Кто хозяин в Арктике?

К заседанию Экспертного совета по Арктике и Антарктике при Председателе СФ

Арктика в последние десять лет стала центром мировой политики. Арктические государства стали более интенсивно совершенствовать своё национальное законодательство с прицелом на экономическое развитие своих арктических зон. Однако и другие страны, весьма отдалённые от этой территории планеты, проявляют желание вести научную, экономическую и хозяйственную деятельность в верхних широтах. Ряд экспертов даже прогнозирует возможность силового передела сфер влияния в Арктическом регионе. Наибольшую активность среди государств проявляет Китай. Насколько серьезны его намерения?

На этот и другие вопросы «Парламентской газеты» отвечает российский учёный-арктиковед Михаил Жуков.

- Освоение Арктики, наряду с освоением космоса и созданием системы скоростных дорог, стало одним из национальных проектов Китая. В основу арктической стратегии Китая положена концепция «Северного Шелкового пути», сформулированная представителем Даляньского морского университета Ли Чжэньфу, исходящего в своих геополитических воззрениях из базового принципа геополитики Китая: «Девятнадцатый век — век унижения, двадцатый — век возрождения, двадцать первый — век триумфа».

Анализ докладов, выступлений, заявлений научных и военных деятелей Китая показывает, что они очень серьёзно и всесторонне прорабатывают основы своей политики в Арктике. Так например, в докладе в Госсовет КНР Ли Чжэньфу подчеркнул: «Тот, кто получит контроль над арктическим маршрутом, будет контролировать новый путь мировой экономики… Арктика имеет серьезное военное значение, и другие страны признают этот факт». Китайский контр-адмирал Инь Чжо ещё в 2010 году продекларировал, что: «Арктика принадлежит всему миру, так что ни у одного народа нет над ней единоличной власти».

- Доступ к минеральным ресурсам Арктики в силу большого количества специфических причин весьма ограничен. Остаётся доступ к транспортным коридорам. На что конкретно рассчитывает Китай в Арктике?

- Как раз минеральные ресурсы в Арктике Китай интересуют в первую очередь, но в некоторой обозримой перспективе. Пока же Китай получает ресурсы из многих других регионов мира и по существенно меньшим ценам. Исходя из текущих интересов, Китай стремится получить широкий доступ к транспортным коридорам. По мнению китайских специалистов, используя арктические маршруты, КНР сможет снизить себестоимость морских перевозок на 120 млрд. долларов в год, значительно сократив время доставки грузов и расход топлива. Об этом же говорит в докладе «Китай готовится к Арктике, свободной ото льда» эксперт Стокгольмского Института исследования проблем мира Линда Якобсон. Маршрут Шанхай — Гамбург, проходящий от Берингова пролива на востоке до прохода между Новой землей и Землей Франца Иосифа на западе, на 6400 км короче южного. Нетрудно понять энергичные действия руководства КНР по завоеванию стратегических позиций в Арктике.

Заместитель директора Китайского Центра по изучению полярных территорий Управления исследований океана Ли Юаньшэн заявил о необходимости предоставления Китаю прямого доступа к Северному морскому пути: «Для нас вопрос освоения Арктики ключевой. И мы бы хотели, чтобы Россия не только пошла навстречу в исследовательском плане, но и предоставила благоприятные условия для прохода наших судов через свои воды». Эксперт Китайского института международных проблем Юань Цзунцзэ высказался еще откровеннее: «Северный морской путь является глобальным общим достоянием и не может управляться отдельными государствами». Исходя из этой риторики, существует вероятность того, что в будущем Китай может потребовать предоставления Северному морскому пути статуса нейтральных вод. Но и тут ситуация далеко не однозначная. Опираясь на этот прецедент, другие страны могут потребовать признания нейтральными водами пролива Хайнань между островом и материковой частью Китая.

- Насколько мне известно, есть российский Северный морской путь вдоль наших берегов, его ещё называют «восточный», а есть американский, который соответственно именуется — «западный». О каком именно транспортном коридоре идёт речь?

- Да, есть Северо-Западный проход возле берегов Канады и Аляски, есть Северо-Восточный проход возле берегов России, а есть Северный проход, который чаще именуют околополярным. О нём и идёт речь в связи с «таянием Арктики». Это путь, ведущий почти напрямик от Берингова пролива к нефте-газовым полям шельфа Норвегии, Дании (Гренландия) и Исландии вокруг наших арктических островов. Неслучайно именно с этими странами Китай выстраивает особые отношения в рамках Арктического совета. Более того, протяженность традиционного маршрута Северного морского пути вдоль российских берегов — 3500 морских миль, а протяженность околополярного маршрута — 2700 морских миль.

- И что, маршруты российского Северного морского пути могут оказаться никому не нужны?

- Не все так просто. Китай купил у Украины самый большой ледокол в мире — дизель-электроход «Снежный дракон». Он является самым большим в мире в таком классе кораблей, но он не рассчитан на льды более 1,5 метров толщиной. Китайцы заявляют, что строят ледокол, способный преодолевать льды 4,5 метров толщиной. Однако Китай никогда не утверждал, что он строит атомный суперледокол. А даже наш перспективный атомный ледокол ЛК-60Я с трехвальной гребной установкой и мощностью 60 МВт на валах рассчитан на 3-х метровые льды.

