Все о пенсиях в России

вчераСемьи погибших участников СВО с детьми до 23 лет смогут получать две пенсии

вчераПолицейским-ветеранам предлагают добавить льгот

15.05.2024Приставам запретят списывать пенсии детей-инвалидов за долги

Израиль — Иран: счет открыт…

18.04.2024 12:30

Сразу оговорим время, о котором пойдет речь. Это «первоапрельское» (2024 года) нападение Израиля на «объект» Ирана в Дамаске, ответное — 12 апреля — «космическое возмездие» Тегерана, теперь — ожидание реакции Тель-Авива и его союзников. Если выяснять, «кто начал первым», то и в библейских временах ответа не найдем.

Сasus belli — с двух сторон

Пестрота и предварительность оценок вызвана «подвешенностью» надежд на лучшее. Их не больше, чем апокалиптических прогнозов. Да и то, что лучше и хуже, каждый понимает в этнически замкнутых кабинетах на геополитически разнесенных этажах, часто исходя из сиюминутных эмоций. Уничтоженный в Дамаске «объект», в котором погибли 13 граждан Ирана, Тегеран называет «дипломатическим», а Тель-Авив так не считает и вообще официально не признает свою ответственность. В том числе за десятки похожих случаев с «суммарной» гибелью нескольких десятков иранцев. По тегеранской версии, это уже casus belli, ибо на сей раз Израиль напал на территорию Ирана — ею считается зарубежное представительство страны. В Тель-Авиве делают упор на принадлежность погибших не к дипкорпусу, а Корпусу стражей исламской революции, который считает террористической организацией.

Иран сразу заявил, что ответит ударом по Израилю. За 72 часа до старта более 300 БПЛА, крылатых и баллистических ракет Тегеран предупредил об этом уже конкретнее. Что вообще-то нетипично. Так или иначе удар по Израилю осуществлен тремя волнами. Последняя волна, по-видимому, достигла некоторых целей, ибо две предыдущие похожи на вскрытие и истощение израильской системы противовоздушной обороны (ПРО). Возможно, пострадал ряд военных объектов Израиля в пустыне Негев, включая авиабазу: оттуда, по иранским данным, взлетали самолеты, выпустившие 1 апреля ракеты по Дамаску.

Но официальная реакция Тель-Авива такова: «99 процентов иранских ракет перехвачены и уничтожены». Цифра выглядит, мягко говоря, запальчивой: даже самые совершенные системы ПРО «обещают» лишь 80-90-процентную надежность. Тем более что израильский «Железный купол» в Иране называют «Железным дуршлагом». Некоторые специалисты считают, что Иран скорее избавился от устаревших боеприпасов, нежели применил-испытал современные. Тем более что по разработке и выпуску беспилотников он едва ли не мировой лидер. Кстати, отражение атаки «стоило» Израилю около 1,5 млрд долларов. Ирану она обошлась как минимум в 10 раз дешевле.

По ряду оценок, Тегеран предпринял скорее «предупредительное» нападение с тестированием на него откликов, но главное — демонстрацией своего потенциала. Пока не ядерного, но не без намека… Показательно и то, что южноливанская «Хезболла», как и йеменские хуситы, сплочения с Ираном в этом случае не продемонстрировала: пока рано? Хотя отдельные ракетные пуски по Израилю происходят регулярно, особенно после октября 2023 года.

Израиль «развел» «террористическую агрессию» Ирана и ситуацию в секторе Газа. Там, по данным европейских правозащитников, погибло уже более 34 тысяч палестинцев, в том числе 14 тысяч женщин и 9 тысяч детей. Причем «освобождения Газы от террористов ХАМАС» пока не видно. Более очевиден геноцид палестинцев, пусть и оправдываемый террористической атакой на Израиль 7 октября 2023 года. Тегеран, впрочем, тоже особо не педалирует палестинскую тему, но не обходит «фашистскую сущность сионистского образования» (кстати, «фашизм» в этом контексте упомянут иранцами едва ли не впервые).

Пауза — предтеча глобальных решений?

Политически более значима пауза Запада (США) в ответ на едва ли не ультимативное требование Тель-Авива «немедленно и сокрушительно наказать» Иран. Формальная причина паузы лежит на поверхности: безотносительно сиюминутного успеха США опасаются втягивания в очередную войну с мусульманским миром: уроки иракской и афганской кампаний никто не забыл. Не менее существенен вопрос: хватит ли ресурса коллективного Запада на Ближний-Средний Восток, Украину и «присмотр» за Китаем? Канун президентских выборов тем более располагает к рассудительности. Да и собственная безопасность плюс устойчивый доход важнее всего «суетного».

