Клеймо «судимый» — снять?

Внесенные в Госдуму 14 декабря 2015 года Верховным судом Российской Федерации два законопроекта с поправками в УК и УПК РФ, направленные на либерализацию уголовного законодательства, были неоднозначно встречены и в Федеральном Собрании, и в обществе

Клеймо «судимый» — снять? Бутырская тюрьма – легендарный следственный изолятор №2 г.Москвы, известный как «Бутырка». В феврале 1771 г. по указу Екатерины II на этом месте был построен губернский тюремный замок, ставший впоследствии Центральной пересылочной тюрьмой
По данным генеральной прокуратуры РФ, с января по ноябрь 2015 года в стране было зафиксировано 2,17 миллиона преступлений, и наметилась тенденция к их количественному росту. Так, растет число преступлений небольшой и средней тяжести. на этом фоне Верховным судом предлагается ряд преступлений декриминализировать и вывести из сферы действия уголовного права, переведя в разряд административных нарушений. Речь идет о таких деяниях, как побои или иные насильственные действия, не повлекшие последствий, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью - если и первое и второе совершено однократно. А также - злостное уклонение от содержания детей или нетрудоспособных родителей и использование заведомо подложного документа. дискуссия по законодательным инициативам продолжается.
 

СУДИМОСТЬ - КЛЕЙМО, НО НЕ МЕРА ИСПРАВЛЕНИЯ

Уже в феврале этого года законопроекты о декриминализации УК и УПК были приняты Госдумой и получили одобрение в первом чтении. Против проволочек с их прохождением выступил Президент РФ, высказавшийся за дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства в Послании Федеральному Собранию 2015 года. Этим тезисом подкрепляет свою позицию Верховный суд РФ, автор законопроектов.
Действительно, заключение для многих, особенно впервые или случайно оступившихся людей, становится не школой исправления, а напротив, криминальными университетами. Наказание - не самоцель, главное - исправление человека. Гуманизировать законодательство нужно, вопрос в том, что именно? Верховный суд начал с перевода в категорию административных дел четырех составов преступления - побоев, угрозы убийством, злостного уклонения от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей, использования заведомо подложного (неофициального) документа.
Речь идет об однократном и единственном совершении данных деяний, тогда как со второго раза уже наступает уголовная ответственность. Увеличивается также порог наступления уголовной ответственности за хищение с одной тысячи до пяти тысяч рублей, а нижний размер значительного ущерба как квалифицирующего признака ряда преступлений поднимается с 2,5 тысячи до 10 тысяч рублей.
С одной стороны, логика понятна. Доля преступлений небольшой тяжести в структуре судимости с 25 процентов в 2003 году выросла до 46 процентов в 2014 году. Каждое четвертое дело прекращается без вынесения приговора, а в 95 процентах назначается наказание, не связанное с лишением свободы. После принятия законов лица, освобожденные от ответственности по декриминализированным статьям, будут считаться несудимыми и ограничатся лишь штрафами, лишением права занимать определенную должность или вести определенную деятельность, обязательными/исправительными работами. Напомним, что сегодня судимость влечет серьезные социальные последствия в виде запретов или ограничения при трудоустройстве. Отмеченный ее клеймом отец - неплательщик алиментов, например, служит препятствием для назначения его детей на должность судьи, следователя, прокурора.
Такой способ обеспечения правопорядка не уголовными, а иными, более гуманными методами, предлагается впервые за всю советскую и постсоветскую историю, отметил зампредседателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов. Охрана правопорядка при этом не пострадает, считает он.

По данным Генеральной прокуратуры РФ, с января по ноябрь 2015 года в стране было зафиксировано 2,17 миллиона преступлений и наметилась тенденция к их количественному росту. Так, на 10,8 процента увеличилось количество преступлений небольшой тяжести и на 11,3 процента — средней»

