ГКЧП и театр абсурда

Эти дни — с 18 по 23 августа — не помечены красным цветом в российском календаре. Россияне постарше стараются о них не вспоминать, а молодежь не знает и не хочет знать, какие события произошли тогда и как они отразились на истории страны. 19 августа огромная и великая страна, зомбированная и измученная забытыми ныне лозунгами: перестройка — гласность — ускорение, проснулась под звуки транслировавшегося по всем телеканалам «Лебединого озера» и узнала, что власть в стране изменилась.

Вернее, перешла от, якобы, больного и неспособного к управлению президента СССР Михаила Горбачева к Государственному комитету по чрезвычайному положению во главе с вице-президентом СССР Геннадием Янаевым. Советским людям, уже привыкшим за несколько предыдущих лет к относительной свободе и «дикой» демократии, странно было видеть на улицах Москвы автоколонны с вооруженными солдатами, вереницы бронетехники. Под танки кидались, размахивая авоськами с утренними покупками, сердобольные женщины кормили испуганных солдатиков пирожками и мороженым.

Все это создавало впечатление тревожного абсурда, которое лишь усилилось после пресс- конференции членов ГКЧП. Проходила она в здании нынешнего агентства РИА «Новости», транслировались по всей стране. Выступления тех самых членов никакой ясности не вносили, а операторы, наверное, специально крупным планом постоянно показывали дико трясущиеся рука Геннадия Янаева. Впрочем, это было прекрасно видно и журналистам в зале. Тряска рук, невнятица объяснений происходящего, усилили хаос в наших головах. Помню, как выходя на улицу, мы всерьез обсуждали то ли они там, в ГКЧП, все с похмелья, то ли бояться чего то. Ответ не нашли и разъехались по редакциям.

Глядя на те события из дня сегодняшнего, впечатление складывается иное и напоминает не абсурд, а, скорее, спектакль. Может быть, не очень умело разыгранный, но, зато, грандиозный по масштабам и с колоссальной бесплатной массовкой. Президент СССР Горбачев уезжает в Форос как бы лечиться. На закрытых дачах собираются влиятельные люди того времени и решают взять тяжкое бремя власти, создав ГКЧП, о чем и объявляют публично. Другой президент — России — Ельцин, залезает на танк, вовремя появившийся около Белого дома и становится лидером сопротивления то ли путчу, то ли попытке переворота (историки пока так и определились однозначно, что же на самом деле было). На столичных площадях солдаты, бронетехника и толпы людей, желающих своими телами защищать демократию.

Занавес этой малохудожественной постановки падал несколько дней. И почти упал, когда основные члены ГКЧП были арестованы 22 августа, Горбачев привезен из Фороса, над Белым домом взвился российский триколор и у его стен прошел действительно многотысячный митинг защитников. Толпа не безмолствовала, толпа ликовала.

Одно до сих пор остается непонятно — зачем оно все было? Позже, после следствия, суда и оправдательного приговора некоторые члены ГКЧП заговорили о том, что вынуждены были так поступить, чтобы помешать подписанию нового Союзного договора, который, по их мнению, ликвидировал бы Советский Союз. Возможно, и такие цели преследовались, кто, на самом деле знает. Но, представляется, что свои цели были и у других политических сил, задействованных в этом спектакле. У так называемых демократов, которым союзный центр мешал строить такую страну, какой они ее видели. У политических элит союзных республик, по-своему понимавших процессы децентрализации власти. У внешних сил, наконец, приложивших колоссальные усилия для развала СССР и его уничтожения как геополитического противника, да только он, почему-то не спешил разваливаться. А все остальные спешили.

Сразу после августовских событий в Москве о своем выходе из состава Советского Союза заявило большинство союзных республик — те, кто не успел (или не хотел) делать это раньше. Свершилось то, что впоследствии было названо величайшей геополитической катастрофой ХХ века. Грандиозный финал августовского спектакля. И вот теперь, наконец, занавес.

Просмотров 1201

20.08.2015 12:43