Косачев: инаугурацию Байдена трудно назвать праздником

20 января в США в должность вступил новый президент Джо Байден

Косачев: инаугурацию Байдена трудно назвать праздником

КОНСТАНТИН КОСАЧЕВ. ФОТО: ПРЕСС-СЛУЖБА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

20 января в США в должность вступает новый президент Америки Джо Байден — его инаугурация сопровождается беспрецедентными мерами безопасности, которые стали результатом крайней поляризации американского общества. Захочет ли новая команда Белого дома продлить договор СНВ-3, вернуться в ядерную сделку по Ирану и прекратить конфронтацию с Китаем? Об этом в интервью «Парламентской газете» рассказал глава Комитет Совета Федерации по международным делам Константин Косачев.

- Константин Иосифович, сегодня при инаугурация президента Байдена предприняты беспрецедентные меры безопасности. Четыре года назад после инаугурации Трампа Америку накрыла волна массовых протестов. Беспорядки в стране перед вступление президента Америки в должность становятся в стране традицией?

- Четыре года назад значительная часть американского общества посчитала результаты выборов фальсифицированными. Сейчас история повторяется, только в более жёстких и циничных формах. Отсюда и такие невиданные меры безопасности на инаугурации Байдена — эту церемонию, конечно, трудно назвать праздником. Считаю, что проблемы в финальной стадии президентских выборов в США с годами только накапливаются — для меня это очевидно.

- Какие именно проблемы вы имеете в виду?

- Прежде всего они обусловлены большим количеством изъянов в избирательной системе США, которые позволяют ставить под сомнение её дееспособность. Вторая ключевая проблема — возрастающая поляризация в американском обществе, для которого ситуация «стенка на стенку» уже становится типичной.

- Эксперты говорят, что Байден будет ужесточать политику в отношении России — в частности, на украинском направлении. Согласны ли с этим?

- Политика США при Байдене будет меньше зависеть от личной позиции президента — будет работать команда. С одной стороны, это должно защитить от шараханий в политике. Но с другой стороны, мы понимаем, кто именно будет работать при Байдене в Белом доме — это антироссийская команда. И в ней в том числе будут люди, настроенные «проукраински», далёкие от политики здравого смысла.

Думаю, при Байдене на Украине может реализовываться более антироссийский курс, чем сейчас. И это очень опасно: гайки и так закручены до предела, и далее — силовой вариант, реализация которого может присниться только в страшном сне…

- Как оцениваете шансы на то, что США при новом президенте вернуться в ключевые международные соглашения и договоры, из которых американцы вышли при Трампе?

- Есть надежда, что Байден может вернуть США в Парижское соглашение по климату и во Всемирную организацию здравоохранения — это достаточно предсказуемые сюжеты, потому как действия Трампа по выходу здесь вызвали явный негатив во всём мире. Возможно, США вернутся в иранскую ядерную сделку, но здесь наверняка будет игра «кто первый моргнёт»: США будут требовать серьёзных шагов от Ирана, а Иран — заявлять, что не он разрушал сделку и не ему её восстанавливать. Это ситуация дипломатических компромиссов. Непубличных, замечу, компромиссов.

Не исключаю, что в ближайшие дни Белый дом определится с позицией по продлению договора СНВ-3.


Также не исключаю, что в ближайшие дни Белый дом определится с позицией по продлению договора СНВ-3. Но до 5 февраля, когда истекает его срок, невозможно сделать ничего, кроме механического продления действия договора на один год — чтобы выяснить за это время позиции России и США и провести необходимые встречи и переговоры. Большего ожидать не приходится.

- Изменятся ли при Байдене отношения Китая и США?

- Они сохранят конфронтационный характер. Несколько лет назад президент Обама, который являлся «демократом», как и Байден, заявлял — США не собираются жить в мире, где правила устанавливает Китай. Если такой подход сохранится, то отношения США с Китаем обречены на серьёзную конфронтацию.

- А сможет ли США отказаться от политики санкций?  

- Этого точно не произойдёт! Аппетит, как известно, приходит во время еды: Трамп принял страну у Обамы с 26 режимами применения внешних санкций разного характера, а оставляет Америку Байдену уже с 35 санкционными режимами. И это явно нравится Вашингтону, санкции для него — пусть и не правовой, но эффективный инструмент продавливания своих интересов в мире.

Увы, санкции, долгое время вводимые США в обход и в грубое нарушение международного права, не получили консолидированного отпора от мирового сообщества. Глобального неприятия такой политики не случилось: была позиция России, Китая, но лояльные партнёры США по НАТО в Европе смолчали. А сейчас американские санкции уже доходят и до них.

- В чём вы видите главный риск прихода Байдена к власти для России?

- Честно говоря, не вижу здесь никаких принципиально новых рисков и принципиально новых плюсов. При Байдене сохранится преемственность политики властей США — это стремление Америки к превосходству во всех сферах (Байден так же, как и Трамп, считает США «избранной нацией») и наличие консенсуса на сей счёт среди американских элит. Почти уверен, что такая политика, к сожалению, будет сохранять прежние признаки наступательности и агрессивности.

Просмотров 4173

20.01.2021 20:24