Партиям тесно на одном диване

Малые политические союзы не хотят объединяться друг с другом

Партии появляются в России как грибы после дождя. И на левом политическом фланге, и на правом, и в центре всё занято. Поэтому объединяющим принципом сегодня может стать всё что угодно. Есть партия умных и партия здоровых. Отдельными колоннами проходят садоводы и автомобилисты. Добрый десяток партий выступает за развитие страны, еще десять — за её безопасность. Не меньше пятнадцати ратуют за социальную справедливость. Почему же при одинаковых заявленных целях и задачах, имея схожие названия, «малыши» не консолидируются, чтоб не пропасть поодиночке на ближайших выборах?

Зелёный и ещё зеленее

На данный момент 69 партий имеют право участвовать в выборах. Избирателю хорошо известны первые четыре в этом списке. Остальным придётся приложить немало усилий, чтобы получить представительство в законодательных собраниях. Но для начала нужно хоть как-то растолковать гражданам свои отличия от конкурентов.

Партия «Зелёные» и «Альянс зелёных» для электорального глаза одного цвета. Одна борется за свободного счастливого человека в благоприятной окружающей среде. А другая — за свободное волеизъявление и благоприятную окружающую среду для каждого гражданина. Но под внешней схожестью скрываются глубинные противоречия.

«Зелёные зелёным рознь. У нас нет цели с кем-то объединяться, чтобы выиграть в массовости, — говорит руководитель информационно-аналитического управления партии «Зелёные» Александра Аставина. — Мы выступаем за традиционные ценности: семья, здоровое материнство и так далее. А «Альянс зелёных», насколько я понимаю, хочет, чтобы их признали европейские коллеги, поэтому им надо поддерживать в том числе и сексуальные меньшинства. А мы против однополых браков».

Ещё две партии, судя по названиям, отстаивают права женщин. Но лидеры обоих союзов первым делом сообщили мне, что гендерный признак не главное.

Председатель «Женского диалога» Елена Семерикова говорит, что предложений объединиться от партии «За женщин России» не поступало, но зато желание консолидироваться изъявила «Партия национальной безопасности России». «Мы считаем, что без мужчин у нас не будет диалога, — призналась Елена Семерикова, — значит, мы не получим результата, а партия нацелена на успех и победу. Кстати, многие руководители наших региональных отделений — мужчины».

По её мнению, «в России достаточно и двух партий», потому что «путаница безумная». Но время всё расставит по своим местам — «выживут сильнейшие, произойдёт естественный отбор, как в дикой природе».

Вопрос «почему не вместе» я задала и лидеру партии «За женщин России» Галине Хавраевой. Она ответила, что «пока не нашла людей, с которыми мы одинаково думаем и смотрим в одну сторону».

«Если честно, то мысли об объединении у меня в голове не возникало, — говорит Галина Хавраева. — Сейчас все хотят быть самостоятельными и продвигать свои выпестованные программы и идеи».

Движущая идея её партии — решение семейных проблем. И она нашла отклик в сердцах россиян. Шесть членов партии получили депутатские мандаты в городских парламентах, а один прошёл в Государственное собрание Якутии. Сейчас в Ил Тумэне представлены пять партий: полноценные фракции «Единой России», КПРФ, «Справедливой России» и по одному депутату от ЛДПР и партии «За женщин России».

Лови волну

Малые партии в нашей стране называют «диванными», мол, вся команда уместится на одном диване. И дебаты их кухонные. Заместитель председателя Комитета Государственной Думы по охране здоровья Олег Куликов уверен, что объединение им не поможет. «Им вообще ничего не поможет, ноль к нулю даст ноль, — пригвоздил депутат. — Новая сильная партия не выскочит как чёртик из табакерки. Нужно хотя бы две-три знаковые политические фигуры, чтобы вокруг них нарастить электоральную массу. Партийный лидер должен быть и интеллектуален, и энергичен, и креативен, и пассионарен. Средний человек не сможет сплотить вокруг себя большое количество людей, разделяющих его взгляды. Но и это будет искусственным образованием вне условий политических потрясений. Когда штормит, партия может собраться молниеносно: кто волну подхватит, тот и выплывет».

