Шпионаж вне закона: лицензия на преступления британских спецслужб

В последнее время мы наблюдаем активную информационную кампанию против России, локомотивом которой являются власти Великобритании. Вместе с тем вряд ли у любого разумного человека складывается впечатление, что обвинения в адрес России имеют под собой какие-либо основания.

Целенаправленная политика по дискредитации России в глазах международного сообщества, направленная на формирование образа «угрожающего всему миру врага», ядром которой являются откровенно необоснованные допущения и предположения, с каждым днём становится все более насыщенной. Чего стоит только выступление руководителя разведывательной службы Великобритании MI6 Алекса Янгера в Сент-Эндрюсском университете 3 декабря, в ходе которого он указал на «попытки дестабилизации внутриполитической и общественной обстановки в Великобритании со стороны Российской Федерации». Однако активно насаждаемый Великобританией миф о России как государстве, постоянно вмешивающемся во внутреннюю политику других стран и не предпринимающем мер, направленных на защиту прав собственных граждан, в контексте внутренней политики самой Великобритании не может вызывать ничего, кроме скепсиса.

Так, 4 октября 2018 года в ходе заседания Трибунала по расследованиям (специального судебного органа Великобритании) было раскрыто секретное письмо бывшего премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона от 27 ноября 2012 года № 12/265, адресованное являвшемуся в то время судьей Сэру Марку Уоллеру, фактически раскрывающее наличие законной санкции со стороны британских властей на осуществление преступлений сотрудниками спецслужб.

Что интересно, в письме указывается на наличие сложившейся в течение длительного времени практики в отношении специальных служб в целях обеспечения исполнения ими функции по защите национальной безопасности, в частности, речь идет о санкционировании совершения сотрудниками спецслужб преступных действий, когда это является необходимым и целесообразным.

Активно насаждаемый Великобританией миф о России как государстве, постоянно вмешивающемся во внутреннюю политику других стран и не предпринимающем мер, направленных на защиту прав собственных граждан, в контексте внутренней политики самой Великобритании не может вызывать ничего, кроме скепсиса.

Более того, Кэмерон в письме также отметил, что судья не должен выносить конкретное решение относительно законности соответствующих действий, а также выражать мнение о необходимости передачи материалов дела государственному обвинителю.

4 октября 2018 года также впервые было опубликовано Руководство для сотрудников спецслужб, которые задействованы в совершении преступных действий (Guidelines on the use of agents who participate in criminality), пункт 5 которого напрямую закрепляет, что уполномоченное лицо правомочно в отдельных случаях разрешить участие того или иного сотрудника спецслужб в преступной деятельности.

Вместе с тем ранее, 2 марта 2018 года, премьер-министром Великобритании Терезой Мэй было опубликовано секретное распоряжение относительно осуществления сотрудниками спецслужб преступной деятельности, в котором указано, что Уполномоченный по осуществлению следственных полномочий (Investigatory Powers Commissioner) следит за работой спецслужб и, в частности, осуществляет надзор за «участием сотрудников спецслужб в преступной деятельности».

Придание публичности подобным документам подтверждает наличие юридической санкции со стороны британских властей на осуществление специальными службами преступлений в целях так называемой «защиты национальной безопасности». Безусловно, это должно как минимум вызвать сильную обеспокоенность в международном сообществе, поскольку серьёзным образом ставит под сомнение правовой фундамент современных правопорядков — принципы верховенства права и правового государства — две ключевых основы государственности, которые заложены в юридический базис всех современных демократических государств, стремящихся к максимизации уровня защиты прав и свобод человека.

Само по себе юридическое закрепление допустимости совершения преступлений сотрудниками специальных служб позволяет говорить о грубом попирании правовых ценностей британскими властями, лицами, которые несут ответственность за принятие такого рода решений.

Британские власти, упрекая Россию в нарушении национального законодательства различных государств и норм международного права, демонстрируют всему миру, как легко сами пренебрегают принципом правового государства и санкционируют совершение преступлений сотрудниками спецслужб. Вероятно, верховенство права, к которому с самым глубоким почтением относится уже не одно поколение британских подданных, стало помехой для властей в их стремлении обеспечить так называемую национальную безопасность посредством реализации политики «так или иначе», состоящей в предоставлении сотрудникам разведывательных служб права нарушать закон практически без каких-либо ограничений.

Само по себе юридическое закрепление допустимости совершения преступлений сотрудниками специальных служб позволяет говорить о грубом попирании правовых ценностей британскими властями.

Очевидно, что такого рода пренебрежение принципом верховенства права со стороны британских властей подрывает доверие как к политикам, так и к правовой системе. Все это, безусловно, говорит о девальвации принципа верховенства права в юрисдикции, которая некогда считалась эталонной, которую всегда было принято приводить в пример, говоря о том, как лучше может функционировать тот или иной институт или правовой принцип.

Более того, очень большие вопросы вызывает и само по себе вмешательство премьер-министра Великобритании в отправление правосудия, когда в адрес судьи направляются письма о том, каких аспектов при подготовке мотивированного решения судье следует избегать. Такая форма воздействия на суд является ничем иным, как нарушением принципа независимости суда, что также способствует девальвации ценности права в Великобритании.

Стоит отметить, что ставшие известными в процессе заседания Трибунала по расследованиям факты не являются, к сожалению, чем-то совершенно неординарным для современной системы государственного управления Великобритании. Так, довольно широкое общественное обсуждение получили обстоятельства, связанные с участием разведывательных органов Великобритании в деятельности проекта Integrity Initiative, цель которого невозможно определить иначе, как манипулирование общественным мнением. Не меньший общественный резонанс вызвало обнародование информации о британском проекте Duco, в рамках которого компания Cambridge Analytica по заданию британского правительства осуществляла анализ поведения пользователей в сети Интернет на предмет определения реакции пользователей на различные заявления властей Великобритании.

В связи с изложенным хочется надеяться, что когда-то страны, которые априорно ассоциируют себя с эталоном правового государства, все же возьмут тренд на разумную риторику в отношении России, а не будут постоянно учить нас, как следует выстраивать правовые институты, и какую вести внутреннюю и внешнюю политику.

Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 1590

17.12.2018 12:47



Загрузка...

Популярно в соцсетях