» Россией Крым.

Просмотров 1933

19.12.2017 12:10



Загрузка...

Популярно в соцсетях