Кудрин повторяет ошибку замполита

Глава ЦСР заявил, что его программа для президента главнее

Глава совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин сообщил восьмого августа, что новая программа экономического развития страны будет представлена Президенту России к будущей весне. При этом на встречах у президента будут поэтапно уточняться задачи, а к концу подготовки «мы в значительной степени должны отражать позицию главы государства», заявил Кудрин агентству «Интерфакс».

Оппоненты почти не видны

Это заявление Кудрин сделал спустя две недели после того, как появилась информация о том, что Президент России Владимир Путин поручил доработать альтернативную программу экономических реформ, известную как концепция Столыпинского клуба, с тем, чтобы сформировать на её основе среднесрочную стратегию развития страны. Помимо собственно содержательной части, этот факт мог свидетельствовать о том, что приходит конец безраздельной монополии либералов в течение последней четверти века с небольшим «примаковским» перерывом на обладание экономической истиной в последней инстанции. Соответственно, могут пострадать в результате организационно-кадровых изменений и вполне конкретные материальные интересы отечественных и транснациональных группировок, экономические воззрения которых объективно транслирует  Алексей Кудрин.

Разумеется, без ответа подобная информация остаться не могла. И Кудрин ответил, выдержав дипломатическую двухнедельную паузу. Главный вывод из его речи, ради которого, собственно, Алексей Леонидович, видимо, и нарушил молчание, заключается в том, что глава государства поддержит программу ЦСР, а не альтернативные предложения. «Я предполагаю, что наша программа будет использоваться в значительной степени», — уверен бывший министр финансов.

Экономика определяет политику

На чём же основана такая уверенность? На каких экономических аргументах и анализе конкурентных программ? Об этом глава ЦСР умолчал. Более того, концепцию Столыпинского клуба Алексей Кудрин назвал политическим проектом, так как она стала основой программы «Партии Роста», и по этой причине отказался её обсуждать. Иными словами, знатный экономист признал, что политические лозунги определяют состояние экономики, и по этой причине обсуждать соображения оппонентов не имеет смысла.

Приношу извинения за личные ассоциации, но мне логика Кудрина напомнила уровень мышления моего армейского замполита, который утверждал, что политика определяет экономику. А на идеологически невинный вопрос, почему же французские монархисты-аристократы, обладая всей полнотой политической власти, не смогли триста лет назад противостоять разбогатевшим буржуа, старший лейтенант, выпускник не самого известного училища, посоветовал не быть самым умным, а конспектировать, что говорит коммунист.

Но Алексей Кудрин, известнейший теоретик и практик либерализма, не может не знать, что политика — это продолжение экономики. Так было всегда, и до коммуниста Карла Маркса, и после монетариста Милтона Фридмана. Да что за примерами далеко ходить: либеральные реформы 90-х, включая приватизацию, были проведены в интересах и под влиянием нарождавшихся олигархических группировок. Они получили выгоды от этих преобразований, потеряли же в большинстве граждане России. Или предложения держать в американских долговых обязательствах сверхдоходы от экспорта сырья, что прославило министра финансов Кудрина: объективно этот процесс играл в пользу американского финансового сектора, контролируемого частными структурами, а вовсе не на интересы развития страны, что на Петербургском форуме косвенно признал нынешний министр финансов Антон Силуанов.

Поэтому вполне естественно, что в рамках демократических процессов некая партия идёт на выборы с экономической программой, подразумевающей политические изменения. А не наоборот. Вот и проанализировать бы, кому выгодна столыпинская концепция, а кто проиграет в результате её реализации, и насколько она соответствует конституционному принципу социального государства и равенства всех форм собственности. Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что предложения столыпинцев подразумевают, например, перераспределение материальных потоков в пользу новых государственных центров развития от олигархических группировок, что, разумеется, не может нравиться последним. Может быть, в этом стоит искать причину того, что либеральные круги во главе с Алексеем Кудриным пытаются не заметить альтернативную программу? Ведь выход из кризиса по тому же Кудрину возможен, в частности, за счёт тех же пенсионеров, которым необходимо повысить возраст ухода на заслуженный (но не всегда оплачиваемый вследствие либеральной политики) отдых?

Единственная претензия к политическому характеру программы «Партии Роста» может заключаться в том, что столыпинская концепция не соответствует по масштабам изменений и глубине переработки не самому высокому уровню и влиятельности этой новой партии. Разработка академика Сергея Глазьева, предпринимателя Бориса Титова, помощника президента Андрея Белоусова и других профессионалов высочайшей квалификации — стратегический документ, который составил бы гордость и основу экономической программы партий масштаба КПРФ или «Единой России». Впрочем, в этих политических структурах в той или иной степени мысли столыпинцев учтены. А вот предложения либералов-монетаристов упомянуты дежурными фразами, ради приличия, что называется. Если не считать, конечно, срочно  гальванизированную к выборам партию «Яблоко».


Просмотров 13192

08.08.2016

Популярно в соцсетях