Фронтовых священников предложили защитить соцгарантиями

Для служителей культа и сотрудников приютов для бездомных животных хотят предусмотреть новые виды поддержки

24.01.2024 00:00

Автор: Евгения Филиппова

Фронтовых священников предложили защитить соцгарантиями
Ольга Тимофеева. © Юрий Инякин/ПГ

Подключить все органы власти к единому «жалобному окну» на портале госуслуг, распространить господдержку на приюты для домашних животных, а также ограничить список вопросов, которые госслужащие обязаны рассматривать, если гражданин пожаловался на что-то анонимно, — о таких планах Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений рассказала в пресс-центре «Парламентской газеты» его председатель Ольга Тимофеева.

- Ольга Викторовна, скоро стартуют Международные Рождественские чтения и парламентские встречи. Что в Госдуме хотели бы обсудить с религиозным сообществом?

- Религиозный фронт сегодня как никогда важен. Просто волосы встают дыбом от того, как сегодня манипулируют верой. Попрание святынь, сожжения Корана, недопустимое отношение к Украинской канонической православной церкви… Поэтому мы считаем важным взаимодействовать со всеми нашими традиционными конфессиями. На Рождественских чтениях мы услышим слово нашего патриарха, встретимся с руководителями конфессий, узнаем, какие законы считают важными наши религиозные деятели, и по традиции начнем прорабатывать их предложения.

У нас в повестке уже есть один вопрос — гарантий нашим священникам на фронте. Молитвы на передовой звучат на разных языках. И какую бы конфессию ни представлял священнослужитель, приехавший к бойцам, на такие встречи собираются все. К несчастью, случается, что священники погибают, а их семьи, часто очень большие, не получают поддержку. Конечно, есть временное решение: Министерство обороны страхует их в частной страховой компании. Но этот механизм не в полной мере регулирует ситуацию. В то же время для строителей, которые работают на новых территориях, волонтеров уже есть социальные гарантии. Нужно предусмотреть их и для священнослужителей, которых на передовой находится всего около двухсот. Эту тему мы будем обсуждать с представителями наших конфессий, с Минобороны. Мы считаем, что мы не имеем права не защитить наших пастырей, чей голос сегодня очень важен.

- В комитете находится законопроект, позволяющий нескольким видам некоммерческих организаций войти в реестр социально ориентированных. Это НКО, которые занимаются вопросами семьи, устройством сирот, а также приюты для бездомных животных. На что организации смогут рассчитывать и когда может быть принят законопроект?

- Мы планируем принять его в феврале. Это нужно сделать оперативно, в начале финансового года, чтобы организации могли начать получать поддержку.

В реестр уже входят организации, которые работают по 18 направлениям. Самое главное — они могут получать финансовую помощь от государства, участвовать в различных программах. Теперь появятся еще два направления. Важность первого — поддержка семьи, детства, материнства, отцовства — бесспорна. Поддержка приютов тоже крайне важна, потому что только на спонсорские деньги им не выжить, а это вопрос безопасности людей. Тема животных без владельцев не сбавляет обороты. Не все территории смогли запустить закон об ответственном обращении с животными и построить нужное количество приютов, а оказывать прямую финансовую поддержку волонтерским организациям достаточно сложно. Закон позволит это делать.

Еще хочу напомнить, что в конце прошлого года был принят закон, который дает возможность каждому региону, если у него патовая ситуация с бродячими животными, внедрять свои нормы обращения с животными без владельцев, с учетом ситуации на местах.

- С 1 сентября прошлого года вступил в силу закон, который позволяет людям отправлять жалобы и обращения в госорганы через портал госуслуг. И там же получать ответы на них. Все ведомства — федеральные, региональные и муниципальные — должны подключиться к системе до 1 января 2025 года. Успеют ли они? И чем это поможет?

- Приведу пример. Я разговаривала с молодым человеком, который находится в екатеринбургском госпитале, и он рассказал, что ему не выдали справку о ранении, а значит, ему не положена президентская выплата. Он несколько месяцев назад написал запрос по этому поводу и до сих пор не получил ответ. А как же месячный срок, установленный для ответов на обращения граждан? У людей возникает огромное количество совершенно разных вопросов, которые требуют быстрой реакции.

И чтобы ускорить работу с обращениями граждан, летом мы приняли закон, по которому обращения будут идти через портал госуслуг. Через портал прошли уже 14 миллионов обращений. Но к системе пока подключены не все органы власти, в том числе пока нельзя подать обращение через портал в некоторые правоохранительные структуры, в Центробанк, которые занимаются жалобами на случаи мошенничества.

Поэтому мы начали новый год с того, что запросили в Минцифры информацию, когда система полностью заработает. Но, конечно, должны оставаться и другие варианты обратиться в органы власти — лично, письменно.

- А надо ли что-то менять в механизмах обращения к чиновникам, парламентариям?

- Таких инициатив очень много. Один из вопросов — обращения в соцсетях. Свои страницы есть практически у каждого главы города, региона, ведомства. Но нигде не написано, обязаны ли они отвечать на вопросы, которые там публикуют люди. То же касается комментариев на сайтах, например, городских администраций. У нас было несколько законопроектов на эту тему, но нам, к сожалению, пришлось их отклонить из-за того, что они были не проработаны. Но в ближайшие год-два нормы все равно будут меняться, потому что меняется сама жизнь. Хотя нам и не всегда нужны новые федеральные законы. Сегодня многие чиновники сами открывают утром соцсети, читают сообщения. Любой руководитель понимает, что, если кто-то разместит на странице крик души, все это прочитают, а он никак не ответит, пострадает его репутация.

Еще одна задача — нужно определиться, как реагировать на анонимки. Порой госслужащих забрасывают ворохом таких обращений. Ответить на них бывает очень сложно, порой даже непонятно, в чем суть проблемы. Поэтому возможность обратиться к властям анонимно должна быть, но нужно очертить круг вопросов, которые власти обязаны тогда рассматривать. Например, если человек сообщает об угрозе террористического акта, угрозе жизни и здоровью. Эта тема сегодня находится в высокой степени готовности.

- А будет ли что-то меняться в обращениях к уполномоченным по правам человека?

- Мы три года бились, чтобы в стране появилась единая информационная система для обращения к уполномоченным. Эти деньги были заложены в бюджет, на это потратили 400 миллионов рублей. В этом году она наконец запускается. Кроме того, очень вырос поток обращений — в прошлом году их было на 20 тысяч больше, чем в предыдущем, а есть регионы, где у омбудсменов вообще нет своих аппаратов. Это не может быть просто один человек, которого назвали уполномоченным, — чтобы внимательно отнестись к каждому, кто к нему обратился, помочь, разрешить проблему, нужен штат специалистов, в том числе юристов. Мы обратились ко всем главам субъектов, где у омбудсменов нет аппаратов, и спикерам заксобраний. Возможно, нужно будет поменять федеральное законодательство о региональных уполномоченных, чтобы институт стал рабочим, защищал права граждан во всех регионах.

Штрафы с камер за непристегнутые ремни безопасности предложили временно отменить

Правда за нами