Но, с другой стороны, более звонкой «пощечины», чем от «послешахского» Ирана, Вашингтон не получал со времен Перл-Харбора. Заложничество в Тегеране американских дипломатов (в 1979-1981 годах) с последующим провалом операции по их освобождению (1980 год) не только стали одной из причин сокрушительного в том же году поражения Картера на выборах. Это даже вошло в их неформальный армейский молитвенник: в круглую годовщину захвата американского посольства капеллан с чувством произносит что-то вроде: «Ату их, клятых аятолл, присно и во веки веков… Amen».

Но и «устойчивый доход» все больше под вопросом. Гипотетическое «перекрытие» хуситами Красного моря, а собственно иранцами — Ормузского пролива блокирует глобальный бизнес-поток. Региональный эффект уже налицо: объем транзита здесь снизился более чем наполовину. Кстати, в четвертом квартале 2023 года экономика Израиля «сократилась» на беспрецедентный для него 21 процент в сравнении с тем же периодом 2022-го.

Но куда менее предсказуем эффект от нанесения по Ирану ядерного удара, к чему призывает «бескомпромиссная» часть израильских по меньшей мере политологов. Лозунг «ударим, и дело с концом», конечно же, ничего хорошего Ирану не сулит. Но вряд ли на этом все закончится: у 10 миллионов израильтян куда меньше шансов выжить, чем у 87 миллионов иранцев. При почти 80-кратной разнице по площади. (Как тут с «арифметикой Магницкого»?) Другие различия в данном контексте не принципиальны. Всем «действующим лицам» безразлична китайская максима: насолить в 10 тысяч раз проще, чем отблагодарить с расчетом на будущее…

С нажимом повторим: спонтанность развития ближне-, средне-, а в перспективе и дальневосточной ситуации ничего не исключает. Тем более что «горячность» мусульман и иудеев — сопоставима. Все они не могут «перевести» на свои языки цитату также китайца Сунь Цзы: «Настоящая цель войны — мир». Войн было — не счесть… Мира никто не добился. Но каждый всякий раз »исторически прав». А кто не согласен, тот враг «всего живого»…

История в современности

Мотивация Израиля более-менее понятна. Но, повторим, борьба с терроризмом не оправдывает геноцида, очевидного теперь не только палестинцам. Говорить об израильском опыте борьбы с радикальным исламизмом теперь бессмысленно. Еще абсурдней звучат назидания Израиля, как следует себя вести нам. Местечковый диапазон — явно умеренный.

С Ираном все сложнее. О нем принято вспоминать в лучшем случае с иронией. Как о стране ковров и фисташек. Но за 44 года эта страна вынесла тысячи наложенных на нее санкций-ограничений. И внешне выглядит явно не в упадке. Ее антиизраильский запал требует пояснений. Начну с парадокса: именно в Персии-Иране иудеи чувствовали себя комфортней, чем окрест. «Околобазарную» среду, например в Исфахане, до сих пор «вполголоса» называют иудейской. В парламенте страны «забронированы» как минимум два места для армян и одно — для иудея. У некоторых категорий суннитов (их в Иране около 10 процентов) таких привилегий нет.

Нынешнее состояние дел иранисты (да и сами иранцы) объясняют, друг друга не опровергая. «Базовая» версия состоит в том, что все началось в 1947-1948 годы с образования Государства Израиль и «не образования» Государства Палестина. Тегеран якобы претендовал на роль «общемусульманского» гаранта их последующей федерализации. Даже получал обнадеживающие сигналы из Лондона, «благодарного» за допуск своих войск в Иран во время Второй мировой. Но Вашингтон, а заодно и Москва — по разным мотивам — иранцев не поддержали, делая неоправдавшуюся ставку на близкий к Палестине Египет. Последующие годы примирили с Вашингтоном шаха, но не шиитское духовенство, особо уязвленное. Некоторые считают это едва ли не первопричиной исламской революции 1979 года. С этого времени американцев стали называть шайтан-э-бозорьг — большим дьяволом (злом). Заметьте: американцев, а не израильтян.

Агрессивное неприятие Израиля началось со «зловещего» обещания американцев: мы далеко не уйдем, а вами займется Израиль. Это якобы еще более обострило ирано-израильское противостояние. Сюда же добавились «утечки» о «пришахском» слежении Моссада за аятоллой Хомейни в Европе, поддержка Израилем Ирака во время восьмилетней «великой отечественной» для Ирана войны в 1980-1988 годы, скандал с политико-коммерческой сделкой «Иран-контрас» (1985 год), который Тегеран трактует как подставу со стороны Израиля… Не перечесть всего, что наполняет ныне главный внешнеполитический лозунг Ирана — «Маргбар Омрико, маргбар Исрайиль!» — «Долой!» — в приведенной очередности.

* * *

Сами иранцы чаще приводят персидскую поговорку: танцевать не умеют, а кивают на кривой пол…