Садоводы заживут по новым законам — отвечающим их интересам

Существующие нормы, по мнению депутата Николая Николаева, существенно устарели

Садоводы заживут по новым законам — отвечающим их интересам  

Глава Комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев рассказал «Парламентской газете», для чего в России затевается «лесная амнистия» и какие вопросы решит будущий закон о садоводческих и огороднических товариществах.

- Николай Петрович, садоводы довольны новой законодательной инициативой?

- Важно понимать, что мы сейчас говорим не о том тексте документа, который был внесён в Госдуму Правительством, а о том, который должен появиться ко второму чтению и впоследствии стать законом. Документ кабмина касается только деятельности некоммерческих объединений садоводов, а те вопросы, которые садоводы сейчас задают, и те проблемы, которые поднимают, — значительно шире. 

- Какие, например?

- Это вопросы собственности, региональной и муниципальной поддержки, а также вопросы, связанные с ремонтом дорог и электросетей. От нас ждут комплексного решения проблем садоводов. Это отражено и в поручении президента, и в речи главы партии «Единая Россия» Дмитрия Медведева на встрече с садоводческой общественностью.

Наша фракция организовала рабочую группу по доработке законопроекта, куда вошли и депутаты, и представители Правительства. В итоге был разработан проект постановления о принятии законопроекта в первом чтении, который и был одобрен на пленарном заседании 15 марта. Документ отразил все вопросы, которые нам задавали избиратели, и станет «дорожной картой» по дальнейшей работе над законом. Нам важно, чтобы нормативный акт, который в итоге примет Госдума, отражал все ожидания людей, чтобы он решал вопросы садоводческой деятельности более 60 миллионов наших сограждан.

- Многие из них теперь думают, быть ли им вообще в товариществе или срочно выходить…

- Я понимаю эти опасения. У нас огромная страна, и ситуация с садоводческим хозяйством, например, в Усть-Илимском районе Иркутской области одна, а в Подмосковье — другая. Поэтому мы и должны предусмотреть в законопроекте регулирование различных вариантов ведения садоводческого хозяйства. И в индивидуальном порядке, и в рамках некоммерческого объединения. Каждый должен сделать для себя выгодный и комфортный  выбор.

Законодательство о садоводах в России не менялось более 10 лет, и за это время люди для себя решали многие вопросы так, как у них получалось.

Прошу не забывать, что законодательство о садоводах в России не менялось более 10 лет, и за это время люди для себя решали многие вопросы так, как у них получалось. То есть у нас сейчас, фактически, отправная точка — новая страница истории садоводческих товариществ. Законопроект, напомню, обсуждался на парламентских слушаниях 10 ноября 2016 года, в рамках которых получил неоднозначную оценку. В комитет тогда поступило около 60 замечаний и предложений, все они были рассмотрены.

А в эти дни, кстати, в Москве проходит Съезд общероссийской общественной организации «Союз садоводов России», в работе которого примут участие делегации из 75 регионов страны.

- Садоводы встревожены, например, возможным банкротством товарищества по суду и обязанностью расплачиваться за соседа, который вовремя не внёс деньги за электричество. Как успокоить граждан?

- Действительно, сейчас неясно, какой ущерб может понести каждый конкретный человек, потому что в законодательстве вопрос чётко не прописан. Именно такие вопросы мы и будем уточнять ко второму чтению.

- А непосредственно в комитет много поступает предложений?

- Мы каждый день получаем письма на эту тему. Их много. Будущее садоводческих объединений — одна из самых острых тем. К нам поступают не только предложения, но и жалобы, а иногда и детальные разборы законопроекта с правками, аргументами и конкретными примерами из жизни. 

Это очень полезно, важно и заставляет почувствовать ответственность, которая лежит на парламентариях в связи с принятием этого законопроекта. Только от представителей садоводческого движения было рассмотрено более 200 обращений. Все они были систематизированы.

- Нужные и интересные были?

- Мы многое почерпнули. В этих письмах было много реальных историй. Страна у нас огромная, и ситуации разные, а потому надо учитывать все возможные варианты. Тем более что есть много похожих вопросов. Например, по поводу так называемой лесной амнистии. Тема напрямую связана с садоводством, потому что очень многие садоводческие участки сейчас находятся, как выяснилось, на землях лесного фонда.Соответствующий законопроект, с одной стороны, станет реабилитацией для большого числа добропорядочных граждан, чьи земли пересеклись с землями лесного фонда. С другой -  нельзя допустить огульного переоформления спорных земель. Сегодня есть большое расхождение в их количественных данных у Росреестра и Рослесхоза. Теперь надо тщательно перерабатывать всю лесоустроительную документацию.

Нам надо понять главное: когда речь идёт о природных ресурсах, важно не мыслить абстрактно и принятыми шаблонами, а работать с конкретными примерами.

- К регионам за данными обращались?

- Конечно, прежде чем приступить к обсуждению законопроекта, мы обратились ко всем регионам и посмотрели, насколько отличаются их данные от тех, которые предоставляют федеральные органы власти. У последних площадь пересечений земель лесного фонда составляет 1,7 миллиона гектаров, а по данным регионов выходит около 4 миллионов гектаров. Речь идёт и о лесных посёлках — бывших леспромхозах. Там с советских времён до сих пор проживает достаточно много граждан, и сейчас их желание распоряжаться своей собственностью в полном объёме ограничено действующим законодательством. Они не могут ни благоустраивать свои территории, ни перестраивать свои дома…

- Но есть и противоположные примеры?

- Их довольно много. Скажем, приезжаем мы на участок, который по документам значится, как лесной посёлок, а там гольф-клуб. Подобное недопустимо.

В любом случае должны быть в приоритете земли особо охраняемых природных территорий, водоохранных зон и других особо охраняемых территорий. Решение о переводе земли из одной категории в другую, вне зависимости от тех данных, которые есть в реестре недвижимости или в лесном реестре, в основном должны решаться через суд.

Нам надо понять главное: когда речь идёт о природных ресурсах, важно не мыслить абстрактно и принятыми шаблонами, а работать с конкретными примерами и ситуациями, привлекать к разработке законопроектов общественность,  прислушиваться к её мнению, идеям. Это наша основная задача, и мы её будем реализовывать.



Автор: Ксения Редичкина

Просмотров 3037

16.03.2017

Популярно в соцсетях