Андрей Клишас ответил на критику СПЧ

Сенатор объяснил, что наказание за фейки это не цензура

Андрей Клишас ответил на критику СПЧ

Андрей Клишас. Фото: пресс-служба сенатора

13 марта 2019 года Совет Федерации одобрил федеральные законы о внесении изменений в Закон об информации и в Кодекс об административных правонарушениях, предусматривающих ограничение распространения в Интернете недостоверной информации, а также материалов, содержащих в неприличной форме явное неуважение к общественным и государственным институтам. Основные дискуссионные вопросы, возникшие в ходе рассмотрения законов, прокомментировал в интервью «Парламентской газете» один из авторов законодательных инициатив, председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству Андрей Клишас.

- Андрей Александрович, предложенные инициативы вызвали широкую дискуссию. Чем обусловлена, на ваш взгляд, их критика?  

- Принятые законы затрагивают права значительного числа граждан. Это прежде всего право свободно получать и распространять информацию любым законным способом. При этом обеспечение права на достоверную информацию является обязанностью государства.

Действующим законодательством, а также нормами профессиональной этики предусмотрены требования к обеспечению достоверности информации, которые распространяются на профессиональную деятельность журналистов.

Противники предложенных инициатив полагают, что данных требований достаточно

Однако соблюдение требований к достоверности не является обязательным при распространении  массовой информации за рамками профессиональной журналисткой деятельности. Сегодня в условиях моментального распространения информации никто не может быть уверенным в том, что те сведения, которые мы получаем из Интернета, соответствуют действительности. При этом на анонимных пользователей невозможно возложить обязанность по проверке информации на достоверность. Лицо, намеренно дезинформирующее общественность и побуждающее к совершению иррациональных действий, не может быть привлечено к ответственности за такого рода противоправные действия.

Предлагаемые законами меры касаются именно таких случаев, когда преследуется цель распространения фейков под видом достоверных сведений в целях создания общественных угроз и материалов, содержащих пренебрежительное отношение к общественным и государственным институтам. 

- Политолог Екатерина Шульман утверждает, что законы содержат различные формулировки, которые предлагается внести в КоАП (ответственность предусматривается за распространение заведомо недостоверной информации) и в Закон об информации  (блокировка информационного ресурса производится по факту недостоверности информации). Есть ли основания для таких различий?

- Утверждение о несогласованности названных формулировок является неверным. Различия в предлагаемых формулировках обусловлены требованиями к конструированию юридических норм с учётом понимания разницы регулируемых процедур и их конечных целей.

Необходимо различать саму процедуру блокировки за распространение недостоверных сведений и порядок привлечения лица к административной ответственности.

В диспозиции норм, касающихся мер юридической ответственности, определяющую роль имеет установление субъективной стороны деяния. Поэтому и  используется термин «заведомо», который относится непосредственно к вопросу установления вины лица, совершившего правонарушение. Это означает, что если лицо действовало недобросовестно и знало об этом, то оно подлежит привлечению к административной ответственности. Отсутствие вины влечёт за собой отсутствие состава административного правонарушения.

Блокировка и удаление информации осуществляются незамедлительно при наличии факта распространения недостоверной информации независимо от умысла. И именно поэтому в данном случае термин «заведомо» не используется. 

- Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека высказал и ряд других замечаний к принятым федеральным законам. Как бы вы могли их прокомментировать?  

- Мы проанализировали все замечания, указанные в экспертных заключениях Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Большинство из таких замечаний являются дискуссионными, часть из которых касаются философских категорий, таких, например, как «истина», «вера», «доверие». Также высказываются предположения о возможных негативных последствиях практики применения оценочных понятий, используемых в законах, о трудности в установлении причинно-следственной связи между распространением недостоверной информации и возникновением общественных угроз.

Однако в нашем ответе на названные экспертные заключения мы приводим по данному вопросу решения Конституционного суда, согласно которым допускается возможность использования таких понятий. Как следует из данных правовых позиций, важно, чтобы значение таких понятий было доступно для восприятия и уяснения непосредственно из содержания законоположений, в том силе с помощью даваемых судами разъяснений.

В предлагаемых изменениях используется терминология, предусмотренная действующим законодательством. Так, понятия «незамедлительно», «недостоверная общественно значимая информация» и другие оценочные категории, предусмотренные поправками, используются в действующем законодательстве.

Что касается установления причинно-следственной связи, то в правоприменительной практике выработаны чёткие критерии, среди которых, например, правило о том, что о причинной связи можно говорить тогда, когда деяние выступает необходимым условием наступления последствий, без которых они бы не наступили. А также правило о том, что само деяние должно являться главным, определяющим фактором наступления общественно опасных последствий.

- Каким критериям, наш ваш взгляд, должна соответствовать достоверная информация?

- Ключевым является именно факт соответствия событий действительности. Установление достоверности информации не связано с вопросами веры и доверия,  а с вопросами действительности определённых фактов, никак это не связано и с нарушением свободы получения и распространения информации, предполагающей возможность передачи и получения информации любым, соответствующим закону способом и свободой мнений, предполагающей возможность внешнего выражения суждения.

В соответствии с подходом ЕСПЧ различие между оценочным суждением и утверждением о факте заключается в степени фактической доказанности, которая должна быть достигнута, и, таким образом, оценочное суждение должно быть основано на достаточной фактической базе. Согласно Постановлению пленума Верховного суда 2010 года о практике применения судами Закона о СМИ неточными могут признаваться не соответствующими действительности сведения только при условии, что эти неточности привели к утверждению о фактах, событиях, которые не имели места в тот период времени, к которому относятся распространённые сведения.

- Как бы вы могли прокомментировать оценки, согласно которым законы создают условия для цензуры, ограничения критики?

- Поправки не устанавливают условий для цензуры, которая в нашей стране запрещена, не предоставляют возможности для оценки желательности или нежелательности распространяемой информации и не предусматривают оснований для ограничения критики.

Проявление неуважения имеет своей целью распространение пренебрежительного отношения и недоверия к общественным и государственным институтам, что опосредовано дискредитирует любые решения, принимаемые государственными органами, умаляет авторитет правопорядка и допускает формирование отрицательного восприятия государства общественностью в отсутствие каких-либо оснований.

Поправки направлены на защиту таких конституционно защищаемых ценностей, как общественная нравственность, стабильность государственного управления, что в полной мере согласуется с положениями части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации, а также статьёй 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Учитывая значимость данных законов и дискуссию, возникшую в связи с их принятием, мы планируем осуществлять мониторинг правоприменительной практики их реализации и были бы благодарны Общественной палате и Совету при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека за взаимодействие по данному вопросу.

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 3429

15.03.2019 13:38



Загрузка...

Популярно в соцсетях