Пока же мы наблюдаем всплеск личных амбиций, каждый мнит себя лидером партии. Социологи считают, что поколение 30-40-летних, а именно они сейчас выходят на политическую арену, в принципе не способно объединиться. Это поколение индивидуалистов. Не выдержав испытание выборами, многие партии просто исчезнут. Остальные продолжат существование в спящем режиме в ожидании подходящего исторического момента. Но когда возникает видимая необходимость в новой политической силе, конструируются партии-эпизоды. Они ярко вспыхивают и быстро гаснут.

Назад в будущее

«Наше политическое пространство давно и прочно поделено с учётом сложившихся пристрастий населения», — полагает Олег Куликов.

В таких условиях предложить что-то принципиально новое почти невозможно. Меня как избирателя заинтересовала «Монархическая партия». Не новация, но на общем фоне выглядит свежо. Это не права садоводов отстаивать, а всё же заявка на смену государственного строя. Партия «Рождённые в СССР» радует широтой охвата потенциальной аудитории. Но обещает перемены на основе «ментальной памяти». То есть опять назад в будущее. А вот «Умная Россия»! Но умом Россию не понять…

Изучаешь программы партий и биографии лидеров и начинаешь чувствовать острое желание создать что-то своё, эдакое. Есть консерваторы с либерально-демократическими взглядами. Почему бы не выступить левым монархистом?

И представители партий, и парламентарии, и политологи в один голос предвещают, что идея многопартийности дойдёт до абсурда и захлебнётся.

«В ближайший год мы будем наблюдать уже не рост числа партий, а их сокращение, — прогнозирует лидер «Трудовой партии России» Сергей Вострецов. — Не все смогут собрать достаточное количество подписей для участия в выборах. В избирательных кампаниях и так принимает участие от силы половина. Реально конкурируют за мандаты с десяток. До 2016 года хорошо если доживут партий двадцать».

Ментальная память выносит воспоминание о единственной в государстве партии. И если сейчас собрать всех россиян, кто когда-то в неё входил, это будет, наверное, самое крупное политическое объединение в стране.

Надежда Арабкина

Вадим Соловьёв,

заместитель председателя Комитета Государственной Думы по конституционному законодательству и государственному строительству:

- Конституцией предусмотрено идеологическое многообразие. Но 500 человек для создания партии слишком мало. На мой взгляд, разумнее было бы установить барьер в пять тысяч. Если у партии есть идеология и программа, то найти поддержку у такого количества людей не представляется сложным. Но парламентское большинство выступило за число 500. Началась массовая регистрация партий, что, возможно, и неплохо, но ведь возникла неразбериха. К примеру, сейчас зарегистрированы четыре коммунистические партии. Ещё четыре подали заявки в Минюст. Очень сложно объяснить избирателю, какое отношение они имеют друг к другу и какие идеи продвигают. Был случай, когда в выборный список одна из вновь созданных партий включила покойника.

Алексей Макаркин,

вице-президент Центра политических технологий:

- Сходные названия партий могут быть и простым совпадением, потому что используются слова, понятные и близкие той или иной социальной группе избирателей. Рабочие - труд, пенсионеры - справедливость. Объединиться им трудно, потому что идеи - разные, хотя и ориентированы на одну и ту же целевую аудиторию. И если одна партия объединила популярных политиков, а другая выросла из сильного общественного движения, то они составляют друг другу серьёзную конкуренцию. Каждая имеет хорошие шансы на победу. Зачем же им сливаться? Другое дело - партии-двойники. Они умышленно оттягивают голоса у известных партий, схожими названиями путая избирателя. За ними ничего не стоит: они не отражают интересы социальных групп, это откровенно политтехнологические проекты. Само количество партий уже так велико, что в какой-то момент маятник качнётся в другую сторону - требования к политическим объединениям ужесточатся.

Партии обяжут публиковать данные о финансировании выборов

Политические партии могут обязать  публиковать в интернете сведения о финансировании региональных и местных выборов. Соответствующий законопроект в минувшую субботу в Государственную Думу внес Президент России Владимир Путин.

