Все о пенсиях в России

00:00В Совфеде объяснили, что учтут при повышении пенсий работающим пенсионерам

вчераВ 2025 году пенсии работающим пенсионерам могут проиндексировать дважды

два дня назадВ Госдуме рассказали, как будут индексировать пенсии работающим пенсионерам

Десять лет со дня основания: как живет сегодня Донецкая Народная Республика

Сенатор от ДНР Наталья Никонорова рассказала о восстановлении региона, развитии промышленности, сельского хозяйства и туризма

18.05.2024 12:00

Автор: Николай Козин

Десять лет со дня основания: как живет сегодня Донецкая Народная Республика
Наталья Никонорова. © Игорь Самохвалов/ПГ

В этом году Донецкая Народная Республика празднует десять лет со дня ее создания. 7 апреля 2014 года депутаты облсовета приняли декларацию о суверенитете ДНР и назначили дату референдума о самоопределении, а 11 мая 2014 года в ходе голосования подавляющее большинство жителей поддержали суверенитет ДНР. О том, какой путь прошла республика за эти годы, о том, как она живет и чем дышит сейчас, и о месте, которое она должна занять в промышленности, туризме и истории России, «Парламентской газете» рассказала член Комитета Совета Федерации по международным делам, представитель от исполнительного органа государственной власти ДНР Наталья Никонорова.

«К нам уже приезжают туристы»

- Наталья Юрьевна, все мы понимаем, что обстановка в Донецкой Народной Республике сейчас сложная, но тем не менее: как вы планируете отмечать десятилетие со дня обретения независимости? Запланирована ли какая-то праздничная программа?

- В связи с обстановкой у нас массовые гуляния проводить небезопасно, поэтому мы стараемся не собирать большие скопления людей. Но тем не менее, конечно, будут праздничные мероприятия. Запланирован автопробег, в разных городах пройдут концерты, даже салюты кое-где прогремят. Поэтому праздничную атмосферу создадим в любом случае. И даже за пределами республики — на ВДНХ, например, на выставке «Россия» пройдет своя большая праздничная программа, посвященная десятилетию ДНР.

- Как изменилась республика за эти десять лет? И что в ней происходит сейчас? Как вообще живет и чем дышит ДНР?

- Самое главное, что свое десятилетие республика встречает в качестве полноценного и полноправного субъекта России. Это наша мечта еще с 2014 года. Когда проводился референдум о независимости, мы мечтали, что регион повторит судьбу Крыма. Да, сразу этого сделать не получилось, потребовалось куда больше времени, сам путь был куда более трагичным и сложным. Но тем не менее сейчас мы дома.

С признанием Россией ДНР события начали развиваться ускоренным темпом. Полным ходом идет интеграция, восстановление городов, освобождение территорий. У нас действует свободная экономическая зона, мы привлекаем инвесторов, развиваем и промышленность, и сельское хозяйство, и даже туризм. Что касается агропромышленного комплекса, например, то мы, даже несмотря на то, что часть наших полей еще не разминирована, в прошлом году вышли в топ-десять российских регионов по производству зерновых. Это существенный результат — мы ожидаем, что с разминированием полей и освобождением всех территорий выйдем в лидеры по этому показателю. А в будущем станем промышленным центром России, станем самодостаточным регионом и будем сами помогать другим.

- Вы упомянули туризм. В ДНР сейчас можно приехать туристам?

- Конечно. Вообще, у нас очень много туристических районов, маршрутов, интересных природных заповедников. Донецкий и Зуевский кряжи, например. Побережье Азовского моря — вообще одна из известнейших здравниц еще со времен СССР. Из-за того, что море очень мелкое, вода там быстро прогревается и обогащается множеством полезных микроэлементов, полезных для дыхательных путей, для детского здоровья. Я даже помню, как мне в детстве прописывали ежегодно проводить не меньше десяти дней у Азовского моря, дышать его йодным воздухом. А национальный парк «Меотида» — единственное в России место, где можно встретить розовых фламинго! Они отдыхают там во время долгих перелетов и даже иногда выводят птенцов.

Сегодня у нас реализуется много инвестиционных проектов, связанных со строительством новых гостиниц. Я видела эти проекты, они впечатляют. Это будут курорты мирового уровня! Некоторые из них уже работают — пусть даже уровень комфорта там немного не тот, который мы ожидаем. Туда уже можно приехать.

Будут у нас и другие курорты. Тот же Славяногорск, например, с его лесами и соляными пещерами. Так что туристический кластер у нас будет очень большим. К нам уже едут туристы — в некоторых местах на побережье Азовского моря, например, уже достаточно многолюдно. В основном это, конечно, гости из соседних областей, но, думаю, и остальные подтянутся.

- Как обстоят дела с бытовыми вопросами? Всего ли хватает, например, в магазинах?

- У нас был период, когда некоторые продукты пропали — в момент, когда Украина ввела для нас экономическую и транспортную блокаду. Там некоторые не очень хорошие люди, олигархи, пролоббировали доставку каких-то своих грузов, но товаров социального назначения среди них не было. Плюс была неразбериха с валютой — активно вымывалась гривна, а на рубль мы еще перейти не успели. Вот тогда у нас полки магазинов действительно пустели. Но это все в далеком прошлом. Сначала появились белые КамАЗы с гуманитарной помощью, потом сориентировался малый и средний бизнес, начали появляться товары из России. И с 2015-2016 годов вообще не было никаких серьезных перебоев. А сейчас особенно. Сейчас у нас даже из Белоруссии есть продукты! В ДНР очень любят белорусскую молочку.

