Все о пенсиях в России

два дня назадКакие выплаты положены при выходе на пенсию

два дня назадБессараб рассказала, как индексируют пенсию после ухода на заслуженный отдых

18.04.2024В Госдуме готовят законопроект о трудовых гарантиях для работников маркетплейсов

Алексей Пушков: Многополярный мир — это не панацея, а возможность

Статья председателя Комиссии Совета Федерации по информационной политике и взаимодействию со СМИ

01.07.2023 12:00

Алексей Пушков: Многополярный мир — это не панацея, а возможность
Алексей Пушков. © Юрий Инякин/ПГ

Тема образа России в современном мире — это тема в наши дни не академическая, и даже не чисто информационная, а политическая. Поскольку образ России имеет прямое отношение к тем политическим противостояниям, которые возникают на планете сегодня.

В наши дни события в мире развиваются параллельно во многих плоскостях. Но следует выделить три плоскости, которые касаются непосредственно нашей страны и между которыми есть прямое взаимодействие. В то же время они автономны друг от друга. Первая плоскость — видимая плоскость, к которой приковано наибольшее внимание: это события на Украине, вокруг Украины, события на Донбассе. Это — наиболее видимая часть спектра. Украина — наиболее видимая часть политического, военно-политического и информационного противостояния между Россией и Западом.

Одновременно и параллельно развиваются процессы, которые уже крупнее военного конфликта вокруг Украины. Вне зависимости от его развития, эти процессы уже запущены и будут идти. То есть прекращение конфликта, или его замораживание, или продолжение военных действий низкой или средней интенсивности — ничто из этого уже не изменит сущности и характера запущенных процессов. А процессы эти идут прежде всего в сфере глобальной экономики. Мировая экономика меняется, и она меняется в силу причин гораздо более глубоких, чем столкновение на Украине или западные санкции.

Этот революционный сдвиг назревал в мировой экономике давно, примерно с 2014 — 2015 годов, когда Китай впервые обошел США по объему ВВП в пересчете на паритет покупательной способности. По номинальным цифрам валового внутреннего продукта США — по-прежнему мировой лидер, но уже сейчас широко признано, что к 2030 году Китай обойдет США и по номинальному ВВП. Страны БРИКС также скоро обойдут по совокупному ВВП страны «Большой семерки». Это — необратимая тенденция.

Запад был мировым экономическим лидером на протяжении последних 500 лет. Но вечных лидеров не бывает. Даже внутри Запада они менялись: Испанская колониальная империя, Французская империя, Британская империя, Германия в период от Бисмарка до Гитлера, затем США — американская неоимперия. Однако экономическая основа мира необратимо меняется: сейчас в топ-10 стран по объему ВВП и доле в мировой экономике входят пять стран «семерки», четыре страны БРИКС и один кандидат в члены БРИКС — Индонезия. Такого еще не было. Следующие кандидаты на «вылет» из этой десятки — Великобритания и Франция, занимающие в ней девятое и десятое места — после Индии, России, Бразилии. И это тоже неизбежно произойдет — в силу экономических и демографических законов.

Процесс перестройки мира, заката западной экономической гегемонии (хотя Запад, бесспорно, остается важнейшим экономическим игроком, но уже не таким важным, каким он был прежде) прямого отношения к событиям на Украине не имеет. Приведу лишь один показатель: развивающийся мир начал производить больше товаров и услуг, чем западный, еще в период 2005—2009 годов!

Запад может задержать этот процесс, если его стратегия санкций и вторичных санкций будет успешной, и он может невольно ускорить этот процесс, если санкции приведут к обратному результату. На мой взгляд, санкции, помимо воли Запада, приводят к ускорению этого процесса, то есть к обратному результату. Например, реквизиция 300 миллиардов долларов российских резервов, притом что она нанесла нам большой ущерб, заметно ускорила перестройку всей мировой финансовой системы, поскольку доллар показал свою ненадежность как средство хранения национальных резервов. Сейчас страны БРИКС обсуждают введение специальной валюты для внутренних расчетов, а это не менее 30 процентов мировой торговли. С учетом того, что в БРИКС хотят вступить еще 15—20 государств, можно представить перспективы и значение введения такой внутренней валюты. Если эти планы реализуются, то доллар уйдет из зоны взаимодействия крупнейших незападных экономик мира.

В политической сфере также идет перестройка мировой системы, и она тоже крупнее, чем кризис вокруг Украины. Украинский кризис стал «триггером» — спусковым крючком — этой перестройки, ускорил ее, и уже сейчас она «крупнее» Украины. Перестройка состоит в том, что страны Африки, Азии, Латинской Америки начинают добиваться увеличения степени своего суверенитета, в том числе государства, которые раньше себя воспринимали как полузависимые, не говоря уже о Китае, Индии, Бразилии, Саудовской Аравии, Иране, Египте, ЮАР. В этом контексте многое будет зависеть от социальной и политической «упругости» России. В процессах, идущих на глобальных геоэкономических и геополитических полях, особенно важна долгосрочная резистентность — способность выдерживать длительное напряжение.

В наши дни часто говорят, что Запад хочет «уничтожить Россию». Но, представляется, на Западе достаточно хорошо понимают, что уничтожить Россию не удастся. А вот затормозить Россию, заблокировать ее развитие, отбросить ее лет на 20 назад в технологическом плане, превратить в относительно отсталое государство, не вписывающееся в XXI век, убрать на глобальные «задворки» — политические, технологические, экономические — такую задачу на Западе действительно ставят. Цель — «маргинализировать» Россию, отправить ее в некий геополитический загон. И здесь разворачивается «второй фронт», даже, возможно, более важный, чем военный фронт на юго-западных границах нашей страны. «Второй фронт» будет длительным. Именно он определит место России в формирующейся новой системе глобальных координат.

И последнее. Мы много говорим о многополярном мире, о том, что это будет позитивное развитие по отношению к однополюсному миру, который возглавляют Соединенные Штаты. Но мы должны задуматься о том, какое место займем мы сами в многополярном мире. Многополярный мир — не панацея для нас, это возможность. В многополярном мире мы можем оказаться в лидерах, но если политика будет недостаточно эффективной, то можем оказаться и на вторых-третьих ролях. И это — в том многополярном мире, где, вероятно, будет главенствовать Китай, а США будут с ним соперничать, где будут активно действовать уже известные крупные игроки и где будут появляться новые весомые игроки.

Иными словами, многополярный мир — это качественно новая фаза конкуренции в качественно новых условиях. И здесь мы должны не только выдержать в схватке с однополярным миром, которая происходит сейчас на Украине, но и принять новый вызов, который будет исходить — и уже исходит — от формирующегося многополярного мира. В этом мире мы как нация должны представить серьезные аргументы для того, чтобы удержаться наверху, в числе лидеров этого мира. Это и есть главная задача России в первой половине XXI века.

Алексей Пушков (по материалам выступления на VII международной научно-практической конференции «Россия и мир: диалоги — 2023. Цели и ценности», организованной Национальным исследовательским институтом развития коммуникаций)

Читайте также:

• Россия и Африка держат курс на многополярность