Все о пенсиях в России

00:00Как узнать размер будущей пенсии

20.04.2024Какие выплаты положены при выходе на пенсию

20.04.2024Бессараб рассказала, как индексируют пенсию после ухода на заслуженный отдых

Дорогая передача.​ В чем ошибка Александра Вучича?

24.01.2023 00:00

Сербия на протяжении полутора столетий считалась не просто союзником, но даже другом и почти братом России. Защита свободы и национального достоинства Сербии стала одной из (можно сказать более точно — главной) причин вступления Российской империи в Первую мировую войну. Да, у нас в то время были вполне конкретные национальные интересы: получить «проливы» — Босфор и Дарданеллы для обеспечения свободного выхода в Средиземное море и дальше — в Атлантический океан нашего Черноморского флота. И, разумеется, вернуть главную святыню мирового православия — храм Св. Софии в Константинополе. Но мощным моральным драйвером лета 1914 года в России стало сочувствие братскому православному сербскому народу и готовность за этот братский народ проливать свою кровь. И русская кровь была пролита в огромных количествах. На этом основании можно утверждать, что между русскими и сербами существует не просто братство, а кровное братство.

Нельзя сказать, что современные сербы не помнят этого и не чтут героическую память российского воинства, сражавшегося в 1914-1916 годах помимо всего прочего за православную Сербию. Помнят. И эту память хранят. В отличие от, например, болгар, за свободу и национальное достоинство которых русский солдат героически сражался еще в 1876-1877 годах. И одно только имя — Шипка — напоминает нам о том, что Россия и русские сделали для сохранения самого существования болгарского народа.

И мы помним, на чьей стороне выступила Болгария во Второй мировой войне. И мы помним шутку лучшего болгарского футболиста всех времен Христо Стоичкова, который после выигрыша со счетом 1:0 у сборной СССР при абсолютно позорном судействе чешского судьи сострил: «Русские освободили нас от османского ига, а мы освободили их от чемпионата мира по футболу». И запомним навсегда, какую роль играла и играет современная Болгария в снабжении оружием бандеровского режима на Украине. И в развязывании экономической войны против России.

Герои Шипки навсегда останутся героями, а «герои» не единожды освобожденной нами Болгарии навсегда останутся неблагодарными ничтожествами, разменявшими честь, достоинство и совесть на роль прозападных холуев и побирушек.

Повторюсь — Сербия являет собой совсем другой пример. И в этом несомненная заслуга ее президента Александра Вучича. Тем более странно и для многих неожиданно прозвучало недавнее его признание в том, что для него Крым и Донбасс — это украинские территории. И что Сербия не может признать переход их под юрисдикцию России из-за того, что в этом случае ему придется признать правомочность отрыва Косова-Метохии от сербского государства.

Это признание насторожило, удивило и даже обидело многих моих соотечественников и закономерно поставило вопрос ребром: Сербия превращается в Болгарию? Сербия предает и продает наше кровное братство за какую-нибудь жалкую «чечевичную похлебку» от Евросоюза? Сербия готовится в НАТО?! Вопросы закономерные. Но, на мой взгляд, несколько поспешные. Потому что на каждый из них можно и нужно ответить отрицательно. По крайней мере, до тех пор, пока президентом Сербии является Александр Вучич. Почему же это так?

Потому, главным образом, что сам Вучич объяснил свою позицию ссылкой на Косово как аналогичный крымскому прецедент, вроде бы лишающий его всякой возможности вернуть край в состав Сербии. И к этой позиции стоит прислушаться и ее понять. Ведь если он прав, проводя аналогию между Косово и Крымом, то действительно выхода у него нет. Но прав ли он?!

Читайте также:

• Вучич усомнился в возможности введения Сербией санкций против России

Егор Холмогоров уже указал на эту Вучича неточность. Он исходит из презумпции что Косово — это Сербия, а Донбасс — это Украина. А на самом деле презумпция иная: Украина — это Россия. Следовательно, и Донбасс — это Россия. И Крым тем более.

Мне бы хотелось зайти на эту проблему с несколько иной стороны. А именно, вспомнить обстоятельства, при которых Крым проснулся 9 марта 1954 года в составе УССР. То, что сербский край Кососо-Метохия был бандитски оторван от Сербии с помощью агрессии НАТО и США в первую очередь, наплевавших на все резолюции ООН по этому поводу, сомнений нет никаких. А вот был ли перевод Крыма из состава РСФСР в состав УССР законным? Не в переносном (моральном) смысле, а в смысле вполне юридическом — конституционном.