«Мне кажется, у каждого жителя республики сегодня есть посттравматическое расстройство»

- Как продвигается процесс восстановления территорий? И с какими главными препятствиями вы сталкиваетесь на этом пути?

- По всем данным, включая информацию от ООН и ЮНЕСКО, в Донбассе — самая загрязненная территория в мире по количеству неразорвавшихся снарядов и мин. Вооруженные силы Украины, к сожалению, игнорировали все правила войны и оставляли на территории республики буквально все, что только возможно: от мин-«лепестков» до противопехотных мин и даже мин-ловушек. Даже в период Великой Отечественной войны столько взрывчатых веществ в нашей земле не лежало. Да и ни в одной стране в принципе.

Белоусов рассказал, что будет с российской армией

- Есть ли какие-то конкретные цифры?

- У нас есть только точечные цифры, которые касаются каких-то конкретных территорий. Сельхозпредприятия, например, нам говорят: «У нас сорок процентов такого-то поля заминировано, сделайте что-нибудь». А сделать мы ничего не можем — МЧС разминирует города, они до полей доберутся еще не скоро. Те территории, которые находятся в непосредственной близости к фронту или в так называемой серой зоне, проверить вообще пока что невозможно по понятным причинам. Но в целом — я думаю, речь идет о сотнях тысяч снарядов, ракет и мин.

Разумеется, это накладывает свои ограничения и на темпы восстановления региона. Но пессимизма мы не испытываем. Судя по тому, как работают МЧС и военные, я думаю, что мы справимся достаточно быстро. Уже практически отстроена Волноваха, отстраивается Мариуполь, специалисты выезжали в Авдеевку и разрабатывают ее генплан. То есть все происходит на наших глазах: освободился город — туда сразу же заходят специалисты по разминированию, строители, тут же начинаются все необходимые процедуры, обсуждаются какие-то бытовые вопросы о том, как наладить жизнь людей. Так что я не думаю, что восстановление ДНР займет долгие годы.

Последствия — да, конечно, будут ощущаться. Посмотрите — мы ведь и на территории России, в давным-давно уже мирных регионах периодически находим неразорвавшиеся снаряды и мины времен Великой Отечественной войны. Точно так же будет и здесь. Нельзя сказать, что мы за пять-десять лет все разминируем, и все будет хорошо. Нет, еще долго придется сохранять бдительность, не подходить к незнакомым предметам, учить этому детей. Плюс очень важен психологический аспект. Мне кажется, абсолютно у каждого жителя ДНР есть посттравматическое стрессовое расстройство. Нам еще долго придется вздрагивать от громких звуков, беспокоиться о детях, о родителях, о родных, о близких. С этим придется работать долго. Ну а со всем остальным справимся.

«С интеграцией в российское правовое поле справимся досрочно»

- Как происходит интеграция региона в российскую систему законодательства? Выплачиваются ли пенсии, оформляются ли паспорта, работает ли почта?

- У нас утвержден переходный период до 2026 года, к 2030 мы должны выйти на общероссийские показатели по ключевым направлениям жизнеобеспечения. Но этот процесс идет настолько быстрыми темпами, что, мне кажется, мы с этой задачей справимся намного быстрее. Перерасчет пенсий движется к финалу, например. Паспорта у нас российские фактически у всех — с учетом того, что не вся территория еще освобождена, конечно. Есть уже и выездное обслуживание, и выездная торговля, и МФЦ, и все необходимое, где можно оформить любые документы. Да, есть бюрократические сложности. Я сама с этим сталкиваюсь, получаю запросы и просьбы. Но это уже скорее нюансы и детали. Например, существует регламент — как ставить штамп в трудовой книжке об увольнении при освобождении того или иного населенного пункта. И есть люди, которые продолжать трудовую деятельность не планируют, хотят выйти на пенсию, но при этом живут в еще не освобожденном населенном пункте — в Угледаре, например. Кто-то сталкивается с тем, что не учитывается какой-то отрезок трудового стажа, возникают сложности с компенсациями за разрушенное жилье. Вопросов еще много. Но все они решаются в нормальном рабочем режиме. Это уже не аврал, это налаженное взаимодействие, нормальный рабочий процесс. Я не могу назвать ни одной сферы, где не было бы сделано вообще ничего.

- Как республика хранит память о героях, освобождавших Донбасс? Какие места славы уже созданы?

- Стараемся это делать всеми способами. У нас есть аллея героев в центре Донецка. При восстановлении мемориала Саур-Могила памятную стелу отстроили так, чтобы совместить в ней и образы героев Великой Отечественной войны, и тех, кто оборонял эту высоту в 2014-м. Именами героев называются социальные объекты. В каждой школе есть парты героя, в каждом вузе висят доски почета с именами мобилизованных студентов. Мы просто не можем позволить себе забыть своих героев, забыть тех, кто защищал независимость и будущее Донецкой Народной Республики.

Читайте также:

• Глава ДНР: Военные преступления лидеров киевского режима не имеют срока давности