 «АДМИНИСТРАТИВКА» ПРОТИВ «УГОЛОВКИ»
Конечно, гуманность к правонарушителям - благородна, но принцип справедливости требует такого же подхода и по отношению к их жертвам. Глава Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин убежден, что методы административного наказания часто значительно эффективнее мер уголовного предупреждения. Пример — ситуация в сфере борьбы с неплательщиками алиментов, где дали хороший результат ограничения на выезд за рубеж или с пользованием специальными правами (на управление автомобилем, в частности). К тому же, по его мнению, это позволит правоохранительным органам сконцентрировать свои силы на расследовании тяжких и особо тяжких преступлений. К слову, число убийств и разбоев в прошлом году выросло на 5,9 процента.
Пофракционно голоса парламентариев при голосовании разделились пополам: «Единая Россия» и ЛДПР поддержали законопроекты с определенными оговорками. Комитет Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству высказался за поправки к статье «побои» и не согласился с декриминализацией статьи об «угрозе убийством», а Комитет Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей считает нецелесообразным исключение уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты алиментов. Такой же позиции придерживаются в Совете Федерации, опасаясь роста числа данных преступлений.
КПРФ и «Справедливая Россия» проголосовали против. Депутат - коммунист Юрий Синельщиков уверен, что новация будет направлена против сотен тысяч потерпевших от подлежащих декриминализации преступлений. Во-первых, сказал он, семейные дебоширы, привлекающиеся за побои или угрозу убийством, и «уклонисты» от уплаты алиментов на детей совершают свои действия на протяжении многих лет, и говорить о том, что они якобы впервые оступились, цинично. По статистике в регионах России, где работает статья 119 УК об угрозе убийством, низкий уровень бытовых убийств. Во-вторых, раскрыть кражу на сумму до пяти тысяч рублей, которая наносит ощутимый урон бюджету множества малообеспеченных россиян, будет некому вследствие «освобождения» полиции от этой функции. Воры и мошенники останутся невыявленными, а и без того в 2015 году три из пяти краж перешли в «висяки». В-третьих, применение штрафов не судом, а начальником ОВД повлечет за собой рост беззакония и коррупции в полиции, органах предварительного следствия и дознания.
Тезис о невозможности декриминализации мордобоев и угрозы убийством разделяют и их коллеги из «Справедливой России». Другое дело - дебоширы, хулиганы и мелкие воришки, которых нужно наказывать не тюрьмой, а общественными работами. «Люди, которые совершают преступления против личности и физической неприкосновенности граждан, и есть уголовники», - считает депутат Олег Нилов. Вместо либерализации отношения к злостным неплательщикам алиментов он предложил возложить на государство выплату полагающихся пособий до момента розыска этих лиц.
 

ЧТОБЫ ГУМАНИЗАЦИЯ НЕ ОБЕРНУЛАСЬ МАРГИНАЛИЗАЦИЕЙ

Не скрывает своей настороженности по отношению к предлагаемой декриминализации и председатель Комиссии Общественной палаты РФ по безопасности и взаимодействию с ОНК Антон Цветков. «Сотрудники территориальных подразделений ОВД, с которыми я обсуждал эту тему, не поддерживают внесенную инициативу, потому что она приведет к росту правонарушений, - говорит он. - Статью по побоям, напротив, нужно усилить. Побои - это когда друг друга бьют по голове, а значит, люди получают серьезные повреждения, которые не всегда сразу и очевидны. По этой статье нужно арестовывать в силу социальной опасности таких деяний. Если декриминализация состоится, повысится и градус семейного насилия. Ведь после ограничения функций полиции в этой сфере количество бытовых преступлений резко возросло». Безнаказанность не останавливает, а поощряет тех, кто готов преступить закон. Вот только что стало известно, что бас-гитарист группы «Любэ» умер как раз в результате причиненных ему побоев в общественном месте.
Два очевидных мотива очередной волны гуманизации (первая, 2011 года, имела экономическую направленность) - дальнейшее снижение тюремного населения и разгрузка судов и следственных органов. Но ведомственные интересы не должны идти вразрез с интересами всего общества. В докладе Верховного суда РФ говорится о тенденции увеличения в последние годы уголовных дел более чем на три процента и рассмотрении свыше 960 тысяч их в отношении одного миллиона лиц. Имеется несколько системных проблем, в том числе качества расследования, из-за чего обвиняемые длительно содержатся под стражей, а также действий ведомственных рекомендаций, ограничивающих прекращение дел следователями и дознавателями. Еще один аспект - криминальная ситуация в обществе, которая в связи с кризисными явлениями в экономике явно не улучшается. Это должно учитываться.
Параллельно возникает вопрос: что происходит с правовым сознанием граждан России? Почему оно не растет, а снижается? Может, дело не только в работе правоохранительных органов и непростой социально-экономической ситуации в стране, но и в политике в сфере культуры и образования? Какие фильмы показывает российское телевидение? Ведь в большинстве их герой утверждает свое место в жизни, в том числе и кулаками. Законопроекты однозначно позволят снизить число заключенных, но повысят ли они массовое правосознание? В этом уверенности нет. Как бы ни случилось наоборот.
Что же предлагают оппоненты? Правоохранители, по свидетельству Антона Цветкова, говорят: не надо ничего декриминализировать, надо упростить бюрократическую составляющую в расследовании уголовных дел. Наплыв в тюрьмы нового пополнения можно предотвратить за счет увеличения количества сотрудников полиции на улицах, где их явно не хватает. Свою позицию Общественная палата РФ собирается еще раз довести до депутатов Госдумы. Что касается сокращения числа граждан с клеймом «судимый», то, по мнению Юрия Синельщикова, достаточно внести изменения в статью 86 УК РФ. Иначе принятие законопроектов обернется ухудшением криминальной ситуации и маргинализацией общества. 
 
Людмила Глазкова

Просмотров 7064

04.05.2016

Популярно в соцсетях