Недовольство властью в Румынии зародилось не вчера

Политолог Павел Кандель рассказал «Парламентской газете», чем может закончиться противостояние президента и премьера на фоне массовых протестов

03.02.2017 18:43

Автор: Дмитрий Гончарук

Недовольство властью в Румынии зародилось не вчера
Массовые протесты в Бухаресте. Фото: Reuters

Сотни тысяч протестующих вышли в ночь на пятницу на улицы румынских городов. В стране разразился самый острый политический кризис за четверть века.

Наиболее масштабная манифестация прошла в Бухаресте. Тысячи демонстрантов участвовали в акциях протеста в Сибиу, Клуже, Тимишоаре, Галаце, Яссах. Акции протеста в Румынии продолжаются более 10 дней. Массовое недовольство вызвало решение правительства об амнистии: на свободе могут оказаться чиновники, осуждённые за коррупцию.

Премьер-министр Румынии Сорин Гриндяну уже заявил, что не станет отменять постановления о внесении поправок в Уголовный кодекс. А вот президент Румынии Клаус Йоханнис, поддерживающий протестующих, потребовал в срочном порядке письменных объяснений от руководителей МВД и жандармерии по поводу провокаторов среди мирных демонстрантов.
Заведующий сектором этнополитических и межгосударственных конфликтов Института Европы РАН Павел Кандель рассказал «Парламентской газете», чем может закончиться для румынских властей народное недовольство и противостояние президента и премьера.

- Павел Ефимович, стали ли неожиданностью для румынских властей столь массовые протесты в Бухаресте и других городах?

- Что касается недовольства властью, то оно в Румынии сейчас действительно велико и не вчера зародилось. Отношение к политическому классу там крайне скептическое, впрочем, как и в соседних балканских странах. По всем опросам, парламенты и правительства в регионе пользуются гораздо меньшей популярностью, чем в Западной Европе, а партии как институт в целом — и вовсе на дне рейтинга.

Интерес Социал-демократической партии в амнистии очевиден: они хотят амнистировать многих своих видных представителей, в том числе и нынешнего лидера Ливиу Драгню. Сейчас он ограничен в правах, поскольку был привлечён к суду за махинации на выборах, что не позволило ему занять премьерский пост. В то же время социал-демократы утверждают, что борьба с коррупцией, которая начата по инициативе президента Йоханниса, очень выборочная, и под этим предлогом сводятся счёты с политическими противниками. Большинство обвиняемых оказывается из рядов социал-демократов, а совсем незначительная часть — из числа сторонников ныне оппозиционной Национал-либеральной партии.

- Многотысячные акции протеста в Румынии — это проявление народного гнева или всё же за ними стоит оппозиция?

- Понятно, что проигравшие недавние выборы национал-либералы и представляющий их президент поддерживают эти протесты, причём в том числе и финансово-организационно. Клаус Йоханнис даже принимал участие в демонстрации. Финансируемые из западных фондов неправительственные структуры тоже оказывают поддержку. ЕС и США давно требуют от Бухареста: «Ребята, хватит воровать!» Им обидно, что вливания в экономику Румынии расходятся по карманам чиновников.

- Получается, что национал-либералы просто подхватили волну недовольства? Ведь оно пошло из социальных сетей, напоминая модели «цветных революций».

- Технологии «цветных революций» в Румынии, безусловно, присутствуют. Это неудивительно, потому что они размножены едва ли не в учебных пособиях «для чайников» и доступны любому. Партии ими давно овладели и на Балканах используются по крайней мере года три-четыре. Что примечательно, у нас «цветные революции» всегда связывают с использованием некоего внешнего фактора. В Балканском же регионе мы можем наблюдать «бесцветные революции», когда внешнему фактору совершенно безразлично, кто будет у власти в стране. И социал-демократы, и национал-либералы в Румынии придерживаются проевропейского, проамериканского курса.

- Если мы говорим о всеобщем разочаровании в основных партиях, то не могут вырваться вперёд  те же крайне правые, как «Йоббик» в соседней Венгрии?

- Есть партия «Великая Румыния», но в последние годы она проваливалась на всех выборах, окончательно маргинализировавшись. Но то, что сейчас существует массовый запрос на обновление политической сцены, появление новых лиц, организаций, безусловно. И это касается не только Румынии.

- Как могут повлиять возможные изменения в политической картине на давнюю идею объединения с Молдавией?

- Сама тема время от времени всплывает. Президент — человек более осторожный и заявляет, что Бухарест за теснейшие связи с Кишинёвом и вопрос об объединении может стоять на повестке дня только тогда, когда оба народа будут к этому готовы. А вот экс-премьер Траян Бэсеску, пытаясь продлить своё политическое существование. Явно попытаются сыграть на этой теме. Но сейчас у Румынии для этого просто нет сил, в первую очередь, экономических.

- Как вы считаете, повлияют ли протесты на решение властей об амнистии?

- Правительство явно даёт понять, что не собирается отказываться от своего декрета. А насколько у него хватит сил противостоять движению противников амнистии, зависит от его массовости и долговременности. Для поддержания протестов нужны побудительные стимулы и немалые финансовые средства. Будут ли они задействованы? Пока неясно. Остаётся только наблюдать.


Павел Ефимович Кандель — кандидат исторических наук, заведующий сектором этнополитических и межгосударственных конфликтов Института Европы РАН. Окончил Исторический факультет Московского государственного университета в 1970 году. Работал в Институте международных экономических и политических исследований РАН (1970-1990гг.) и в Институте Европы РАН (с 1990 года). Автор многих работ по внешней и внутренней политике стран Центральной и Восточной Европы и России, этнополитическим конфликтам на Балканах и на постсоветском пространстве.

Просмотров 3333