Небольшая справка. 9 марта 1954 года крымчане и севастопольцы прочитали в «Известиях Верховного Совета СССР» указ этого самого Верховного Совета, подписанный еще 19 февраля председателем Президиума ВС СССР К. Ворошиловым и секретарем этого же Президиума Н. Пеговым об их «передаче» из России в Украину. Основание — «совместное представление» президиумов ВС РСФСР и ВР УССР.

В Конституции СССР 1936 года есть две статьи, регулирующие то, что называется «передачей». Статья 14 пункт д) сообщает, что к ведению СССР и «его высших органов власти» относится «утверждение изменений границ между союзными республиками». Вроде бы все законно — взяли и изменили. Но статья 18 той же Конституции гласит: «Территория союзных республик не может быть изменена без их согласия». Вопрос: было ли согласие в первую очередь со стороны РСФСР? Впрочем, и согласие от той же УССР?

Возвращаемся к мотивировке ворошиловского указа, к «совместному представлению». Полномочны ли были президиумы ВС этих союзных республик представлять Президиуму ВС СССР это самое «представление»? И выражает ли оно обязательное «согласие» России на «передачу» Крыма в состав УССР? Открываем конституции РСФСР и УССР 1937 года и обнаруживаем, что в списке полномочий Президиума ВС РСФСР «представлять» что-либо подобное не имеется. Статья 33 перечисляет следующие:

«а) созывает сессии Верховного Совета РСФСР;

б) дает толкование законов РСФСР, издает указы;

в) производит всенародный опрос (референдум);

г) отменяет постановления и распоряжения Совета Народных Комиссаров РСФСР, Советов Народных Комиссаров автономных республик, а также решения и распоряжения краевых (областных) Советов депутатов трудящихся и Советов депутатов трудящихся автономных областей в случае их несоответствия закону;

д) в период между сессиями Верховного Совета РСФСР освобождает от должности и назначает отдельных Народных Комиссаров РСФСР по представлению председателя Совета Народных Комиссаров РСФСР с последующим внесением на утверждение Верховного Совета РСФСР;

е) присваивает почетные звания РСФСР;

ж) осуществляет право помилования граждан, осужденных судебными органами РСФСР».

В пункте б) 33-й статьи упоминаются «указы». Может быть, существовал такой указ Президиума ВС РСФСР? Нет, не существовал. Зато существовало «Постановление» от 05.02.1954 года о передаче Крымской области (без упоминания Севастополя) в состав УССР. Каков юридический статус этого постановления? Ответ очевиден — нулевой. В конституционном тексте такого термина и такого полномочия нет. А что есть, так это смотри выше — статья 33 пункт в) про «всенародный опрос», он же «референдум».

Как мы знаем, ни опроса, ни референдума в тогдашней России по поводу передачи Крыма куда бы то ни было не проводилось. Президиум в составе 39 человек (которых стоит вспомнить поименно хотя бы задним числом!) просто «передал»… Однако, глядя на то, что происходит сейчас не только на Украине, но и во всем мире, нужно признать, что это была непозволительно «дорогая передача».

Даже не вспоминая бородатый анекдот про «он передаст» в советском трамвае, можно объяснить Александру Вучичу, что вся эта «передача» — еще более незаконная афера, нежели выход края Косово-Метохия из состава Сербии по итогам голосования в некоем «косовском парламенте». Я не знаю, сколько там было «парламентариев», может, даже меньше чем 39. Но соотнесите РСФСР и Косово и станет понятно, какая степень незаконного произвола была допущена «высшими органами власти» СССР, РСФСР и той же УССР в злополучном феврале (опять февраль!) 1954 года.

Вся эта история в той или иной степени полноты уже вспоминалась и анализировалась в российских медиа и социальных сетях. Но ее стоит вспомнить и в вышеизложенных деталях воспроизвести. Не столько для освежения нашей собственной памяти, сколько для объяснения президенту Сербии, в чем его ошибка. Совершенно неумышленная, поскольку он вовсе не обязан знать детали нашей (советская тоже наша!) истории.

Вывод. Признание незаконности передачи Крыма в состав УССР в 1954 году освобождает Александра Вучича от необходимости признавать законность отторжения несомненно сербского края Косово-Метохия от сербского государства в 2010 году. Никакой аналогии и прецедента здесь быть не может. И эту незаконность не мешало бы узаконить специальным документом Российского Парламента. После чего у нашего братского сербского народа и его мужественного президента Александра Вучича будут полностью свободны руки — признавать или не признавать российский статус Крыма и Севастополя. По закону. И по совести.