Документ, внесенный главой государства, предусматривает административную ответственность за нарушение правил финансирования деятельности партий, не связанной с их участием в выборах и референдумах.

В соответствии с проектом закона, предлагается публиковать в Интернете сведения о финансовых операциях по расходованию средств из избирательного фонда, фонда референдума и о внесенных в эти фонды пожертвованиях при региональных и местных выборах и референдумах. При этом предлагается вдвое снизить размер финансовых операций, сведения о которых должны быть обязательно обнародованы. Так, если речь идет о выборах президента РФ, то должны публиковаться данные об операциях из избирательного фонда кандидата свыше 100 тыс. рублей (сейчас 200 тыс.). Помимо этого, предусматривается административная ответственность за нарушение порядка финансирования деятельности партии, не связанной с ее участием в выборах.

Документ предусматривает штрафы от 10 до 20 тыс. рублей за незаконное использование партией денежных средств и иного имущества при финансировании своей деятельности, не связанной с участием в выборах и референдумах.  Гражданин, незаконно финансирующий партию, будет оштрафован на сумму от одной до 1,5 тыс. рублей, должностное лицо — от 2 до 3 тысяч, а юридическое — от 20 до 30 тысяч.

«Законопроект подготовлен в соответствии с международными обязательствами Российской Федерации и рекомендациями Группы государств против коррупции по теме «Прозрачность финансирования политических партий», — отмечается в тексте пояснительной записки.

«Это мера должна повысить уровень доверия населения к партийным структурам, увеличить их авторитет на федеральном и региональном уровнях, — считает гендиректор Центра политической информации Алексей Мухин. — Небольшие штрафы можно объяснить тем, что тут важен не размер, а сам факт зарегистрированного нарушения».

Алексей Зудин,

Член экспертного совета Института социально-экономических и политических исследований:

— Предложенные президентом меры по усилению отчетности партий укладываются в шаги властей по выстраиванию современной партийной системы. И в данном случае эти шаги, эти действия в целом можно обозначить как совокупность стимулов и ограничителей. Ярким примером стимула было облегчение режима создания политических партий. Ну а в качестве примера дисциплинирующего ограничителя можно назвать недавние действия в области партийного финансирования. Должны учитываться и деньги, которые расходуются не только на федеральные кампании, но и на региональном уровне — по-моему, это только естественно.

Что касается усиления ограничений на индивидуальные взносы, то что ж, ведь можно смотреть на эти вещи по-разному. Одни увидят в этом явную ограничительную меру,  другие — стимулы для партий быть более демократичными в попытках выстраивания своей финансовой базы. В конце концов, мелкими порциями можно собрать гораздо более значимые суммы, если ты активно и широко работаешь со своими сторонниками, причём делаешь это постоянно. Эти ограничения совершенно неверно отождествлять с запретами. Речь идёт о дисциплинирующих мерах. В данном случае эти меры направлены на то, чтобы финансирование партии со стороны общества не оказалось подчинено каким-то узким интересам, либо влиятельным физическим лицам.

Что касается предложенных в законопроекте штрафов — у нас часто невысокий уровень санкций в количественном измерении воспринимается как некое недомыслие со стороны власти, либо попустительство. Я думаю, что речь идёт ни о первом, ни о втором. Эти санкции должны выполнять сигнальные функции. Главное тут — отделить сферу противозаконного. В этом, на мой взгляд, и состоит основное предназначение такого рода санкций.

Повтор в названиях, особенно созвучных популярным парламентским партиям, я считаю намеренным действием, чтобы откусить 1-2 процента голосов на выборах у лидеров. В принципе я сторонник многопартийной системы и избирательных блоков. Если маленькие партии имеют сходную программу, то почему бы им не разрешить блокироваться? Вполне вероятно, что такая возможность логично привела бы малые объединения к мысли слиться в более крупную партию, чтобы иметь больше шансов для победы на выборах депутатов в законодательные собрания.

Рассказываем доступно и наглядно, на что северная столица тратит деньги
Просмотров 1181