Андрей Клишас объяснил, почему Совфед отклонил закон о контактной притравке

Перед согласительной комиссией по документу стоит сложная задача — обеспечить баланс частных и публичных интересов

Андрей Клишас объяснил, почему Совфед отклонил закон о контактной притравке

Андрей Клишас / Фото: ПГ / Юрий Паршинцев 

О правовых основаниях изменения Закона о запрете контактной притравки животных, упреках в лоббизме и агрессивной информационной кампании, развернутой вокруг документа, «Парламентской газете» рассказал глава Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас.

- Андрей Александрович, Совет Федерации в конце прошлого года отклонил поправки в Закон об охоте, запрещавшие контактную притравку животных. В чём причины такого решения?

- Прежде всего, несоответствие вносимых изменений предмету регулирования закона об охоте, поскольку его действие не распространяется на отношения, связанные с использованием и защитой диких животных, содержащихся в неволе. При этом целью внесения поправок как раз и являлась их защита.

Кроме этого, поправки затрагивают вопросы совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, что предполагает обязательность их направления для отзывов в регионы.

Изменения в законодательство в части ограничения условий подготовки животных к охоте непосредственно затрагивают права коренных малочисленных народов, особенности их традиционного природопользования и исторически сложившиеся способы использования объектов животного мира. Ряд парламентариев обоснованно высказывались за необходимость учитывать, что для жителей отдельных территорий охота является одним из основных источников средств к существованию. 

Предлагаемые законом изменения должны это учитывать и могут быть одобрены при условии их поддержки регионами.

Не менее важной причиной являются правовые недостатки закона. В частности, предусмотренные законом формулировки, устанавливающие запрет на дрессировку в охотничьих целях собак не охотничьих пород, по существу предполагают ограничение дрессировки собак не охотничьих пород. Имеется и ряд других юридических неточностей, введение которых авторы явно не преследовали. Необходимость устранения юридических недостатков и обеспечение учёта позиций регионов и стали причинами отклонения закона.

- А как могло получиться, что на заседании профильных комитетов верхней палаты запрет на контактную притравку поддержали, а на следующий день Закон всё же отклонили?

- Совет Федерации последовательно выступает за принятие мер по защите животных, гуманному к ним отношению, ужесточению ответственности за жестокое обращение с животными. Соответствующие изменения внесены в законодательство (поправки, внесенные Федеральным законом от 20 декабря 2017 г. № 412-ФЗ «О внесении изменений в статьи 245 и 258.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и статьи 150 и 151 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» и Федеральным законом от 29 декабря 2017 г. № 468-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» — прим. Ред.).

Что касается закона об ограничении контактной притравки, Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству в своём заключении указал замечания, но вместе с этим в рамках своей компетенции рекомендовал Совету Федерации его одобрить. 

При этом особо подчеркну, что концепция закона, направленная на защиту животных, Советом Федерации поддерживается.

Однако данные обстоятельства не являются при голосовании за одобрение закона определяющими для членов Совета Федерации, которые руководствуются, в том числе, интересами регионов.

Существенными недостатками документа являются несогласованность поправок с предметом регулирования, что приводит к неверному определению объекта и субъекта регулируемых общественных отношений. Так, предлагаемые законом дополнения позволяют говорить об отождествлении процесса подготовки и обучения (дрессировки) собак охотничьих пород и ловчих птиц с охотой, находящихся в неволе диких животных — с охотничьими ресурсами, а притравочных станций — с объектами охотничьей инфраструктуры (питомниками диких животных, вольерами и др.).

Как представляется, перед парламентариями стоит задача по формированию специальной правовой базы, отвечающей конституционным требованиям определенности, ясности и недвусмысленности правовых норм. При этом мы не должны в российскую правовую систему вводить зарубежные аналоги в этой сфере, поскольку мы имеем особенности развития промыслового природопользования, традиционного природопользования коренных малочисленных народов России.

Только при комплексном подходе с учетом исторически сложившихся традиций может быть решена задача, поставленная авторами законодательной инициативы.

- Однако защитники животных, судя по всему, так глубоко не вникали в проблемы нормотворчества и не скрывали своего возмущения. Высказывались предположения о лоббизме как предпосылке для отклонения закона.

- Если такие основания действительно имелись и данные предположения подтверждаются фактами, свидетельствующими о наличии конфликта интересов, то полагаю, что в соответствии с законом о противодействии коррупции соответствующие материалы должны быть направлены в уполномоченные органы.

А если это информационная кампания, поддержанная в том числе СМИ-иноагентами, то её основной целью является попытка избежать предметного обсуждения существенных правовых недостатков отклонённого закона.

Несмотря на то, что законотворческая деятельность предполагает применения, в первую очередь, юридических знаний, это не исключает представительства в парламенте различных групп общественных интересов, в том числе таких, как здравоохранение, образование, финансы и многие другие, что никоим образом не свидетельствует о нарушении принципа независимости парламентария.

Полагаю, что законодатель не должен исходить из необходимости принятия законов в интересах тех или иных групп, а способствовать обеспечению баланса частных и публичных интересов. Поэтому необходимость устранения в законе недостатков правового характера является основной предпосылкой создания согласительной комиссии.

- Как бы Вы оценили работу согласительной комиссии по доработке отклоненного Закона?

- Я не вправе давать оценку деятельности согласительной комиссии. Думаю, что она будет дана палатами Федерального Собрания после завершения её работы. Перед ней стоит сложная задача — уйти от внесения хаотичных и бессистемных изменений.

И если она будет решена, полагаю, что закон позволит принимать эффективные меры по защите животных.

- Как бы Вы сформулировали основные направления дальнейшей работы по совершенствованию законодательства?

- Как я уже отметил, в конце прошлого года внесены значимые изменения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, направленные на гуманное отношение к животным, а также на ужесточение ответственности за жестокое с ними обращение.

Вместе с этим остается нерешенным вопрос о комплексном регулировании вопросов защиты животных. Комплексный подход предполагает необходимость правового регулирования не только охотничьей деятельности, но и урегулирование общественных отношений в смежных сферах: дрессировка животных для цирковых представлений, содержание диких животных в неволе в контактных зоопарках, использование животных в экспериментальных целях и других.

При этом любые законодательные изменения необходимо рассматривать во взаимосвязи с положениями подзаконных актов. Отсутствие проекта акта, направленного на реализацию отклоненного закона и положений об определении уполномоченного федерального органа исполнительной власти, к ведению которого относится его принятие, не позволяет сделать вывод об определенности и системности регулирования общественных отношений в сфере дрессировки животных.

Полагаю, что принятие закона «Об ответственном обращении с животными» будет являться последовательным шагом в вопросе защиты животных. Совет Федерации готов конструктивно взаимодействовать по данному вопросу как с Государственной Думой, так и с региональными парламентами.

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 6297

19.01.2018 20:35