В реальности осваивать околополярные маршруты без наших атомных ледоколов вряд ли получится. Ситуация хорошо иллюстрируется на двух картах, показывающих зоны доступного плавания в Арктике для атомных и дизель-электрических ледоколов. Так что без нас в любом случае пока никак.

- Китай рвётся в Арктический совет. В мае 2013 года Арктический совет будет рассматривать заявку Китая на получение статуса постоянного наблюдателя. Каковы его перспективы?

- Они неопределенны. Формально Китай соответствует всем требованиям, активно демонстрирует стремления исследовать Арктику и работать в ней. Тем не менее, в 2009 году его заявка не была поддержана, в первую очередь, крупными странами — США, Канадой и Россий. Ничего личного. Члены арктического клуба вовсе не горят желанием его существенно расширять. Вот и Европейскому союзу тоже отказали.

- А как сейчас обстоит дело с составом Арктического совета?

- Три основные по масштабам страны я уже назвал. Помимо них в Арктический совет входят Дания, Норвегия, Швеция, Финляндия, Исландия. Великобритания, Франция, Германия, Голландия, Испания и Польша имеют статус постоянных наблюдателей. Китай, Италия и Южная Корея имеют статус временного наблюдателя (который мало что значит) и стремятся свой статус повысить. Заявку на обретение статуса постоянных наблюдателей подали также Япония и Евросоюз.

Китай организовывает поддержку со стороны небольших стран Арктического совета — Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии, Исландии. Правда, Норвежский Комитет в 2010 году присудил Нобелевскую премию мира китайскому диссиденту Ли Сяобо, в связи с чем Китай вынужден был заморозить отношения с Норвегией. Однако, приличное случаю время прошло, и отношения можно размораживать, что и происходит. На Пятой сессии Всекитайского собрания народных представителей 11-го созыва Уполномоченный представитель Государственного океанографического управления Китая Лу Бинь заявил: «Китай готов активизировать сотрудничество с другими странами, включая Канаду и Исландию, в области арктических исследований и реализовывать совместные соглашения по ее научному изучению».

- Какова позиция России. Ведь у нас с Китайской Народной Республикой развиваются добрососедские перспективные отношения. Недавний визит нового китайского лидера в очередной раз подтвердил это.

- Западные страны очень бы хотели нашего столкновения с Китаем в Арктике. Но нам это не нужно. Стратегически невыгодно это и Китаю, в отношении которого реализуется политика сдерживания и разворачивается «кольцо анаконды» из военных баз в Тихом океане. В ходе только что состоявшегося визита в Москву председателя Китайской народной республики Си Цзиньпина, судя по всему, союз наших стран упрочен. Об этом красноречиво говорит его выступление перед студентами и преподавателями МГИМО. Китаю нужны транспортные коридоры, в том числе на случай транспортной блокады, о чём много пишут западные прогнозисты. Китаю нужны природные ресурсы. Наша задача — действительно взаимовыгодное сотрудничество, умение отстаивать национальные интересы во взаимодействии с этими жесткими переговорщиками. Развитая законодательная база и эффективные собственные программы развития — хорошее подспорье в переговорах. Но, мы всегда должны помнить об уроках истории.

В период правления Александра III страны Запада на международной конференции заявили, что те страны, которые располагают большими природными богатствами, но не имеют ресурсов для их освоения, должны раскрыться перед развитыми странами, или их принудят к этому силой. Речь тогда шла вроде как о странах Африки. Но реальная политическая ситуация применительно к Африке такой декларации не требовала. Её и так успешно рвали на части. Да и кроме арабской Африки и Эфиопии там почти не было государств в полном смысле этого слова. Не к кому было обращаться. Декларация эта была «черной меткой» России. Но Александр III твердо знал, что у России только два преданных союзника — армия и флот. Никто и не посмел. Посмели при Николае II. А Троцкий начал раздавать концессии на природопользование на фантастических условиях. Потом был «плохой-нехороший» Сталин, решительно пресекший открытый грабеж. И долго еще потом свои богатства мы осваивали сами.

Теперь, после 10 лет обвального ухода из наших арктических, сибирских и дальневосточных земель и 10 лет медленного разворота, мы начинаем возвращаться в собственные кладовые. Но «черная метка» России вовсе не стала «историческим документом». Она столь же актуальна, как и сто пятьдесят лет назад, о чём нам неоднократно напоминали и Мадлен Олбрайт, и Маргарет Тетчер, и многие другие западные «цивилизаторы».

Нам необходимо оперативно развивать законодательную базу, обеспечивающую развитие арктических регионов, разрабатывать и реализовывать соответствующие государственные программы развития. Естественно, я имею в виду, в первую очередь, разрабатываемые проект Федерального закона «Об Арктической зоне Российской Федерации» и меры реализации положений Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года (утверждена Президентом России 20 февраля 2013 г.), но не только их. Сделать предстоит ещё очень много, а в гонке за контролем над мировыми ресурсами: «кто не успел, тот опоздал». Вот и Китай нам это наглядно демонстрирует.

Беседовала Ольга Стройнова



Ещё материалы: Михаил Жуков

Просмотров 648

26.03.2013

Популярно в соцсетях